День рождения Василия Аксенова

Василий Аксенов с женой Майей
Василий Аксенов с женой Майей

Сегодня, 20 августа, день рождения Василия Аксенова.

В 1937 году, когда Аксёнову не было ещё и пяти лет, оба родителя были арестованы и осуждены на 10 лет тюрьмы и лагерей. Вася был отправлен в детский дом для детей заключённых — его бабушкам не разрешили оставить ребёнка у себя. В 1938 году брату отца Аксенова удалось разыскать Васю в детдоме в Костроме и взять его к себе. В 1948 году его мать Евгения Гинзбург, выйдя в 1947 году из лагеря и проживая в ссылке в Магадане, добилась разрешения на приезд сына к ней на Колыму.

Опыт колымской жизни был описан Аксеновым в романе «Ожог» (1975), который в СССР не мог быть опубликован. В 1977 году его посетили сотрудники КГБ, которые заявили о том, что Комитету известно содержание «Ожога», и в случае попытки публикации этого произведения писателя «ждут большие неприятности». В 1979 году Аксенов написал «Остров Крым», также «непроходной» для цензуры.

В 1979 году Аксенов вместе с Андреем Битовым, Виктором Ерофеевым, Фазилем Искандером, Евгением Поповым и Беллой Ахмадулиной стал одним из организаторов и авторов изданного в США бесцензурного альманаха «Метрополь», названного позднее критиками «бастионом гражданско-этического неповиновения».

К тому моменту Аксенов уже был известным писателем. Его друзья вспоминали: «Он был в своем роде неприкасаемым и пользовался уважением даже среди тех писателей, которые принадлежали к совершенно другому ‘лагерю’. К нему испытывали определенный пиетет, даже секретари Союза называли его Василием Павловичем». Однако после «Метрополя» все изменилось. После резкой критики в адрес Аксенова писатель в том же году вышел из Союза писателей — в знак протеста против исключения из него Виктора Ерофеева и Евгения Попова. В июле 1980 года Аксенов временно выехал в США, где узнал о том, что его с супругой лишили советского гражданства.

В США преподавал и более 10 лет сотрудничал с Радио Свобода и Голосом Америки.   В 1986 году вместе в Владимиром Буковским, Эдуардом Кузнецовым, Юрием Любимовым и другими подписал «Письмо 10», ставшеее после  публикации в «Московских новостях» одной из важных вех перестройки.

После перестройки Аксенов часто бывал на родине. На вопрос о его политических взглядах и пристрастиях он отвечал: «Я консервативный либерал или либеральный консерватор». Аксенов обещал, что выйдет из гражданства РФ, если в России «начнется восстановление памятников Сталину».

 

Начался суд над последним обвиняемым по Болотному делу

Иван Непомнящих
Иван Непомнящих

В Замоскворецком райсуде Москвы начался процесс Ивана Непомнящих — последнего обвиняемого по делу о митинге на Болотной площади 6 мая 2012 года.

Разбирательство началось без предварительных слушаний. Судья продлил Непомнящих срок домашнего ареста до 29 февраля 2016 года, запретив Непомнящих выходить на прогулки.

После этого разбирательство было отложено по ходатайству защиты. Выяснилось, что Непомнящих не успел полностью ознакомиться с делом: в июле по ходатайству следователя обвиняемый был ограничен в сроках ознакомления с материалами. Суд продолжится во вторник 25 августа.

24-летнему инженеру Непомнящих инкриминируются ч. 2 ст. 212 (участие в массовых беспорядках, от 3 до 8 лет колонии) и ч. 1 ст. 318 УК (применение неопасного насилия к представителю власти, до 5 лет). Как утверждается в материалах дела, 6 мая 2012 на Болотной площади обвиняемый, «препятствуя задержанию агрессивно настроенных граждан, нанес не менее четырех ударов руками и зонтом сотрудникам полиции, обеспечивающим охрану общественного порядка» .

Непомнящих задержали 25 февраля и на другой день поместили под домашний арест. От дачи показаний на следствии обвиняемый отказался.

 

Поделиться в соцсетях

Власти Севастополя запретили акцию против наркотиков

Хирург и Владимир Путин
Хирург и Владимир Путин

Активисты общественного движения «Защитим Севастополь» не смогли согласовать с властью города проведения массового мероприятия против наркотиков.

По словам активистов, данная акция была бы направлена против распространения наркотиков на байк-шоу, организованном российским байк-клубом «Ночные волки» на территории Крыма, которое стартует с 21 августа. Лидером «Ночных волков» считается байкер Александр Залдостанов (по кличке Хирург), неоднократно появлявшийся в компании Владимира Путина и высших иерархов РПЦ.

Как сообщает сайт Крым.Реалии , пикет планировался к проведению на Ялтинском кольце, расположенном при въезде в Севастополь. Согласно недавнему распоряжению российского губернатора Севастополя Сергея Меняйло, протестные акции в Севастополе разрешено проводить только в трех отдаленных от центра местах.

 

Поделиться в соцсетях

ЮЛИЯ БЕРЕЗОВСКАЯ: Важно, чтобы хотя бы кто-то говорил «нет»

Юлия Березовская
Юлия Березовская

Директор заблокированного сайта Грани.ру Юлия Березовская о журналистике и компромиссах

Вы переехали некоторое время назад во Францию, но продолжаете работать на «Гранях.ру». Расскажите, как вам удается совмещать жизнь во Франции и работу в России?

Да, некоторое время назад я действительно обосновалась во Франции. Наше СМИ находится в парадоксальной полуподпольной ситуации. В России сайт заблокирован с марта прошлого года всеми провайдерами на территории Российской Федерации распоряжением Роскомнадзора, который выполнял требования Генпрокуратуры по новому «закону Лугового», который допускает внесудебные моментальные политические блокировки сайтов. Мы заблокированы в России на неопределенное время, поскольку прокуратура утверждает, что «вся совокупность контекста» сайта содержит призывы к участию в несанкционированных акциях протеста — такова официальная причина.

То есть у нас нет ситуации, когда указан определенный текст, картинка, которую можно убрать с сайта и, как это законом предусмотрено, быть разблокированными. «Грани», как и еще два заблокированных сайта: «Каспаров.ру» и «Еж.ру» — эти сайты в целом запрещены на неопределенный срок. Мы, естественно, оспаривали это в суде, естественно, мы проиграли все суды. Сейчас дело находится в Страсбурге, в Европейском суде по правам человека, но мы уже давно находимся в России на особом положении.

Физически мы стараемся не сидеть все вместе в офисе, а некоторым образом рассредоточиться по разным географическим точкам, что в нашей ситуации является единственной возможностью продолжать нашу деятельность. Потому что мы сопротивляемся блокировкам, по-прежнему работаем не только для зарубежного русскоязычного, но и для российского читателя — для тех пользователей, которые используют разные, в том числе очень простые, средства восстановления доступа к незаконно заблокированному сайту. Пользуются разными правильными браузерами, VPN, у кого-то стоит браузер Tor, кто-то пользуется анонимайзерами и так далее.

А мы, в свою очередь, постоянно создаем «зеркала» — их уже больше 500, заблокированных Роскомнадзором. Мы делаем все новые и новые. Это те сайты, которые являются копиями основного, которые можно читать без проблем до тех пор, пока их, в свою очередь, не заблокируют. То есть Роскомнадзор ведет систематически эту работу по блокировке наших «зеркал».

Плюс, организация «Репортеры без границ», которая базируется здесь, в Париже, поддерживает нас и с марта этого года проводит акцию Collateral Freedom («Залог свободы» — RFI). В рамках этой акции [было выбрано] 10 сайтов по всему миру, в том числе в нашем, постсоветском регионе, это «Грани.ру» и «Фергана.ру», а в целом там есть сайты из Китая, Кубы, Ирана и так далее. Для всех этих сайтов «Репортеры» создали такие зеркала, которые очень сложно заблокировать, потому что они расположены на облачных сервисах типа Amazon, Microsoft, которые так просто не заблокируешь.

С момента блокировки вашего сайта в России насколько у вас упала посещаемость?

Нас заблокировали на пике посещаемости, в момент острейшего интереса к украинским событиям. Это произошло буквально накануне аннексии Крыма, 13 марта 2014 года. В феврале и в марте у нас были рекордные цифры посещаемости — 150 тысяч в день уникальных пользователей нас читало. Наша февральская аудитория была полтора миллиона уникальных пользователей, а в марте она должна была перевалить за два миллиона — это серьезные цифры для нас по сравнению с нашими предыдущими показателями посещаемости.

Но тут нас заблокировали. Естественно, посещаемость резко упала, но нам удалось сохранить основную аудиторию — сейчас это 40 тысяч уникальных пользователей в день. Из них где-то 25 тысяч — это ядро, постоянные посетители, которые находят способы регулярно читать «Грани», даже когда их блокируют. Такие верные читатели у нас есть, и для них мы, собственно, и работаем. И в том числе делаем те вещи, которые в принципе некому сделать кроме нас. Разумеется, «Грани» активно распространяют свой контент в соцсетях. Например, у нашего YouTube-канала больше 20 миллионов просмотров.

Несмотря на то что сайт заблокирован, Роскомнадзор продолжает посылать нам предупреждения и требует убрать тот или иной контент с сайта. Например, уже после блокировки было предупреждение за заметку Артема Лоскутова про «Марш за федерализацию Сибири».

Вы помните, это была мощная цензурная кампания, когда десятки, сотни страниц были заблокированы, снято было множество материалов из разных СМИ. И все, в общем, идут на это покорно, когда Роскомнадзор требует. Мы всегда говорим «нет» и отказываемся снимать контент. С одной стороны, нам нечего терять, потому что мы уже заблокированы. С другой стороны, вы понимаете, очень важно, чтобы хотя бы кто-то говорил «нет», когда все наши коллеги подчиняются. И «Новая газета» закрывает черным фрагменты статьи Латыниной, и «Эхо» всегда безропотно снимает материалы с сайта, и даже репортер «Медузы» Илья Азар говорит, что всячески пытается избежать обвинений в «экстремизме» — и кивает при этом на блокировку «Граней». Но кто-то должен говорить «нет» и оставаться твердым в отстаивании принципов свободы слова.

Вы сказали, что в России у вас больше нет одной редакции, что работают только корреспонденты, то есть в блокировке есть и какие-то физические опасения?

Сейчас ситуация для сотрудников такого сайта, как наш, однозначно опасная. Мы помним, недавно у коллег из «Открытой России» был обыск в редакции сайта, который шел целый день — были изъяты компьютеры. Это в данном случае диктует свои требования к организации работы. Некоторые сотрудники, у которых есть такая возможность, позволяют личные и семейные обстоятельства, они могут переместиться за границу.

Дойдем ли мы до ситуации, когда все независимые СМИ вынуждены будут переехать за границу?

Cуществуют некоторые предпосылки для создания новых медийных русскоязычных проектов вне России, и, может быть, мы увидим расцвет мультимединой эмигрантской прессы. Что будет с оставшимися российскими СМИ, еще не полностью подконтрольными государству, сказать трудно. Ничего хорошего, конечно, нас не ждет. Тем не менее, появляются и новые независимые проекты, какая-то жизнь еще теплится. Но в целом, как я понимаю, условия таковы, что существование полностью независимого СМИ сейчас в России просто невозможно, поэтому произойти может все что угодно.

Последние события показали, что никаких пределов, никаких тормозов у власти в этом смысле не существует, что война с гражданским обществом, с прессой может дойти до самых крайних вариантов. И в плане контроля над интернетом возможно все, вплоть до отключения от глобальной сети и создания пресловутой «Чебурашки». Были у нас опасения по поводу отключения крупных соцсетей, которые остаются единственным пространством свободы для российских пользователей.

Но мы знаем, что когда отключают интернет, а такое случалось в новейшей истории, все равно есть способы к нему подключиться. Все равно существуют разные умельцы, которые будут обходить цензуру, как сейчас они обходят блокировки. Невозможно убить свободную коммуникацию, невозможно убить дискуссию, убить слово. Это все равно ненадолго.

Очень важный вопрос для свободы слова — это вопрос финансовый. Если даже СМИ не блокируют напрямую, не закрывают, их лишают источников финансирования. На что существовать независимым СМИ?

На государственные гранты независимые СМИ существовать не могут. Это очевидно. Что касается частного финансирования, частного спонсорства, то сейчас в России финансирование частным капиталом свободных, действительно независимых СМИ абсолютно нереально. Поэтому проекты вроде нашего могут выжить только за счет того, что они очень маленькие. Например, у нас есть грант американского фонда NED (National Endowment for Democracy), который включен по новому закону в черный список нежелательных организаций, таким образом, за получение этого гранта наши банковские счета могут быть заблокированы, а руководители компании привлечены к уголовной ответственности.

У нас есть небольшие пожертвования наших читателей — это сделано у нас в форме открутки рекламных показов на сайте. Но после блокировки те банки-эквайеры, которые обеспечивали механизм онлайн-платежей (когда наш читатель платит банковской карточкой онлайн), они отключили такую возможность. Краудфандинг онлайн сейчас в значительной степени затруднен из-за вот этой трусливой позиции, для которой нет формальных правовых оснований, они просто боятся иметь с этим дело. Все труднее выживать в этом смысле — конечно, вы понимаете, что в ситуации блокировки рекламные доходы обрушились.

Соответственно, выжить и остаться абсолютно независимым, не выполнять абсурдных требований Роскомнадзора, не подчиняться цензорам, продолжать сохранять ядро аудитории, которая по-настоящему хочет читать независимый сайт, — это может себе позволить только полунищее СМИ — полунищее, полуподпольное и супермобильное, которое может находиться сразу в нескольких точках.  Издание, не привязанное к редакции, к инфраструктуре, не зависящее от спонсора, олигарха, и ни в коем случае не имеющее владельца, который может выгнать главного редактора сегодня или завтра, навязать новую редакционную политику, рассказать про идеологию русского мира, которую теперь мы будем нести в массы, как это было в «Русской планете», или сменить главного редактора, как это было в «Ленте.ру» и «Газете.ру» чуть раньше, или полностью разгромить редакцию. Поэтому сейчас, к сожалению, только так.

Нужны ли в России независимые СМИ? Есть ли в обществе запрос на такие СМИ как «Грани.ру»? Будут ли люди искать средства и преодолевать препятствия в поисках независимой информации?

Вопрос в том: как вообще бороться за то, чтобы не дяденька из Роскомнадзора полуграмотный, полуобразованный, диктовал тебе, какие ты можешь читать тексты, на какие ты можешь смотреть картинки, на какие сайты заходить, а на какие нет. А чтобы ты мог решать это сам. Это вопрос свободы каждого конкретного человека. Не только читателей «Грани.ру» — это касается каждого человека. Вот и сейчас, мне кажется, самое главное — это донести до интернет-пользователей, что их права нарушены.

Между прочим, каждый конкретный пользователь соцсетей находится под огромным давлением, под огромной угрозой, еще не все это осознали. Но мы имеем уже десятки уголовных дел, не говоря уже об административных, о штрафах, не только за создание контента в интернете, на своей странице, но и за перепост чужого контента, картинки, всего, что считается запрещенным. Поэтому здесь прежде всего речь идет о борьбе за права конкретного интернет-пользователя, за его права на свободу высказывания, свободу дискуссии. Здесь, мне кажется, есть большой потенциал для серьезной борьбы российских интернет-пользователей за свободу интернета.

 


C разрешения (c) Radio France Internationale
http://m.ru.rfi.fr/rossiya/20150810-direktor-graniru-yuliya-berezovskaya-vazhno-chtoby-khotya-kto-govoril-net

Поделиться в соцсетях

Нападение на сотрудника Ассоциации «Голос» в Москве

На эксперта «Голоса» Василия Вайсенберга напали в метро из-за значка организации, обозвав «иностранным агентом». Об этом пишет газета «Ведомости«.

На перегоне между станциями «Автозаводская» и «Коломенская» к нему стал приставать мужчина, он требовал, чтобы Вайсенберг снял с куртки значок «Голоса», обвиняя его в том, что он «иностранный агент» и «продал родину США». После того как Вайсенберг отказался это сделать и попросил мужчину успокоиться, тот схватил его за куртку и вырвал значок, пытаясь сломать руку. Вайсенберг попытался связаться с машинистом и вызвать полицию, в это время мужчина угрожал его убить.

Мужчина вышел из вагона на станции «Каширская» и быстро поднялся по эскалатору, Вайсенберг вышел из вагона, чтобы попытаться найти полицейских – их на станции не было, рассказал он «Ведомостям». В итоге он доехал до «Домодедовской» и обратился к дежурному с сообщением о нападении. Он написал соответствующее заявление в линейный отдел полиции.

Поделиться в соцсетях

В Пензе арестован видеоблогер, снявший ролик о местных гаишниках

Евгений Ширманов
Евгений Ширманов

По сообщению Каспаров.ру, 19 августа в Пензе осужден на 10 суток ареста видеоблогер Евгений Ширманов, активист сообщества «Саратов-OFDPS-Ширманов» в соцсети «Вконтакте».

Ширманов приехал в Пензу, где собирался встретиться с местными подписчиками его блога. Вечером 15 августа на площади Ленина должна была состояться встреча, темой которой была коррупция в ГИБДД. На встречу пришло около 50 человек. В то время, когда Ширманов беседовал с пришедшими, к ним подошли неизвестные и развернули плакаты, на которых было написано: «Мы против коррупции». Тем самым провокаторы превратили встречу в «несанкционированный митинг».

Тут же появились люди с камерами, начали фиксировать происходящее, а затем приехали полицейские и задержали Ширманова и провокаторов, но развезли их в разные места,

По информации пензенского управления МВД, саратовского активиста и еще несколько человек задержали за мелкое хулиганство после того, как в полицию якобы поступили жалобы на молодых людей, «которые ведут себя вызывающе на площади Ленина и на замечания не реагируют».

Ленинский суд Пензы осудил блогера на десять суток административного ареста .

Ширманов снял в Пензе ролик о работе сотрудников ГИБДД («Сказ о том, как десять пензенских гаишников составляли один протокол»), в котором критикуется работа сотрудников ДПС и ППС.

Около 1300 человек уже подписали петицию на сайте Change.org в защиту блогера в адрес президента Владимира Путина, генпрокурора Юрия Чайки и главы МВД России Владимира Колокольцева с требованием провести проверку по фактам его незаконного задержания и ареста.

 

Поделиться в соцсетях