Сергей Шаров: О марсианах и цели рождения

Сергей Шаров-Делоне. Фото moscow-live.ru
Сергей Шаров-Делоне. Фото moscow-live.ru

Запостив замечательный текст : «Лейтенант медленно вынул из ящика лист бумаги, положил его на стол, взял ручку, поднял на меня глаза и сказал: Цель рождения? Я замялся», я понял, что если бы когда-нибудь взялся бы писать автобиографический роман, то непременно эти слова украл бы для его самой первой фразы. Боюсь, что никому из не живавших в наших Палестинах она просто не понятна. У них там можно оттачивать первую фразу о «прекрасной незнакомке, скакавшей ранним утром по осенним аллеям Булонского леса» — так ведь, вроде, у А.Камю? – а у нас только про лейтенанта и вопрос о цели рождения.

Романа я никогда не напишу : не умею, нет у меня той фантазии, что необходима для создания его живого мира – я все же больше аналитик, исследователь.

Но иногда ничего и выдумывать не нужно – и так все прекрасно. И как раз о цели рождения. Точнее о тех людях, для которых такого рода вопрос противоестественно естественен. Нет. Я не о полицейских из ОВД. Там всё как у нас в общем-то. Среди них есть образованные хоть как-то и не очень, есть поприличнее и похамоватее, у них есть свои тараканы в мозгах, отличные от наших, но вполне себе земные тараканы. Они, конечно, не слишком задумываясь (притом именно потому и стараясь не слишком задумываться, чтобы не мучаться угрызениями совести) выполнят не слишком законный прямой приказ, но если его не будет, или если он будет не слишком прямым, то постараются не заморачиваться и просто не напрягаться, как и любой из нас. Они тоже могут разное ляпнуть от бюрократического косноязычия, но разве что от него. Так что я не о них, а о марсианах.

Когда поздно вечером 6 мая этого года уже всех похватанных на Болотной в автозак по очереди повыпускали из ОВД «ЯКИМАНКА» и там остались только мы с Сашей Рыклиным, по нашу душу приехали какие-то немелкие чины из ФСБ и ЦПЭ. Заводили нас на оформление протоколов по одному. Из полицейских у меня был только капитан, который должен был собственно оформлять протокол, а остальные были гэбешники и эшники.

И тут они начали разговор, в котором, право, паузы весили не меньше, чем слова.
— Вы что себе позволяете – у всей страны ЮБИЛЕЙ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ, а вы!?
— Погодите, день Победы когда? – 9-ого. А сегодня у нас какое? – 6-ое. А вовсе не 9-ое. И вот сегодня – три года с событий на Болотной…
……. <пауза на добрых 2-3 минуты. Гэбешники и эшники смотрят друг на друга в некотором ступоре>…….
— Вы что не понимаете, что в ЮБИЛЕЙ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ…
— Юбилей 9-ого, а сегодня 6-ое.
….. <пауза еще на пару минут>…..
— Вы вообще… Что для вас значит НАША ПОБЕДА?
— Ваша? Это мой дед офицером прошел всю войну от первого дня и до последнего.Это его победа. И тех, кто тогда жил. Не ваша. И не моя. Для меня значит. А для вас не знаю.
…….< пауза минуты на три-четыре, ступор усиливается>…..
— Что вы вообще собирались делать 9-ого мая?
— Сходить к деду на Востряковское кладбище.
— А еще?!
— А еще … ну, вечером, наверное, выпить 100 грамм за всех не вернувшихся с войны, и вообще за всех ее прошедших.
— И НИЧЕГО больше?
— А что я еще по-вашему должен делать?
…… Тут все эти гэбешники и эшники вылетели из комнатки, где мы были, и встали на лестнице. Минут на 20. Поскольку Сашу Рыклина оформляли первым, то я уже знал: 20.2, ч.2, закрывают в ОВД на ночь, завтра суд… Полицейский капитан смотрит на меня, пожимает плечами – «Чего вообще хотели-то?» — «Да ладно — говорю, — давайте оформлять, что ли, пока они там…» — «Вот, подпишите, что вы конечно, откатывать пальчики отказались, вот здесь пишите свои возражения на протокол – если места не хватит, то вот на этом листе продолжайте, вот здесь тоже, что несогласны…»

Из-за двери слышно как гэбешники с кем-то громко говорят по телефону: «Говорит, что ничего… Мол, к деду на кладбище и всё.. Ну там выпить-помянуть.. Нет… Нет… А я что могу сказать – говорит, что нет… есть, еще спрошу…»

К возвращению гэбешников все протоколы готовы и даже копии мне отсняты.
— Так вот, вы что, БОЛЬШЕ НИЧЕГО не собирались делать в ДЕНЬ 70-ЛЕТИЯ НАШЕЙ ПОБЕДЫ?
— Не вашей. Не собирался. И вообще – протокол оформили – идите.
— Из-за таких как вы!…
Пока выходят, спрашиваю капитана: — Покурить-то хоть можно где? – Щас, выведу этих – сходим. А то у нас тут нельзя.

Капитан возвращается, идем курить. «Вы за 6 мая выходили-то сегодня?» — «Да, ребята-то сидят» — «Был я там 6 мая….». Дальше обсуждаем 6 мая 2012 года. Где-то соглашаемся, где-то нет – он смотрит со своей колокольни, я – со своей. Но вполне понимаем друг друга, потому что разговариваем по-русски. Не по-марсиански. Докурили, идем обратно. Пожимает плечами: «О чем спрашивали-то? Чего хотели?»

Я это к тому, что с этими полицейскими нам будет трудно и потом. Но как-то мы это решим. Хуже-лучше, но решим. А вот с гэбешными марсианами не решим никак. Нам на одной земле не жить.
Потому что для них вопрос о цели рождения естественен.

Сергей Шаров-Делоне, активист, защитник Андрея Барабанова и Ивана Непомнящих в «болотных» процессах  — facebook

Поделиться в соцсетях

Новая Хроника текущих событий в Twitter -- iXponika
Новая Хроника текущих событий в Facebook
Новая Хроника текущих событий ВКонтакте

Новая Хроника текущих событий на 100% волонтерский проект, не получающий никакого финансирования из внешних источников. Поддержите издание – ваша помощь очень нужна проекту! Спасибо!


Поделиться в соцсетях