«Эковахта Сахалина» вернула деньги фонду Ди Каприо

Волонтеры "Эковахты" исследуют погибших морских животных. Фото с оф. сайта организации
Волонтеры «Эковахты» исследуют погибших морских животных. Фото с оф. сайта организации

Региональная общественная независимая неполитическая  организация «Экологическая вахта Сахалина» отказалась от всего иностранного финансирования в связи с включением ее в список «иностранных агентов». Прежде всего это — пожертвование фонда Леонардо ДиКаприо (этот фонд поддерживает проекты по сохранению последних уцелевших уголков дикой природы по всему миру) в размере 159 тысяч долларов, полученное в июле этого года на проект по сохранению заказника «Восточный» и прилегающих к нему диких лососевых рек. Деньги возвращены фонду с оформлением соответствующих документов.  На счете «Эковахты» пока остается неизрасходованная часть пожертвования от зарубежной НКО «Центр дикого лосося», остаток которого в размере около 30 тыс. долларов будет также возвращен в ближайшее время.

«Эковахта» создана в 1995 году группой энтузиастов, превратившись за годы в серьезную экологическую организацию. Как сказано на ее сайте, основными задачами организации являются охрана окружающей природной среды и защита дикой природы Сахалинской области,
общественнй экологическй контроль, защита прав и законных интересов граждан в области охраны окружающей среды,  проведение общественных экологических экспертиз. Среди конкретных дел — мониторинг нефтегазовых проектов Сахалина и шельфа, охрана тихоокеанского лосося и сахалинского тайменя, предотвращение браконьерства и незаконной торговли, охрана и изучение заказника «Восточный», образование и многие другие задачи.

Ранее, в августе этого года, «Эковахта» уже отказалась от благотворительных средств фонда Мотта из-за того, что он был внесен Советом Федерации в неофициальный проект так называемого «списка нежелательных организаций». Этот фонд с 2007 года поддерживал работу организации по общественному экологическому контролю и повышению природоохранных стандартов в проектах нефтегазового сектора.

Лишившись основных источников финансирования, «Эковахта» обратилась к сахалинцам за частной помощью и призвала вступать в ее ряды. При этом организация собирается в суде опротестовывать статус «иностранного агента». По данным Грани.ру, Минюст счел политической деятельностью НКО подписание в 2014 году главой «Эковахты» Дмитрием Лисицыным письма экологов России к украинским коллегам с выражением моральной поддержки, размещение на страницы организации в соцсети ссылки на обращение WWF к Владимиру Путину о необходимости защиты природы Арктики, а также многочисленные обращения НКО о нарушении законов.

Поделиться в соцсетях

Екатерина Винокурова: Они уходят, оставляя за собой ненависть

Энтео (Цорионов). Фото aboutru.com
Энтео (Цорионов). Фото aboutru.com

Про Энтео и его православных сатанистов вроде как все сказано, но сегодня я лицезрела это чистое зло воочию.

Будем честны, я бываю в церкви или по случаю, или по каким-то праздникам или в ситуации, когда надо за кого-то помолиться. Грехов моих не счесть.
Но для меня вот христианство имеет два важных оттенка. Первый — это каждодневная работа над собой. Вот тут, дорогая, ты снова провалилась, тут задрала нос, тут снова разменяла сиюминутное на что-то важное, тут еще, еще и еще. И в который раз читаешь Нагорную проповедь или успокаиваешь сама себя словами «будьте кротки, как голуби и мудры, как змеи». Второй — филологический. В русском языке «по-христиански» — это синоним «гуманно», «милосердно».
Сегодня я видела многое — агрессию, гордыню, тщеславие, гнев, вот многие из грехов, которые свойственны мне самой и на которые я склонна рефлексировать, Со стороны они выглядят отвратительно.

Вот, как клещ кровью, надувается тщеславием «Энтео», картинно молитвенно складывает руки и нарочито театрально рассуждает о том, как кротко он себя вел в Манеже (видели мы видеозапись этой кротости). Вот священник, желая пройти в зал первым, хотя ему объяснили, что многие люди тут по работе, отшвыривает за шкирку хрупкую девушку-корресподнента со словами «Куда лезешь, шавка».
А вот здоровый парень отшвыривает другую девушку, приговаривая, что полез бы он с ней в драку, она бы костей не сосчитала, а потом визжит, что в ее душе нет Бога (кто он, чтобы судить?) и упрекает, что она не замужем (он видит ее впервые в жизни).

Энтео - нападение на пикет у Госдумы
Энтео — нападение на пикет у Госдумы

А вот я утомляюсь десятиминутной речью адвоката, который в третий раз идет по кругу, вздыхаю «Господи» (на само деле имея в виду дай мне терпения) и получаю тычок под ребра.
«Страшный грех, я сейчас вообще тебя выведу», — шипит на меня молодая девушка в черном. У нее холодные, злые змеиные глаза.
Другие закатывают глаза и показательно молятся, на нас, на публику и демонстрируют в телекамеры свои молитвенники, а потом елейным тоном говорят «Мы молимся, чтобы вы все правильно освещали», чтобы через минуту начать орать про «желтую прессу» и учить всех жить с пафосом святых.

Я смотрю на их молитвенники, но не вижу в них Бога. Бог не в буквах, а внутри нас. Но не мне судить, есть ли в них Бог, ибо не судите и не судимы будете.

Они уходят, оставляя после себя одно — ненависть и обиду. Фактически, они делают все, чтобы как можно больше людей отвернулось от православия.
Любопытный вариант служению Князю мира сего.

Екатерина Винокурова — Facebook

Поделиться в соцсетях

Центр «Сова» опубликовал список осужденных за экстремизм

Плакат на "Русском марше" в г. Киров
Плакат на «Русском марше» в г. Киров

Информационно-аналитический центр «Сова» опубликовал свой очередной список осужденных в России по «экстремистским» статьям.  Аналитики подчеркивают, что «в список не включены те, у кого в приговоре есть расистские нападения или общеуголовные статьи,  даже если есть подозрение, что обвинение по ним сфальсифицировано».  Список включает только уже осужденных.

Главный вывод авторов — количество осужденных «за экстремизм» почти удвоилось по сравнению с январем этого года, когда проводилось последнее исследование. В нынешнем списке — 54 человека, в январском было 29.

За «пропаганду» в чистом виде, по статьям 205-2, 280, 280-1 и 282 УК, сидят 26 человек. В январе этого года таких было 14. У большинства из них инкриминируемые высказывания включали явные призывы к насилию. Количество приговоров, вынесенных за высказывания и связанных с лишением свободы, заметно выросло с осени 2014 года. Раньше они были скорее исключением. Многие из приговоров в течение последнего года вынесены в отношении людей, уже отбывающих наказание, причем за самые разные преступления.

Авторы осторожно подходят к оценке законности самих приговоров. Часто точной оценке мешает недостаточность имеющихся материалов. В любом случае, пять человек  из списка, по мнению аналитиков «Совы»,  лишены свободы неправомерно. Это Антон Изокайтис, Владимир Подрезов, Рафис Кашапов, Багир Казиханов и Александр Мелентьев. Четверых из них (кроме Изокайтиса) авторы могут отнести к «узникам совести».

Поделиться в соцсетях

Роскомнадзор добрался до буддистов

1770462_20150922215407Администраторам российского буддийского сайта «Тхеравада.ру» по требованию Роскомнадзора пришлось убрать некоторые сутты Палийского Канона. Как считает ведомство, в словах Будды, приведенных в текстах Канона, содержится пропаганда суицида. Об этом сообщил на своей страничке в социальной сети «ВКонтакте» блоггер-буддист Топпер Панньяавудхо.

«Для меня данное требование является абсурдным: запрещать религиозный текст из Палийского Канона — это примерно то же самое, что попытаться запрещать Библию из-за жестокостей и массовых убийств, которые описаны на некоторых ее страницах», — говорится в посте.

Стоит заметить, что в настоящее время в российском обществе идут бурные дискуссии по поводу судебных преследований священных книг традиционных религий России в связи с наличием в них экстремистских высказываний.

Палийский Канон — собрание текстов на языке па́ли, содержащее учение Будды. Он известен также как «Типитака» («три корзины», «три корзины учения»). На приведенных в Каноне текстах основывается учение Тхеравады — самой ранней и наиболее ортодоксальной школы буддизма. Она была создана сразу после смерти Будды его самыми близкими учениками.

Наиболее древние тексты дошедшего до нас канона Типитаки были записаны лишь в I в. до н.э. на Цейлоне. Унифицированный текст Типитаки был выработан в 1871 году на пятом сангити (собрание монахов, на которых происходит восстановление и корректировка по памяти канонических текстов. — Прим. ред.) в Мандалае (Бирма). В память об этом событии текст канона был вырезан на 729 мраморных плитах и над каждой плитой возведена пагода. Так был создан комплекс-хранилище канона — Кутодо, место, почитаемое всеми буддистами мира. На шестом сангити в 1954-1956 гг. были сверены и окончательно отредактированы все 54 книги Типитаки, а также канонизированы сокращенные тексты ее переводов на бирманский, английский языки и хинди.

Поделиться в соцсетях

Олег Панфилов: Россия и беженцы – где предел лицемерия?

Олег Панфилов
Олег Панфилов

В Таджикистане несколько лет подряд наш археологический отряд останавливался в небольшом кишлаке Дагана, у тети Розы. Она нас привечала как могла – обстирывала, кормила, угощала парным молоком. Тетя Роза – венгерка из города Кечкемет, беженкой во время Второй мировой войны оказалась в киевском детдоме. Выпускницу-десятиклассницу увидел молодой солдат из Таджикистана, влюбился и увез. Тетя Роза прожила там больше сорока лет. Когда односельчане обзывали ее «беженкой», она обижалась и устраивала им скандалы. И все равно любила – они помогли ей выучить язык, научили традициям.

Если «полистать» историю СССР и России, то можно найти десятки ситуаций, при которых беженцами становились миллионы человек. К примеру, гражданская война 1917-1921 годов, когда большевики, пытаясь сохранить свою власть, уничтожили сотни тысяч человек, разрушили экономику и сельское хозяйство, созданное, кстати, не ими, а ненавистным «царским режимом». Большевики превратили Россию в руины. Из-за нехватки топлива и сырья останавливались заводы. Рабочие были вынуждены покидать города и уезжать в деревню. Уровень промышленности сократился в 5 раз. Сельское производство сократилось на 40 процентов.

Самыми невосполнимыми потерями были человеческие. Почти вся имперская интеллигенция была уничтожена, оставшиеся эмигрировали, пока была возможность – уплывали на кораблях из черноморских и балтийских портов. В ходе гражданской войны от голода, болезней, террора и во время боев погибло до 13 миллионов человек. Эмигрировало из страны до 2 миллиона человек. Увеличилось число беспризорных детей, которых в 1922 году насчитывалось 7 миллионов человек. Беженцами, эмигрировавшими из России, стали более 2 миллионов человек. Только на Галлиполийском полуострове вблизи Стамбула нашли приют около 150 тысяч человек. Еще несколько десятков тысяч, в том числе, офицеры царской армии, оставались на Крымском полуострове, большинство были расстреляны наступавшими большевиками.

Я встречал потомков тех беженцев во многих странах – в Швеции и Финляндии, Франции и Уругвае. Довольно необычную группу беженцев встретил в Иране. Старики и старушки жили в 90-х годах в богадельне при Свято-Никольской церкви в центре Тегерана. Многие из них – дворяне, дети офицеров или чиновников, живших в Персии во время российской интервенции начала 20 века. После захвата власти большевиками они так и не смогли вернуться на родину. Те, кто поверил большевикам, были репрессированы. Оставшиеся стали беженцами-невозвращенцами. Сколько их было всего, мне неизвестно, но в середине 90-х годов полтора десятка стариков и старушек доживали под присмотром православной общины в тегеранской богадельне. Все годы советской власти по воле Сталина и других вождей огромное количество людей насильно перемещали за тысячи километров. Одних депортировали, других ссылали, третьих посылали по комсомольской путевке, что было скорее ссылкой, чем добровольным решением. Так в Таджикистан попала моя мама. Других моих дальних родственников привозили на 80-90 лет раньше: в царские времена в Центральную Азию свозили переселенцев из России и Украины. Опять-таки не добровольно, насильно – обустраивать границы «русского мира». В 1939 году в Центральную Азию свезли практически всех советских корейцев с Сахалина, а потом – всех чеченцев и ингушей, балкарцев и крымских татар. Они были беженцами под дулом автоматов и присмотром НКВД. Советская власть делала внутренними беженцами миллионы людей, калеча их жизни. Не дай Бог пережить тоже самое сейчас тем россиянам, которые зубоскалят по поводу сирийских беженцев, они не знают или забыли спросить у родственников, что такое эвакуация. Не только депортация, когда власть насильно переселяла и когда половина чеченцев и крымских татар погибали в пути, эвакуация, когда люди бегут от бомб и автоматных очередей, от голода и пожаров. Многие тогда бежали от войны в том, в чем выскочили из горевших домов – без смены белья, обуви и зимней одежды. Точно так же, как сейчас сирийские беженцы. А еще раньше – грузинские и азербайджанские, депортированные чеченцы и крымские татары.

Всего за годы Второй мировой войны из центральных и южных районов СССР было эвакуировано более 25 миллионов человек, только за полгода 1941 года – 17 миллионов. Эвакуированных расселяли на Урале, в Сибири и в республиках Центральной Азии. Только в Казахстан с августа 1941 по январь 1942 годов прибыли почти полтора миллиона человек, при численности собственного населения республики, по данным 1939 года – в 6 миллионов 82 тысячи человек. В Узбекистан привозили детей-сирот: до конца 1932 года было зарегистрировано 47 тысяч детей, которые нуждались в уходе. Всего за годы войны Узбекистан принял более 200 тысяч детей из детских домов, эвакуированных из балтийских республик, Польши, Украины и России. В Узбекистане появилось движение за усыновление эвакуированных детей-сирот. Семья Ахмеда Шамахмудова – ташкентского кузнеца – усыновила 12 детей, эвакуированных из Украины и Беларуси. 50-летняя Бахрихон Аширходжаева взяла на воспитание восемь детей различных национальностей. Когда читаешь истории того времени, то поражаешься не столько порыву людей помочь другим, попавшим в беду, сколько желанию заразить благотворительностью других. Я видел этих воспитанников из многонациональных семей, которые говорят на узбекском или таджикском языке не хуже, чем их «коренные» сверстники. Возможно, сейчас найдутся сторонники «русского мира», которые будут возмущаться потерей истоков и духовных скреп, но точно так же, как бывший военнопленный русский, встреченный мной в Афганистане, которого приютили таджики под Кабулом, эвакуированные не забудут, кто их вырастил и помог им.

Я не могу понять россиян, которые зубоскалят над сирийцами и европейцами. Россияне не хотят знать о тех миллионах русских, которые бежали от большевиков, они не хотят помнить о тех 25 миллионах эвакуированных, которые получили от узбеков, казахов и таджиков кров и кусок хлеба, часто оторванный от родного ребенка. Какое-то странное озверение расползается по всей огромной стране, заполняя головы людей ненавистью. Аргументы ненависти один чудовищнее другого – «среди беженцев много мужчин – пусть воюют», «Европе грозит исламизация». Это пишут диванные герои, которые поленились заглянуть в справочники и узнать, что в Сирии 14 процентов населения – не мусульмане. Что с ними делать? Я готов поверить россиянину в том, что Европе грозит ислам, если россиян мне на память произнесет 10 заповедей или прочтет наизусть «Отче наш».

С сирийцами и европейцами все будет хорошо. В Швеции, Германии и Франции прошли массовые митинги в поддержку беженцев. Россияне же традиционно молчат или огрызаются: они молчали, когда убивали детей в Беслане, во время спектакля «Норд-Ост», им плевать на десятки тысяч убитых российской армией чеченских детей, им плевать на своих детей, которых они вырастят в такой же ненависти ко всему миру.

Все права защищены (с) РС. Печатается с разрешения Радио Свобода/Радио Свободная Европа, 2101 Коннектикут авеню, Вашингтон 20036, США

Поделиться в соцсетях

Сергей Шаров: О марсианах и цели рождения

Сергей Шаров-Делоне. Фото moscow-live.ru
Сергей Шаров-Делоне. Фото moscow-live.ru

Запостив замечательный текст : «Лейтенант медленно вынул из ящика лист бумаги, положил его на стол, взял ручку, поднял на меня глаза и сказал: Цель рождения? Я замялся», я понял, что если бы когда-нибудь взялся бы писать автобиографический роман, то непременно эти слова украл бы для его самой первой фразы. Боюсь, что никому из не живавших в наших Палестинах она просто не понятна. У них там можно оттачивать первую фразу о «прекрасной незнакомке, скакавшей ранним утром по осенним аллеям Булонского леса» — так ведь, вроде, у А.Камю? – а у нас только про лейтенанта и вопрос о цели рождения.

Романа я никогда не напишу : не умею, нет у меня той фантазии, что необходима для создания его живого мира – я все же больше аналитик, исследователь.

Но иногда ничего и выдумывать не нужно – и так все прекрасно. И как раз о цели рождения. Точнее о тех людях, для которых такого рода вопрос противоестественно естественен. Нет. Я не о полицейских из ОВД. Там всё как у нас в общем-то. Среди них есть образованные хоть как-то и не очень, есть поприличнее и похамоватее, у них есть свои тараканы в мозгах, отличные от наших, но вполне себе земные тараканы. Они, конечно, не слишком задумываясь (притом именно потому и стараясь не слишком задумываться, чтобы не мучаться угрызениями совести) выполнят не слишком законный прямой приказ, но если его не будет, или если он будет не слишком прямым, то постараются не заморачиваться и просто не напрягаться, как и любой из нас. Они тоже могут разное ляпнуть от бюрократического косноязычия, но разве что от него. Так что я не о них, а о марсианах.

Когда поздно вечером 6 мая этого года уже всех похватанных на Болотной в автозак по очереди повыпускали из ОВД «ЯКИМАНКА» и там остались только мы с Сашей Рыклиным, по нашу душу приехали какие-то немелкие чины из ФСБ и ЦПЭ. Заводили нас на оформление протоколов по одному. Из полицейских у меня был только капитан, который должен был собственно оформлять протокол, а остальные были гэбешники и эшники.

И тут они начали разговор, в котором, право, паузы весили не меньше, чем слова.
— Вы что себе позволяете – у всей страны ЮБИЛЕЙ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ, а вы!?
— Погодите, день Победы когда? – 9-ого. А сегодня у нас какое? – 6-ое. А вовсе не 9-ое. И вот сегодня – три года с событий на Болотной…
……. <пауза на добрых 2-3 минуты. Гэбешники и эшники смотрят друг на друга в некотором ступоре>…….
— Вы что не понимаете, что в ЮБИЛЕЙ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ…
— Юбилей 9-ого, а сегодня 6-ое.
….. <пауза еще на пару минут>…..
— Вы вообще… Что для вас значит НАША ПОБЕДА?
— Ваша? Это мой дед офицером прошел всю войну от первого дня и до последнего.Это его победа. И тех, кто тогда жил. Не ваша. И не моя. Для меня значит. А для вас не знаю.
…….< пауза минуты на три-четыре, ступор усиливается>…..
— Что вы вообще собирались делать 9-ого мая?
— Сходить к деду на Востряковское кладбище.
— А еще?!
— А еще … ну, вечером, наверное, выпить 100 грамм за всех не вернувшихся с войны, и вообще за всех ее прошедших.
— И НИЧЕГО больше?
— А что я еще по-вашему должен делать?
…… Тут все эти гэбешники и эшники вылетели из комнатки, где мы были, и встали на лестнице. Минут на 20. Поскольку Сашу Рыклина оформляли первым, то я уже знал: 20.2, ч.2, закрывают в ОВД на ночь, завтра суд… Полицейский капитан смотрит на меня, пожимает плечами – «Чего вообще хотели-то?» — «Да ладно — говорю, — давайте оформлять, что ли, пока они там…» — «Вот, подпишите, что вы конечно, откатывать пальчики отказались, вот здесь пишите свои возражения на протокол – если места не хватит, то вот на этом листе продолжайте, вот здесь тоже, что несогласны…»

Из-за двери слышно как гэбешники с кем-то громко говорят по телефону: «Говорит, что ничего… Мол, к деду на кладбище и всё.. Ну там выпить-помянуть.. Нет… Нет… А я что могу сказать – говорит, что нет… есть, еще спрошу…»

К возвращению гэбешников все протоколы готовы и даже копии мне отсняты.
— Так вот, вы что, БОЛЬШЕ НИЧЕГО не собирались делать в ДЕНЬ 70-ЛЕТИЯ НАШЕЙ ПОБЕДЫ?
— Не вашей. Не собирался. И вообще – протокол оформили – идите.
— Из-за таких как вы!…
Пока выходят, спрашиваю капитана: — Покурить-то хоть можно где? – Щас, выведу этих – сходим. А то у нас тут нельзя.

Капитан возвращается, идем курить. «Вы за 6 мая выходили-то сегодня?» — «Да, ребята-то сидят» — «Был я там 6 мая….». Дальше обсуждаем 6 мая 2012 года. Где-то соглашаемся, где-то нет – он смотрит со своей колокольни, я – со своей. Но вполне понимаем друг друга, потому что разговариваем по-русски. Не по-марсиански. Докурили, идем обратно. Пожимает плечами: «О чем спрашивали-то? Чего хотели?»

Я это к тому, что с этими полицейскими нам будет трудно и потом. Но как-то мы это решим. Хуже-лучше, но решим. А вот с гэбешными марсианами не решим никак. Нам на одной земле не жить.
Потому что для них вопрос о цели рождения естественен.

Сергей Шаров-Делоне, активист, защитник Андрея Барабанова и Ивана Непомнящих в «болотных» процессах  — facebook

Поделиться в соцсетях