ФСБ не любит отвечать за свои ошибки

Толкьо под давлением общественности мать семерых детей Светлана Давыдова была выпущена из-под ареста
Толкьо под давлением общественности мать семерых детей Светлана Давыдова была выпущена из-под ареста

Адвокат Иван Павлов в интервью «Медиазоне» рассказал о том, несут ли какую-то ответственность сотрудники ФСБ, причастные к развалившимся делам об экстремизме, шпионаже или измене родине. Павлов — лидер «Команды 29», объединения правозащитников и журналистов, названного в честь статьи Конституции, гарантирующей свободу слова и право гражданина на поиск и распространение информации.

«В моей адвокатской практике было несколько случаев преследования невиновных людей органами госбезопасности, которые заканчивались прекращением дела самим следствием за отсутствием состава преступления либо оправдательным приговором», — говорит адвокат.  Принято считать, что такой исход уже сам по себе — удача. Однако,  люди на долгий срок изолируются от общества и родных, часто оказываются лишены медицинской помощи, почти всегда ограничивается их право на защиту, общение с адвокатом. Это — колоссальный стресс для человека и его семьи. Как правило, это — результат чьей-то ошибки или подлога в целях «погони за показателями». Должна последовать служебная проверка и виновные должны понести ответственность — от служебной до уголовной. Но если дело вели органы госбезопасности, шансов на это практически нет. Адвокат приводит несколько примеров из практики своего объединения.

1. Дело Светланы Давыдовой, домохозяйки из Вязьмы, которую обвиняли в госизмене за звонок в украинское посольство. После закрытия дела за отсутствием состава преступления адвокаты запросили информацию об ответственных. ФСБ России и Управление ФСБ по Смоленской области отнесли запрошенную  информацию к сведениям ограниченного доступа. Генрокуратура ответила, что нарушений в ходе осуществления прокурорского надзора выявлено не было.
2. По делу члена экипажа танкера «Койда»  Сергея Минакова, обвинявшегося в шпионаже, арестованного и также отпущенного за отсутствием состава преступления,  ФСБ  отказала под предлогом ограничения доступа, военная прокуратура нарушений не нашла.
3. Директора петербургского Института региональной прессы Анну Шароградскую летом 2014 года задержали в аэропорту Пулково по ориентировке ФСБ и пытались обвинить в экстремизме из-за  «опасных» слов в образцах газетных публикаций, которые она везла в США для преподавания в школе журналистики. Впоследствии обвинения были сняты, изъятые личные вещи — возвращены. От задействованных в деле ведомств — линейного отдела полиции аэропорта, таможенной службы, ФСБ и прокуратуры, — ответов пришло много, но ни одного вразумительного. ФСБ сообщила, что не имеет отношения к этому делу, хотя факт ее причастности выяснился в ходе судебного разбирательства.
4. Сотрудник Балтийского государственного технического университета им. Д.Ф. Устинова  физик Игорь Баранов также был задержан в Пулково двумя годами раньше перед отлетом в США на конференцию. В распечатках подготовленного им доклада заподозрили секретные материалы, на основании которых якобы можно создать оружие массового поражения.  В основе обвинения лежало банальное невежество. За месяцы разбирательства пострадали нервы ученого и его семьи, понесены репутационные издержки. Судя по ответам Таможенной службы и ФСБ, за все это никто так и не ответил.
5.  Практика остается неизменной на протяжении многих лет. В 1995 году  эколог и правозащитник Александр Никитин был обвинен ФСБ в измене родине и разглашении государственной тайны за подготовку доклада «Северный флот — потенциальный риск радиоактивного загрязнения региона». Через пять лет он был полностью оправдан Верховным судом. Ответ из ФСБ: «В связи с вынесением 29 декабря 1999 года в отношении Никитина А.К. оправдательного приговора в Управлении ФСБ России по городу Санкт-Петербургу и Ленинградской области проверка по факту осуществления в отношении указанного лица уголовного преследования не проводилась, должностные лица Управления к ответственности не привлекались, поскольку в их действиях не усматривались признаки дисциплинарных проступков».
«ФСБ все больше вживается в роль самозамкнутой и практически неподконтрольной (в том числе другим госведомствам) структуры, внутри которой тихо заминается любой беспредел»,  — заключает адвокат.

Поделиться в соцсетях


Новая Хроника текущих событий на 100% волонтерский проект, не получающий никакого финансирования из внешних источников. Поддержите издание – ваша помощь очень нужна проекту! Спасибо!


Поделиться в соцсетях