ЮРИЙ ФЕДОРОВ: Осень президента

Этот осенне-зимний сезон в российской политике вряд ли будет спокойным. С каждым новым днем пребывания Владимира Путина в Кремле перспектива острого кризиса в России становится все более реальной. Это неизбежный результат сделанных им грубых стратегических ошибок, очевидной неспособности их исправить и, одновременно, маниакального стремления сохранить власть. Последнее, впрочем, понятно: чем хуже ситуация в стране и ее отношения с окружающим миром, тем неприятнее может оказаться судьба покинувшего Кремль президента.

Нет нужды вновь рассказывать о провале украинской авантюры и «проекта Новороссия»; о новой «холодной войне», которую Россия не может не проиграть; о неудавшемся повороте на Восток; о появлении военных контингентов НАТО вблизи российских границ – об этом написано много и подробно. Но нужно добавить: шантажируя Запад ядерным оружием, Путин перешел грань, которую он не должен был переходить ни в коем случае. Ядерная война в Европе, сколь бы ограниченной она ни была, неприемлема ни для США, ни для европейских государств. А российская ядерная кнопка находится в руках непредсказуемой, склонной ко лжи и опасным авантюрам личности, страдающей одновременно комплексом неполноценности и манией величия. Именно поэтому, пока Путин находится у власти, угроза ядерной катастрофы остается, увы, реальной. Выводы, надо думать, сделаны и в Вашингтоне, и в Брюсселе. Их детали неизвестны, но общий смысл ясен: Путин должен уйти. В Кремле это, похоже, понимают. Истерические антиамериканские инвективы нынешних его обитателей, напоминающие размышления Поприщина из «Записок сумасшедшего», – признак паники, охватывающей власть имущих при одной мысли о не столь уж далеком будущем.

Все более мрачными становятся экономические прогнозы, а у Кремля нет сколько-нибудь внятной стратегии смягчения кризиса. Помимо надежды на чудо, а именно на рост цен на нефть через год-полтора, власть придумала только импортозамещение, бредовые контрсанкции и уничтожение импортного продовольствия. Однако чудеса бывают в сказках, а не в экономике. Цены на нефть падают, за ними падает рубль, и, соответственно, дорожает и сокращается импорт. Это подрывает не только потребление, но и промышленное производство.

Чем дольше Путин остается у власти, тем большую опасность он представляет не только для российского общества, которое пока пребывает в состоянии верноподданического остолбенения, но и для истеблишмента

По оценкам российского Министерства промышленности и торговли, доля импорта в российском станкостроении превышает 90 %, в тяжелом машиностроении – 60-80 %, в легкой промышленности – 70-90 %, в электронной промышленности – 80-90 %, в фармацевтической, медицинской промышленности – 70-80 %, в машиностроении для пищевой промышленности – 60-80 %. При этом, даже по расчетам правительства, в результате разрабатываемых сегодня программ к 2020 году импортная зависимость снизится в среднем лишь до 50-60 %, то есть останется весьма высокой. А там, где ее «преодолеют», импортные товары в большинстве случаев будут заменены неконкурентоспособными российскими аналогами.

И самое главное: для того чтобы найти выход из тупика, в котором оказалась российская экономика, необходимо восстановить отношения с Западом, добиться снятия санкций и вновь получить доступ к западным кредитам. Для этого требуется как минимум прекратить поддержку донбасских сепаратистов и признать необходимость возвращения Крыма Украине. Для Путина это невозможно. Ведь это означало бы признание ошибки, а вождь, по его убеждению, не может ошибаться.

Чем дольше Путин остается у власти, тем большую опасность он представляет не только для российского общества, которое пока пребывает в состоянии верноподданического остолбенения, но и для истеблишмента. Инстинкт самосохранения не может не подталкивать российские элиты к замене Путина фигурой, способной исправить его наиболее вопиющие ошибки. Открытое обсуждение перспектив государственного переворота в российских СМИ свидетельствует, что о них вполне серьезно дискутируют в тихих доверительных беседах обитатели престижных особняков на Рублевском шоссе, в лондонской Белгравии и женевских пригородах. Понимает ли это Владимир Путин? Думаю, да.

Надвигается политический кризис, который может разрешиться двумя путями. Вполне вероятно повторение в том или ином виде китайской культурной революции 1960-х годов. Провал стратегии «большого скачка» вызвал недовольство во властной верхушке Китая, которую Мао Цзэдун разгромил с помощью отрядов малограмотной озлобленной молодежи. В России эту роль могут сыграть банды православных штурмовиков, к которым присоединятся остервенелые от жизненных трудностей толпы маргиналов. Их жертвой станет не только мыслящая часть образованного класса, но и большинство бюрократии, которой предстоит выступить в роли козлов отпущения. В конечном итоге, к власти придет кто-нибудь вроде Игоря Гиркина или хунта «черных полковников».

Предотвратить такое развитие событий может дворцовый переворот. Так нередко бывает при авторитарных режимах, когда заигравшийся или потерявший связь с реальностью лидер громоздит ошибку на ошибку, создавая угрозу правящей элите в целом. Сейчас бессмысленно гадать, как и когда это может произойти, кто придет к власти и какой будет судьба отстраненного от власти президента. Он может, подобно Хрущеву, провести свои последние годы в дачном поселке близ Москвы или, как Милошевич, в тюремной камере в Гааге. Никакого значения для России это не имеет. Важно другое. История показывает, что инициатором отстранения диктатора от власти может быть персонаж из его близкого окружения. Так, решающую роль в суде над супругами Чаушеску и их расстреле сыграл назначенный несколькими днями ранее министром обороны генерал Виктор Стэнкулеску, которому на протяжении всей его карьеры покровительствовала Елена Чаушеску. После смерти Сталина с идеей прагматических преобразований выступил Лаврентий Берия, от которого, на первый взгляд, чего-либо подобного ожидать было невозможно. Да и инициатор перестройки Михаил Горбачев до прихода к власти в либеральных устремлениях замечен не был.

Исторические аналогии помогают очертить возможные варианты будущего, но не предопределяют реализацию какого-либо из них. Один может привести к православно-фашистской диктатуре, другой – к постепенному превращению России в нормальную страну. Если демократические силы не повторят ошибки прошлого.

 

Юрий Федоров – военно-политический эксперт

Все права защищены (с) РС. Печатается с разрешения Радио Свобода/Радио Свободная Европа, 2101 Коннектикут авеню, Вашингтон 20036, США

 


Новая Хроника текущих событий на 100% волонтерский проект, не получающий никакого финансирования из внешних источников. Поддержите издание – ваша помощь очень нужна проекту! Спасибо!


Поделиться в соцсетях