Костромской детектив: поиски трупа

Штаб Открытой России в Костроме
Штаб Открытой России в Костроме

Активистка ПАРНАСа Полина Немировская сообщила в своем твиттере , что в Костроме в штабе «Открытой России», ведущей наблюдение за голосованием в областную думу, силовики устроили провокацию.

Вскоре после 16:00 воскресенья в штаб, располагающийся в частной квартире, ворвался незнакомец. Визитер заявлял, что он полицейский. Оппозиционеры выгнали его из помещения, после чего штаб окружили неизвестные в штатском.

Около 17 часов к штабу подъехала машина МЧС. Одновременно там появилась активистка НОД Мария Катасонова, помощница депутата-единороса Евгения Федорова, известного своими скандальными законопроектами. Туда же прибыла и команда LifeNews. «Штаб окружен титушками», — отметила Немировская.

Функционерка «Открытой России» Мария Баронова, в свою очередь, передавала: «Координаторы «Открытых выборов» реально работают, и вообще все спокойны. Полина Немировская общается с титушками».

После 17:30 члены в штаб прибыла полиция. Силовики заявили, что якобы получили сообщение о совершенном в квартире убийстве и собираются искать труп.

Алексей Навальный прокомментировал события в Костроме так:

«Костромские выборы войдут в историю с этим «поиском трупа», как федеральные в 2011 с 146%»

Поделиться в соцсетях

АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ: Законов уже нет. Каждый устанавливает свои понятия

Ну что, все отшутились по поводу Бастрыкина, зачислившего украинского премьера Арсения Яценюка в чеченские боевики? А теперь поговорим всерьез. Перечитайте интервью главы Следственного комитета «Российской газете». Это аккуратная пошаговая инструкция по пошиву дела на любого жителя планеты Земля от Надежды Савченко до Барака Обамы. Прямо с потолка берется обвинение, чем безумнее, тем лучше. Вы ведь заметили, что именно безумные обвинения невозможно опровергнуть. Ну как нормальный человек может опровергуть то, что в 1995-м году он воевал на площади Минутка. Показания свидетелей, что он был в другом месте? Ерунда, наше беспристрастное следствие располагает заверенными показаниями четырех боевиков, осужденных к пожизненному заключению, что подозреваемый пытал вместе с ними пленных российских солдат. А у следствия есть все основания доверять именно этим показаниям. И даже если в ходе суда свидетель обвинения вдруг откажется от своих слов, как это случилось на процессе Олега Сенцова, судья, глядя в стол, все равно впаяет выписанную наверху «двадцаточку». И что теперь спасет человека, попавшего под каток наших карательных (пора, пора возвращаться к правильной терминологии) органов. Ведь формально все сделано правильно, все бумажки подшиты.

Особенно в этой истории хорош был комментарий президентского пресс-секретаря Дмитрия Пескова: «Пока дело в том, что Следственный комитет работает, и подобные заявления не бывают голословными. Но до того как Следственный комитет завершил работу и представил оформленные соответствующим образом решения, наверное, преждевременно давать какие-то комментарии». Когда-то это уже было, не правда ли? Когда к отцу народов прибегал очередной соратник, у которого замели жену, Иосиф Виссарионович неизменно отвечал: «А что ты волнуешься, НКВД работает, НКВД разберется… Да и вообще НКВД просто так не забирает».

Следует признать, при таком уничтожении смысла существования как правоохранительной системы, так и правосудия в принципе исчезает пространство, где мог бы существовать закон как таковой. Никак нельзя бороться с тем, что ГАИ выдает фальшивые права. Потому что формально эти документы – настоящие. Просто они выданы людям, никогда не сдававшим экзамены. Точно так же закон не существует в ситуации, когда фальсификация становится главным, если не единственным инструментом следствия.

Но если закона не существует, на его место приходят понятия, то есть правила неписаные. Российский гражданин отлично понимает, как нужно себя вести, чтобы сотрудники г-на Бастрыкина не обвинили его в прокладке туннеля в Бомбей. Власть не нужно критиковать, и тогда может быть обойдется. Ну, если опять же не перечить какому-нибудь местному опричнику. А то вот не понравилось и.о. главы республики Марий Эл Леониду Маркелову, как накануне выборов его принимали в одной из подведомственных деревень. И он, как истинный представитель партии власти, стал бороться за избирателя: «Меня так плохо первый раз принимают. У меня нигде так не было, чтобы ворчали, ворчали, рычали. Везде спасибо говорят. Ну, наверно, мне стоит повернуться к вам тем местом, каким вы ко мне повернулись, да? Закрыть все и уехать, и дорогу раскопать. Не верите, что я раскопаю дорогу? И будете три года ждать».

Но, повторю, если не перечить власть имущим, забиться в щель, можно выжить. Правда, неизвестно, как быть, если несколько сильных мира сего вступили в схватку относительно того, по чьим понятиям следует жить. Вот неугомонный Рамзан Кадыров на днях решил объяснить, что суд в Южно-Сахалинске неправильно запретил некую религиозную книгу, сочтя экстремистскими суры из Корана. Рамзан Ахматович живо объяснил принявшим неправильное решение, кто они такие, а именно: «шайтаны и предатели». А главное, поведал, что их ждет: «Если же должным законным образом с ними не разберутся, то в первую очередь из меня сделают преступника. Я лично ПРИЗОВУ их к ответу, ибо для меня в этой жизни нет ничего выше Корана. И я готов защищать его до конца. Я осознаю всю ответственность за свое требование и готов ее нести». И вот это уже серьезно, у г-на Кадырова слова с делами не расходятся. На робкую попытку представительницы Генпрокуратуры утихомирить главу Чечни он ответил предельно откровенно: «Не надо назначать шайтанов на должности прокуроров и судей, тогда никто их не будет так называть. Я же опять говорю, что они шайтаны и предатели. И те, кто их таковыми не считает, также являются шайтанами. А теперь за это накажите и заставьте меня изменить мнение!» Таким образом, глава республики настаивает на своем праве определять, кто из судейских является «шайтаном и предателем», а кто нет. Причем речь идет о тех, кто работает за многие тысячи километров от Чечни. Замечу, что Рамзан Кадыров лидер столь авторитетный, что ситуацию побоялся комментировать даже путинский пресс-секретарь. Когда не работает закон, в дело идут другие средства принуждения. Те самые, которыми Кадыров обладает в достатке…

Источник — заблокированный сайт EJ.ru

(доступ по анонимайзеру)

 

Сталин шагает по стране

Не прошло и двух месяцев после открытия в Тверской области музея Сталина, как в стране появились еще два памятника диктатору. Оба были установлены региональными отделениями КПРФ — в Пензе и в поселке Шелангер республики Марий Эл.

Пензенское отделение партии КПРФ перенесло бюст Сталина от старого здания обкома к новому, которое находится в центре города. Как стало известно, это вызвало недовольство некоторых граждан. Однако в городской администрации им сообщили, что перенос памятника Сталину на новое место якобы не нарушает правил благоустройства, хотя коммунисты даже не обращались в администрацию для согласования места его расположения.

Симптоматично, что на фоне появления памятников Сталину, установленный во Владивостоке монумент Нобелевскому лауреату Александру Солженицыну уже через несколько дней после открытия стал объектом вандализма: неизвестные повесили на скульптурное изображение табличку с надписью «Иуда».

 

Поделиться в соцсетях

Оштрафован защитник мемориала Бориса Немцова

Андрей Маргулев
Андрей Маргулев

11 сентября Тверской районный суд г.Москвы вынес постановление в отношении Андрея Маргулева, задержанного 1 сентября на мемориале на месте убийства Бориса Немцова, сообщает сайт «Блокнот». Маргулев признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.2. КоАП. Ему назначено наказание в виде административного штрафа в размере 10 тысяч рублей.

Как объясняют полицейские, в день задержания Маргулев сидел на стуле с флагом Российской Федерации и читал стихи, а рядом с ним находились пять человек. Сам активист утверждает, что флаг был прикреплен на стуле, а он дежурил у импровизированного мемориала на месте смерти политика Бориса Немцова один.

Тем не менее, полиция задержала Маргулева и составила на него протокол «об организации одновременного массового пребывания, помешавшего движению пешехода».

Поделиться в соцсетях