Милонов потребовал запретить Human Rights Watch

Виталий Милонов
Виталий Милонов

Lenta.ru сообщила, что депутат петербургского заксобрания Виталий Милонов направил письмо Генпрокурору РФ Юрию Чайке с предложением запретить деятельность в России международной правозащитной организации Human Rights Watch (HRW).  Любопытной деталью  этой публикации является то, что Lenta.ru ссылается на сообщение ТАСС, но опубликованная ссылка ведет лишь на главную страницу агентства, а на сайте агентства такая информация отсутствует.

По словам Lenta.ru, поводом для обращения стало выступление представителя организации Бориса Диттриха на ЛГБТ-фестивале «КвирФест-2015» в Петербурге. По мнению Милонова, правозащитник критиковал российское законодательство и  призывал ЛГБТ-сообщество использовать транснациональные корпорации для давления на российские власти и лоббирования законов, касающихся геев.

Human Rights Watch — одна из крупнейших неправительственных организаций, занимающаяся  мониторингом и расследованием случаев нарушений прав человека более, чем в 70 странах мира.

Поделиться в соцсетях

Андрей Юров: за что сражались наши деды?

Андрей Юров
Андрей Юров

Итак, без особой помпы  2 сентября 2015 г.  мир отпраздновал 70-летие окончания Второй Мировой войны. Кажется, время подводить итоги давно прошло. А с другой стороны, видимо, подводить итоги еще слишком рано. Ибо для многих стран война так и не закончилась:  они продолжают жить памятью о ней, строят на этом важные идеологемы развития и черпают  во всем этом  некие силы.

Более того, мировая система, которую можно условно назвать «поствоенной», с одной стороны, не позволила в северном полушарии Земли развернуться новой глобальной войне,  с другой — не предотвратила другие, локальные конфликты с миллионами (!) жертв, а с третьей — явно начала пробуксовывать. Всё чаще разговор заходит о том, что с начала XXI века мы живем уже не в поствоенном, а в «пост-поствоенном» мире, где многие институты, вроде бы, те же — только вот уже не очень работают.

В последнее время нередко ставятся под сомнение и сами базовые принципы, положенные в основу созданных после Второй мировой войны международных институтов в сфере глобальной безопасности, сотрудничества, утверждения важнейших общечеловеческих ценностей и их верховенства над идеологиями и национальными интересами.

Самое время спросить: так за что же сражались наши деды? И может ли это «что» стать основой для консолидации этносов и народов?

Я не в силах сейчас ставить этот вопрос совсем глобально и говорить обо всех странах. Мне представляется важным подумать над ответом в рамках хотя бы антигитлеровской коалиции («Союзников»), тех народов и стран, кто, собственно, и установил «новый мир».

Итак, первое.  Прежде всего, нужно сказать, что «наши деды» сражались за разное, а значит и за право быть разными.

То есть даже условные граждане СССР (включая тех, кто был ими сделан насильственно  в 1939-1941 гг.), сражавшиеся по одну сторону, готовы были защищать разные, порой — противоположные ценности. Далеко не все солдаты и офицеры РККА (Рабоче-крестьянской красной армии)  были поклонниками сталинского, да и в целом большевистского режима, хотя многие – были. Далеко не все были готовы умирать «за вождя» или за систему, погубившую миллионы в 1930-е, хотя многие – были… Далеко не все были в восторге от государства, уничтожившего цвет интеллигенции, священства и честного самостоятельного крестьянства. Но ведь было что-то иное, что делало их верными бойцами этой стороны, несмотря на все «но»?.. И так со многими странами и многими сторонами.

Поэтому любая попытка сказать, что «все наши деды сражались за одно-единое  общее дело», — это ложь, которая ведет вовсе не к объединению общества, а к его расколу. Только признав, что наши деды сражались за разное  и  это  не должно нас разъединять, — мы можем начать хоронить эту страшную войну.

Второе. Почти все наши деды сражались за преодоление страха.

Это был страх перед двумя усатыми тиранами по обе стороны от Бреста, уже к тому времени обрекшими на смерть и страдания сотни тысяч.

Это был страх перед всесильными охранками и палачами, способными сломать или уничтожить каждого — от простых рабочих до всемирно известных поэтов и режиссеров, от членов юношеских вождистских организаций до лидеров соответствующих партий.

Это был страх перед системами, где Право, а значит — возможность защиты и для сильного, и для слабого, — было растоптано тоталитарными государствами.

Это был страх людей перед ужасными бесчеловечными машинами, порожденными самими людьми, людьми же поддерживаемыми и подпитываемыми.

И так хотелось, чтобы этот страх, нависший над сотнями миллионов человеческих существ и над миром, рассеялся.

Третье. Они сражались за мир.

За то, чтобы как можно быстрее прекратить бойню, ежедневно пожирающую тысячи и десятки тысяч жизней. Чтобы дети не сходили с ума во время бомбежек, а женщины не проклинали небо и землю. Чтобы старики мечтали хоть о чем-нибудь, кроме прекращения милитаристского апокалипсиса, а юные солдаты перестали бы думать о том, как они будут убивать таких же юных солдат в окопах напротив. Чтобы остановилась мясорубка, превращающая не только тела, но и души в агрессивную и страдающую массу.

Почти для всех это не был «мир любой ценой». Зато это была мечта не просто о «прекращении войны», но о Мире, в котором мир был бы прочен и долог.

Четвертое. Они сражались за свободу.

И свобода у них была разная. И понимание этой свободы — разное. И мечты о свободе у них были разные. Но хотелось свободы — дышать, глядеть, ходить, работать, творить, мечтать, любить — почти каждому. И эти разные мечты как-то сплелись в одну необъятную, общую мечту о Свободе, которой многие из них никогда не видели, да и потом так никогда и не увидели.

Пятое. Они сражались за человеческое достоинство.

Каждый причастный к войне, в тылу или на фронте, маленький или взрослый, полный ненависти или милосердия, — хотел чувствовать себя человеком. Тем, кого нельзя пытать, унижать и убивать. Тем, кто рожден для каких-то прекрасных вещей. Тем, обладает особым достоинством — вне зависимости от способностей, социального статуса и завоеванного уважения. Хотелось, чтобы меня признали Человеком, и уже на этом, таком простом, вроде бы понятном и хрупком основании, запретили бы относиться ко мне как к вещам или скотине. Кто должен был признать и кто — закрепить?.. Бог весть. Но этого так не хватало.

Шестое. Конечно, они сражались за справедливость.

К сожалению или счастью, и она была у них очень разная. Если бы народы-победители начали спорить о том, какая именно справедливость должна восторжествовать на земле после войны, — могла бы начаться еще одна война. Но, видимо, в послевоенном сознании (и коллективном бессознательном) стало складываться смутное представление о справедливости для каждого человеческого существа вне зависимости от идеологий, религий, этносов, гражданств и подданств, и персональных психозов. В этой справедливости должно было быть нечто, что устроило бы после войны многих, пусть не всех, и что позволило бы долго-долго не начинать новых войн, дабы опять, в который раз не приниматься за «восстановление попранной справедливости»

Седьмое. Быть может, сами того не зная, они сражались за мечту об общечеловеческом единстве и за неведомые, но ощущаемые общечеловеческие ценности.

Они, возможно, даже не мечтали, а лишь предощущали миропорядок, в котором войны, насилие и геноцид были бы объявлены вне закона, а на политой кровью и отчаянием вселенской почве мог бы вырасти Новый Мир. Им снилось, что «настанет день, когда кругом все люди станут братья». Они грезили о человечестве, которое когда-нибудь преодолеет страшные болезни, нищету, голод, рабство, тоталитарное мышление — и полетит в космос. Но не для того, чтобы захватывать и порабощать новые планеты и звездные системы, а чтобы искать новых братьев и сестер, с которыми можно обживать доступные нам части Вселенной.

А в ближайшие годы и месяцы им мечталось — людям западного и восточного фронтов —  встретиться посреди поверженной нацистской Германии на какой-нибудь реке и обняться. И плакать. И поклясться, что  мы будем  союзниками навек, и что теперь-то никакие вожди и правители не разлучат и не заставят нас  убивать друг друга.

Наверное, это моя личная мечта. Мечта о таком варианте ответа на вопрос «за что на самом деле сражались наши деды». О том, почему страны-победители решили создать Организацию Объединенных Наций и положить в фундаменте всей её громады приоритет Человека и общечеловеческих ценностей — даже над суверенитетом государств. О том, как родились Всеобщая Декларация Прав Человека (ВДПЧ, 1948), Европейская Конвенция по Правам Человека (ЕКПЧ,1950) и «Хельсинкский заключительный акт» («Хельсинкские соглашения», 1975, впоследствии породившие ОБСЕ – Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе).

О том, что такой мир возможен.

Но, видимо, правы те, кто говорит, что сражение это не окончено. И если есть хоть доля правды в том, что наши деды сражались за это, если для нас, нынешних, это ценно и если мы не готовы признать, что они за всё это сражались зря и в глобальной перспективе проиграли, — мы должны принять это поле битвы под свою ответственность.

Мы всего лишь должны выбрать: нам дорога память о тех, кто сражался за всё, ценное для нас,  — то есть нам дороги именно ценности, а не формальные и политизированные «слава и гордость», — или мы готовы сдаться желанию сделать мир простым, расколотым, плоским и жестоким, полным самолюбования и неких вечных индульгенций для стран-победителей.

Мы можем покончить с этой войной, только если примем не только «победы и преодоления», но и весь ужас, который был совершен в том числе от имени наших стран, все те вещи, что делают победителей не только величественными, но и чудовищными. Если мы примем, что победа – это не сладкий миф, насаждаемый государствами, а тяжелая ответственность за необъятное насилие, совершенное самыми «справедливыми сторонами» этой войны.

Именно такой  сложный и тяжелый выбор поможет нам всем наконец-то завершить  ту  войну и обнаружить, что можно жить в мире.

Опубликовано 21 сентября в блоге автора на сайте СПЧ

Поделиться в соцсетях

Украина готовит «список Савченко — Сенцова»

МИД Украины
МИД Украины

Министерство иностранных дел Украины готовит список лиц, «виновных в незаконном», по мнению Киева, преследовании украинских граждан. Об этом заявила спикер украинского внешнеполитического ведомства Марьяна Беца.
Список условно имеет название «Савченко-Сенцова» и будет касаться всех, кого украинские власти считают «политическими заключенными», пояснила она.

В него будут внесены все причастные к задержанию и вынесению приговоров в отношении этих граждан Украины, добавила Беца.
Как передает УНИАН спикер отметила, что пока неизвестно, будет ли этот перечень аналогом «списка Магнитского» и будут ли применяться какие-то санкции к фигурантам. «Сейчас он только на стадии формирования», — сказала спикер МИД Украины.

Ранее Европейский парламент на сессии в Страсбурге принял поправки к резолюции в отношении приговоров, вынесенных судами в РФ эстонцу Эстону Кохверу и украинцам Олегу Сенцову и Александру Кольченко. В этой связи депутаты предложили составить новый санкционный список.

Кировская полиция завела дело на компанию Apple

560412D9BCFD5

В Кирове полиция возбудила против компании Apple дело о пропаганде гомосексуализма среди несовершеннолетних. Как сообщает РБК, причиной стало  заявление местного юриста Ярослава Михайлова. В разговоре с РБК он пояснил, что усмотрел нарушение закона в эмодзи-смайлах, которые доступны в операционной системе iOS 8.3.  На иконках-смайликах изображены однополые пары, взявшиеся за руки или с детьми.

Михайлов отметил, что  перед подачей заявления консультировался с  уполномоченным по правам ребенка в Кировской области Владимиром Шабардиным.  По словам юриста, омбудсмен обратился к психологам и получил неофициальное заключение, что эти картинки могут оказывать влияние на детей «на подсознательном уровне».

На своей странице Facebook жалобщик публикует ответ полиции на его обращение. Дело, как оказалось, заведено  в августе, а преступные изображения кировские полицейские направили на экспертизу в Межрегиональное бюро судебных экспертиз им. Сикорского.  Если экспертиза подтвердит пагубное влияние смайликов на детей и подростков, Apple придется выплатить штраф от 800 тыс. до одного миллиона рублей. Компании также грозит приостановка деятельности в России.

Первым в апреле этого года обратил внимание на смайлики Apple депутат петербургского заксобрания Виталий Милонов. В конце июля этого года Роскомнадзор попросил «Молодую гвардию «Единой России» организовать экспертизу смайликов в соцсетях, в том числе в Facebook.

Поделиться в соцсетях

Крымскотатарских организаций больше «не существует»

Мустафа Джемилев
Мустафа Джемилев

В России считают экстремистскими заявления лидеров Меджлиса крымских татар, народных депутатов Украины от Блока Петра Порошенко «Солидарность» Рефата Чубарова и Мустафы Джемилева, и грозят запретить организацию.

Чубаров и Джемилев своими «экстремистскими заявлениями» создают образ «правительства в изгнании», добиваясь таким образом запрета в России, заявил так называемый «вице-премьер правительства» в оккупированном Крыму Руслан Бальбек, передает Цензор.НЕТ.

20 сентября началась бессрочная акция по блокированию грузового транспорта, направляющегося в Крым с продуктами и товарами, инициированная лидерами крымских татар, в частности Чубаровым и Джемилевым.

Инициаторы блокады считают, что украинские компании должны прекратить торговые отношения с Крымом, поскольку территория полуострова была оккупирована Российской Федерацией. По словам организаторов акции, они не будут пропускать фуры в Крым до тех пор, пока не будут выполнены их требования: освобождение политзаключенных, прекращение давления на независимые СМИ, беспрепятственный въезд для международных наблюдателей на территорию полуострова, прекращение репрессий в отношении крымских татар.

Российские «власти» Крыма считают, что жители полуострова не ощутят последствий «продовольственной блокады», но, судя по всему, они не очень рады данной общественной инициативе.

Прокуратура Крыму порекомендовала СМИ не упоминать в публикациях несуществующую организацию — Меджлис крымскотатарского народа.

Поделиться в соцсетях

Псковский парламент лишил Льва Шлосберга депутатского мандата

Лев Шлосберг
Лев Шлосберг

Депутаты Псковского областного собрания на заседании в четверг проголосовали за лишение мандата лидера фракции «Яблоко» Льва Шлосберга, сообщает «Интерфакс». Предложение поддержал 41 парламентарий, против проголосовали 3 депутатов.

В региональном парламенте уточняют, что место Шлосберга может занять председатель областного комитета по природопользованию и охране окружающей среды Наталья Вдовина («Яблоко»), имя которой в партийном списке по результатам выборов шло сразу после Шлосберга.

Официальной причиной досрочного лишения мандата Льва Шлосберга называлось решение комиссии регионального парламента по контролю за достоверностью сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, представляемых депутатами. Указывалось, что Шлосберг незаконно выступал представителем псковского НКО «Центр социального проектирования «Возрождение», учредителем которого являлся, в судебных заседаниях, где эта общественная организация оспаривала решение Минюста о включении ее в реестр «иностранных агентов» за получение зарубежного финансирования.

Однако во время обсуждения вопроса о лишении мандата дискуссия строилась вокруг его политических взглядов, а также сообщении о потерях бойцов 76-й псковской десантной дивизии в мирное время. Лев Шлосберг занимался расследованием обстоятельств гибели псковских десантников летом прошлого года, после газетной публикации на эту тему на него было совершено нападение.

По словам Шлосберга, он обжалует решение парламента в суде. Соответствующие документы будут поданы 28 сентября.

23 сентября у администрации президента РФ активисты партии «ЯБЛОКО» провели пикеты в поддержку псковского депутата Льва Шлосберга и за отставку губернатора Псковской области Андрея Турчака.

Поделиться в соцсетях

В Барнауле прошли пикеты в поддержку выборов мэра

Виктор Рау
Виктор Рау

24 сентября в Барнауле, перед зданием Алтайского краевого Законодательного Совета, прошло три одиночных пикета в поддержку выборов мэра города, сообщает ИА Амител. На пикеты вышли представители «Справедливой России» и КПРФ, а также оппозиционный активист Виктор Рау.

Участники акции держали в руках плакаты: «Верните барнаульцам выборы мэра», «Барнаульские коммунисты за всенародные выборы мэра», «Городу нужны выборы мэра».

На проходящей в этот четверг сессии краевого парламента планируется рассмотреть соответствующий законопроект, подготовленный фракцией «Справедливая Россия». Ожидается, что проект будет отклонен, т.к. 23 сентября на заседании фракции “Единой России”, имеющей в краевом парламенте большинство, было принято решение отклонить законопроект.

Сразу после проведения одиночных пикетов Виктора Рау пригласили в полицию, где составили протокол об административном правонарушении. По мнению полицейских, активист слишком близко стоял от других «пикетчиков» и тем нарушил закон. Активист пояснил, что в дальнейшем протокол будет рассматриваться в суде, который и вынесет решение. Если нарушение будет признано, он должен будет заплатить штраф.

Поделиться в соцсетях

Автопробег объявлен формой протеста

0_2117b1_15df7eb_origПравительство РФ внесло в Госдуму законопроект, согласно которому автопробеги и установка палаточных лагерей в общественных местах попадают под действие закона о митингах и приравниваются к акциям протеста, сообщает РБК.

Законопроект вносит изменения в закон «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях». Автопробег предлагается приравнять к демонстрации, а установку палаточных городков в общественных местах — к пикетированию.

Согласно данным МВД, которые приводятся в пояснительной записке к проекту, в 2014 году в Башкирии, Белгородской, Московской, Ростовской, Челябинской областях, а также в ряде других регионов прошли протестные акции с установлением палаточных городков в общественных местах, а в 27 субъектах Федерации состоялось 126 мероприятий, в которых приняли участие 4 тыс. человек с использованием 1,5 тыс. транспортных средств

Максимальный размер административного штрафа для граждан составит 300 тысяч рублей, для должностных лиц — 600 тысяч рублей, для юридических лиц — до одного миллиона рублей.

Поделиться в соцсетях

Закон о запрете оправдания сталинизма: мнения специалистов

Сталин22 сентября в Госдуме зарегистрирован проект Зампреда комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и госстроительству Константина Добрынина с сенсационным на сегодняшний день названием «О противодействии реабилитации преступлений сталинизма». Предлагается признавать экстремистскими и запрещать любые публикации с оправданием «необходимости осуществления массовых политических репрессий,  депортаций и нарушений прав, свобод и законных интересов человека в связи с его политическими взглядами». Особо выделена ответственность госчиновников за высказывания, оправдывающие необходимость политических репрессий. Запрещаются организации или объединения, действия которых направлены на реабилитацию или оправдание сталинских репрессий. Предлагается запрет называть географические и иные объекты именами причастных к преступлениям сталинского режима. И, наконец, «Нормативные акты советских органов власти в части применения политических репрессий в отношении отдельных граждан, а также наций, народностей, иных исторически сложившихся культурно-этнических общностей, являются незаконными и подлежат отмене.»

В то же время, если историческое событие не получило официального государственного осуждения, высказывания о нем не попадают под действие закона. Разрешается также «опровержение обвинения политического руководства советского государства в проведении политики геноцида и совершении других преступлений против человечества».

Уже появилось достаточно отзывов на законопроект, и они оказались отнюдь неоднозначными. Наиболее критически подошли к тексту организации, серьезно занимающиеся именно темами шовинизма, ксенофобии и сталинских репрессий. Предлагаем краткий обзор первой реакции общества.

Одним из первых поддержал закон глава СПЧ Михаил Федотов, сказав, что «идея, заложенная в законопроекте, «соответствует утвержденной правительством концепции государственной политики по увековечиванию памяти жертв политических репрессий».

Антон ОрехВосторженно приняла законопроект либерально-демократическая пресса в лице обозревателя Антона Ореха. Эмоционально перечислив наиболее известные грехи сталинизма, он заключает: «Получается, что в Думе и Совфеде заседают не сплошняком андроиды и автоматы для голосования – встречаются и приличные граждане. Сенатор Добрынин внес законопроект, который, положа руку на сердце, давно следовало не просто внести, а принять разом во всех чтениях и единогласно. Который должен быть в тот же день подписан президентом, а затем немедленно пропечатан в учебниках для средней школы.»

Центр "Сова"Информационно-аналитический центр «Сова» (занимающийся вопросами ксенофобии и политического радикализма) более сдержан в оценках. Приветствуя направленность закона, аналитики отметили ряд проблем. Так, положение об ответственности чиновников отсылает к не существующим в российском законодательстве нормам (а  законопроект такую ответственность сам не вводит).

Ответственность СМИ и организаций (вплоть до ликвидации) и отнесение «оправданий сталинизма» к экстремизму представляется им «чрезмерным ограничением свободы слова и ассоциаций. «Оправдание сталинизма» в настоящее время не входит в определение экстремистской деятельности, как и «оправдание нацизма». Расширение же списка  для признания материалов экстремистскими, представляется нам неразумным, поскольку критерии оценки материалов на предмет экстремизма и так оказались слишком широкими и плохо понятными для прокуратуры и судов»

Упоминая рекомендацию Европейской комиссии против дискриминации (ECRI) N7, требующей введения наказаний за «отрицание и оправдание» геноцидов, военных преступлений и преступлений против человечности, аналитики «Совы» считают более резонным введение административной ответственности (в виде штрафов) за оправдание всех преступлений — и нацизма, и сталинизма, а заодно геноцида и преступлений против человечности, признанных Международным уголовным судом или иными международными трибуналами. «Такие санкции были бы, с одной стороны, не слишком суровы, с другой стороны — несомненно, повлияли бы на тех, от кого в наибольшей степени может гипотетически исходить опасность исторического ревизионизма, — на чиновников и на крупные, статусные, СМИ и издательства.»
Ян РачинскийЧлен Правления Международного Мемориала Ян Рачинский высказывает собственную точку зрения.

«Во-первых, само название – почему речь идет о сталинском режиме? Политические репрессии начались при Ленине во вполне массовом порядке, и продолжались после смерти Сталина – в порядке не столь массовом, но не менее преступном.»

Во-вторых, все «официальное осуждение» сводится к формулировкам преамбулы Закона о реабилитации, заявления Госдумы о Катынском преступлении и нескольких указов 1990-х годов. И уж подавно никакие самые вопиющие преступления советской власти не были официально признаны преступлениями против человечности – даже расстрел военнопленных поляков ГВП квалифицировала как «превышение служебных полномочий». Поэтому сфера применения закона оказывается очень ограниченной.

В-третьих, … серьезные сомнения вызывает ссылка на законодательство об экстремизме, неопределенность формулировок и произвольность применения которого хорошо известны. Думается, что приоритет должен быть отдан просветительным и воспитательным мерам, а не запретительным.

В-четвертых, если говорить о запретительных мерах, то они должны касаться прежде всего представителей власти.

В-шестых, ч.1 ст.7 гласит, что «нормативные акты советских органов власти в части применения политических репрессий в отношении отдельных граждан, а также наций, народностей, иных исторически сложившихся культурно-этнических общностей людей, являются незаконными и подлежат отмене» – но в это определение не попадают, например, решения о раскулачивании (не говоря о многих менее масштабных решениях против разных социальных групп).

Ну и мелкая ошибка, ставшая уже хронической в СМИ, но неуместная в законопроекте, – использование слова «опровержение» вместо «отрицание» (последний пункт ст.2, ч.3 ст.3). Опровержение в принципе не может быть наказуемо.»
Александр СкобовЕще более категоричен политический деятель, публицист и бывший политзаключенный Александр Скобов.

«Проект Добрынина, если он будет принят, послужит прекрасным дополнением к закону Яровой, карающему за осуждение советских преступлений времен Второй мировой войны. Если одни сталинские преступления нельзя будет оправдывать по закону Добрынина, а другие нельзя будет осуждать по закону Яровой, останутся ли вообще в советской истории страницы, по поводу которых можно будет высказывать разные точки зрения?

Неужели в России любой идейный спор обречен быть соревнованием в принятии репрессивных законов друг против друга? Состязанием, кто кого запретит, привлечет к уголовной ответственности, посадит? Запреты против сталинистов не уравновешивают запреты в пользу сталинистов, а лишь увеличивают количество запретов, сокращают пространство свободы и расширяют пространство несвободы, на котором единственно допускаемую точку зрения устанавливает государство.

Когда на замечание активистки Юлии Усач (которую судят за антифашистские карикатуры по статье о демонстрации нацистской символики) о том, что свастики были и в антифашистских произведениях Кукрыниксов, прокурор Кузнецов отвечает «если надо, мы и Кукрыниксов привлечем», это гротеск? Верноподданные придворные либералы будут придумывать мудрые запреты, а «правоприменять» их будут пришибеевы и держиморды, которые будут строить в три шеренги всех — сталинистов и антисталинистов, фашистов и антифашистов.

Сталинизм можно и нужно победить на поле боя, когда он берется за оружие. Но сталинизм нельзя победить идеологическими запретами. Потому что идеологические запреты — это и есть сталинизм»

Поделиться в соцсетях

Крым: блокада

Крымские активисты блокируют дорогу на Крым
Крымские активисты блокируют дорогу на Крым

ИА Росбалт распространило комментарии Главы республики Сергея Аксенова, который уверяет, что даже на продуктовых рынках, где закупаются пенсионеры, 90% товаров – российского производства. Его советник по транспорту Анатолий Цуркин подтверждает: Крым полностью обеспечен товарами из России. «Через Керченскую переправу проходит порядка 400 фур в сутки. Через границу с Украиной — 100-200 фур, хотя при Украине было 600-700 единиц. Это значит, стратегически Крым не зависит от поставок с Украины», — говорит чиновник.

Но это далеко не так. Хотя в ассортименте крымских торговых сетей российские товары действительно стали преобладать, с Украины все еще везут огромное количество продуктов питания. И будут везти, пока не построен Керченский мост — то есть, как минимум, до конца 2018 года.

По информации Радио Свобода о третьем дене «гражданской блокады Крыма»: крымскотатарские активисты при поддержке украинских добровольцев не пропускают большегрузные фуры с «материковой» Украины в Крым, полиция им в этом не препятствует.

Попытка продовольственной блокады аннексированного полуострова вызвала живые споры как в украинской, так и в российской блогосфере. Обсуждают как смысл этой блокады, так и ее возможные последствия. Российские «охранители» с одной стороны негодуют по поводу блокады, с другой — высмеивают ее. Рыночные прилавки, особенно в туристических городах, пестрят табличками «Крымское», которые тешат чувство патриотизма покупателей и служат чем-то вроде оберега от контролеров.

Рыночники говорят о блокаде с тревогой: если поставки с Украины полностью прекратятся, цены взлетят выше московских, прогнозируют они. В первую очередь это коснется скоропортящихся продуктов, которые нельзя закупать крупными партиями.

С торговыми сетями Крыма, кстати, тоже не все просто. С одной стороны, они стараются блюсти запреты Россельхознадзора на поставки целого ряда украинских товаров, введенные еще до татарской блокады. Так, за последний год ведомство полностью запретило ввозить в Крым украинские кондитерские изделия, мясо, газированные напитки и минералку, молочные продукты и сырое молоко. Но, с другой стороны,  все это в Крым как везли, так и везут. Например, доля газированных напитков с Украины в крымских магазинах составляет около 90% (это объясняется тем, что российская «Кока-кола», например, заметно дороже украинской). Доля украинской молочной продукции стараниями Россельхознадзора уже упала до 10%, и тут, вроде бы, особых проблем не ожидается. Но надо понимать, что крупнейший на полуострове Джанкойский молочный комбинат до сих пор на 70% снабжается молоком из Херсона. Если блокада продлится долго, молочка на полуострове в целом подорожает (сейчас в сетевой рознице «джанкойское» молоко стоит в среднем около 40 рублей за литр, а материковое российское – от 55 рублей).

Кризис может наступить и на рынке твердых сыров, которые, кстати, разрешены к ввозу с Украины и занимают до 80% крымского рынка. Продавцы говорят, что их ассортимент может резко оскудеть из-за блокады. Сыры из РФ обойдутся крымчанам дороже, да и качество их в целом местные жители оценивают скептически.

Наверняка поднимется в цене и мясо, особенно свинина. Курятина в Крыму пока что своя. Но дело в том, что корма для птицы и крупного рогатого скота везли с Украины. Теперь не везут. Удастся ли решить проблему кормов с помощью переправы, неизвестно. Поэтому не исключено, что если блокада затянется, крымчанам придется забивать скот и птицу от бескормицы.

Самые же большие проблемы, пожалуй, возникнут с картофелем, морковью и луком. Причем не только с их поставками в Крым, но и с транзитом через полуостров на российский материк. Сейчас контрабандисты вешают на мешки с украинской картошкой и луком розовые сертификаты происхождения «сделано в Крыму» — и гонят через Керченскую переправу в Краснодар. Несмотря на дороговизну самих сертификатов (за них приходится платить по 30-35 тыс. руб. с фуры), это очень выгодный бизнес: оптовая цена украинской картошки в Крыму — около 6 руб/кг, а в Краснодаре, уже после проверок и переправы, – 20 руб/кг, при том что местная на материке стоит от 25 рублей. Из-за этих теневых схем розничные цены на картошку подскочили и в самом Крыму – оптовикам нет смысла делать скидку крымчанам, если кубанцы подгоняют фуры и берут товар дороже.
Кроме того, в ходе бесед с продавцами на рынках выяснилось, что оборотистые кубанцы и ростовчане скупают в Крыму и собственно крымские овощи и фрукты, из-за чего цена на них также взлетела, а их количество на крымских прилавках уменьшилось. «Заезжают 20-тонными фурами прямо на поля и все скупают. Нашим производителям наши «Газельки» уже не интересны. Говорят: берите двадцать тонн — тогда погрузим. Поэтому поднимается закупочная цена. То, что еще недавно нам сдавали по 50 рублей, сейчас продают за 100″, — рассказывают местные торговцы овощами.

Это подтвердили и продавцы крымского винограда. Цены в 100-150 рублей за 1 кг (слишком дорого для продажи на рынке, расположенном в 20 км от виноградника) они объясняют ростом закупочных цен: «Мы как продавцы накинули всего 10%. Это закупочные цены растут, потому что перекупщики с материка готовы больше платить».
В общем, какие бы сладкие и патриотические речи ни лились из уст крымских чиновников, мост через Керченский пролив построят не ранее конца 2018 года. Так что впереди у полуострова — еще три года транспортной зависимости от Украины. А значит, и продуктовой. Зимой она неизбежно обострится.

Что произойдет в этом случае в Крыму? Оперативные запасы товаров составляют у крупных сетей от двух недель до месяца. Если осенне-зимние шторма на переправе не будут долгими, недопоставки украинских товаров быстро заменят российскими, цены на которые включают стоимость переправы и уже достигли потолка покупательной способности местных жителей.
У рыночных торговцев возможности держать такие запасы продуктов нет. В последние пару дней, по наблюдениям местных жителей, цены на рынках начали подрастать. Пока — по чисто психологическим причинам: пользуясь медийным шумом вокруг блокады, торговцы поднимают цены произвольно. Причем делают это не только крымчане и украинцы, но и российские поставщики: мол, куда вы теперь денетесь — все равно купите.

Поделиться в соцсетях