В Москве начался процесс по делу о покраске высотки на Котельнической набережной

В зале Таганского суда
В зале Таганского суда

В Таганском районном суде г.Москвы состоялось открылся процесс московских бейсджамперов, обвиняемых в «осквернении» высотного здания на Котельнической набережной. Они были задержаны 20 августа 2014 года полицией, прибывшей по вызову после того, как было обнаружено, что шпиль и звезда высотки покрашены в национальные цвета Украины.

По делу обвиняются пять человек: заключенный в СИЗО 23-летний петербуржец Владимир Подрезов и находящиеся под домашним арестом москвичи 27-летняя Евгения Короткова, 26-летняя Анна Лепешкина, 34-летний Александр Погребов и Алексей Широкожухов 27 лет.

Все обвиняемый отрицают свое участие в акции по покраске шпиля и заявляют, что находились в районе высотки по случайному совпадению после того, как совершили с нее прыжок с парашютами.

Они обвиняются по статьям «Вандализм» (ч.2 ст.214 УК) и «Хулиганство» (ч.2 ст.213 УК), по которым им грозит до 7 лет лишения свободы.

Обвинение строится на показаниях свидетеля Кирилла Ишутина, бывшего в одной компании с бейсджамперами. Во время обыска на квартире Ишутина было найдено вещество «спайс», за хранение которого Ишутин был осужден в феврале 2015 года к 1 году и 1 месяцу лишения свободы. По показаниям Ишутина, взявший на себя ответственность за покраску звезды украинский джампер Павел Ушивец (по нику Мустанг) привлек к своей акции российских бейсджамперов для усиления ее эффекта. Сами подсудимые отрицают это, хотя Подрезов и признает, что провел наверх здания Мустанга, не зная о ее намерениях.

В обвинительном заключении говорится, что размещение флага на высотке символизировало «доминирование Украины в политических отношениях с РФ», а действия обвиняемых были обусловлены «политической ненавистью». В нем утверждается, что подсудимые «хотели оскорбить чувства граждан, осквернив здание, олицетворяющее величие Российской Федерации».

Погребов, Широкожухов, Короткова и Лепешкина заявили, что вины не признают и вообще не понимают, в чем их обвиняют. Они признаются, что прыгали с парашютом, но утверждают, что не знакомы ни с Мустангом, ни с Подрезовым.

«У меня тысяча прыжков с парашютом, вы думаете каждый раз я кого-то этим оскорбляю?» — задала суду вопрос Лепешкина.

«Не понимаю, каких именно граждан и чем оскорбил, — сказал Широкожухов. — Со здания прыгал, в сговор не вступал, ненависти к РФ не имею», — объяснил он.

«В чем выражалась моя позиция против РФ, когда я прыгал с парашютом?» — в свою очередь спросил Погребов.

 


 

Комментарий iXTC: Дело руферов показывает, насколько современная российская юстиция приблизилась к принципам юстиции сталинской. Тогда самые невинные неполитические действия – вроде заворачивания селедки в газету с портретом Сталина – могли привести к обвинению по ст.58-10 как «контрреволюционная агитация». Однако, если в то время искусственно привязанные политические мотивы хотя бы коррелировались политической статьей, то сегодня стали уже частыми процессы с обвинениями в чисто уголовных преступлениях, в которых, тем не менее, обвинение акцентирует политический умысел.

Тенденция к расширению круга таких мотивов и действий является угрожающей: если несколько лет назад «красная черта» была проведена для политических и гражданских активистов, то сейчас уже трудно понять, какие действия органы могут объявить совершенными из политических мотивов. Не исключено, что в самое ближайшее время заворачивание селедки в газету с портретом Путина тоже может стать уголовным преступлением.
Поделиться в соцсетях


Новая Хроника текущих событий на 100% волонтерский проект, не получающий никакого финансирования из внешних источников. Поддержите издание – ваша помощь очень нужна проекту! Спасибо!


Поделиться в соцсетях