АЛЕКСАНДР ПОГРЕБОВ: Давила несправедливость

Александр Погребов
Александр Погребов

10 сентября Таганский суд Москвы оправдал четырех обвиняемых парашютистов по делу о покраске звезды на высотке Котельнической набережной. Осужден был только один – Владимир Подрезов (дело Кирилла Ишутина было вынесено в отдельное производство, и он уже осужден на один год и один месяц лишения свободы). В суде парашютисты были уверены, что им вынесут обвинительный приговор и от услышанного даже закричали от радости.

Их радость могла оказаться преждевременной: прокуратура обжаловала приговор и требует отменить решение суда. О том, что он чувствует после приговора и как проходило следствие, в интервью Каспаров.ру рассказал один из подсудимых Александр Погребов.

Давайте начнем с самого начала. Как проходило предварительное следствие?

С первого дня мои друзья отказались давать показания и использовали 51 статью Конституции. Я хотел рассказать и дать правдивые показания, но после того, как несколько раз осматривали машину Евгении Коротковой и нашли там краску, которая ей не принадлежала, мы очевидно перестали доверять следствию. Полностью закрылись и начали давать показания лишь спустя несколько месяцев. Женя вовсе дала показания лишь в суде. Я показания дал через два месяца после домашнего ареста.

И совершенно непонятно, как проводилось следствие, раз мы взяли 51 статью. Как можно вести человека на следственные действия, когда он отказался давать показания? Меня вывозили для допроса на месте, и я не дал показания. По-моему, не совсем логично.

Нам предлагали дать признательные показания. Любыми путями пытались нас поймать на том, что мы говорим неправду или врем. Давление оказывали лишь в том плане, что мы должны были сознаться во всем, мои друзья якобы дали показания против меня, им говорили, что я против них сказал. Пытались столкнуть нас лбами.

Мы были готовы сотрудничать со следствием, рассказывали, как было на самом деле, что не забирались на шпиль и не раскрашивали звезду. Но правду никто не хотел слушать.

Вам угрожали?

Нам говорили, что и так все понятно, в любом случае кто-то должен ответить. Лично мне говорили, если я признаюсь, то могут отпустить.

По словам адвокатов, следователь Минов, первоначально занимавшийся делом, передал его другому следователю, поскольку не хотел брать ответственность «за невиновных ребят».

По моему мнению, он оказался более человечным, отказался фабриковать дело и оказался в неудобном положении. Затем дело передали Криворотову. При нем Подрезов и другой осужденный Кирилл Ишутин изменили показания. До него они говорили, что не знакомы с нами. Дали показания против нас. Причем эти показания они даже не выучили. На очной ставке их слова с экрана зачитывал следователь.

Как у вас прошел домашний арест? Чем занимались?

Психологически тяжело. Будучи спортсменами, мы должны тренироваться. После двух месяцев нам все-таки разрешили часовую прогулку, тогда и могли заниматься спортом. Дома читал книги, изучал историю, жонглировал.

Вам оказывали поддержку друзья? И как ваша семья пережила историю с вашим уголовным делом?

Семье было тяжело. У меня отец — инвалид II группы, у него нет ноги. И родным было тяжко осознавать, что нас, четверых невиновных, обещают посадить надолго. Мы выжили только за счет поддержки друзей и близких. У нас очень хорошее бейс-сообщество. Они собирали деньги на адвокатов, помогали финансово.

Как бы оценили судебный процесс? Все ли гладко прошло?

Мне сложно оценить. У меня это первый суд, я не часто сталкиваюсь с такими вещами. У нас получилось громкое дело. Судья, по-моему, объективно рассмотрела дело. Был ли я уверен, что суд будет положительным в нашу сторону? Нет. В России мало оправдательных приговоров. Но судья вынесла правильное решение. К концу процесса было понятно, что мы доказали свою невиновность. Опровергли показания следователя и Ишутина. Он не мог ответить ни на один вопрос и путался. Сначала показал на меня, но на предварительном следствии написал на Алексея Широкожухова. Мы полностью развалили дело.

Вы первый раз столкнулись с правоохранительной и судебной системой. Какое у вас сложилось впечатление?

Мягко говоря, плохое. Был удивлен, что никто не хотел слушать правду. У следствия не хватило духу нас отпустить, и обвинение притянули за уши. На избрании меры пресечения я был очень подавлен. Преступники хотя бы знают, за что их арестовывают, а мы не понимали, за что нас так. Давила несправедливость.

Новая Хроника текущих событий в Twitter -- iXponika
Новая Хроника текущих событий в Facebook
Новая Хроника текущих событий ВКонтакте

Новая Хроника текущих событий на 100% волонтерский проект, не получающий никакого финансирования из внешних источников. Поддержите издание – ваша помощь очень нужна проекту! Спасибо!


Поделиться в соцсетях