НАТАЛЬЯ ГРЯЗНЕВИЧ: Последний шанс Путина

Часто говорят, что президент РФ Владимир Владимирович Путин мечтает войти в историю. Именно этому он, по всей видимости, посвятил третий и, надеюсь, последний срок своего правления. Олимпиада в Сочи, война с «фашистами» в восточной Украине, аннексия Крыма, участие в Сирийском конфликте — фантазия нацлидера с наступлением пенсионного возраста только сильнее разыгралась с осознанием отсутствия внятных достижений. Путин решил ввязываться во все, что можно, не думая о последствиях для страны. Лишь бы о нем говорили. Действительно, 15 лет кутежа на нефтяную ренту и как итог — тяжелый кризис, потерянное доверие Запада, безразличие Востока и отсутствие внятной перспективы впереди. Одна национальная гордость и Крым в довесок. Так бывает всегда, когда незрелая личность приватизирует пост главы государства. Государственное сливается с личным и превращается в полигон для нездоровых фантазий, в холст для ему одному понятной живописи.

Желание остаться в памяти современников — здоровое желание. Однако все, что оказалась способна выдать мысль нашего президента, — внешнеполитические авантюры, дорогие спортивные праздники, скандальные переделы территории. Куда проще, чем проводить великие реформы и модернизировать страну. В противном случае мы бы стали свидетелями того, как триллионы рублей, вырученных от продажи наших природных богатств, направляются не на поддержание международного имиджа и личных амбиций, а в инфраструктуру и социальные проекты внутри России.

Что бы это ни было — ширма для личного обогащения или запоздалое желание оставить след в истории, — но результатом является чудовищная коррупция и неумолимо приближающееся падение уровня жизни россиян до сопоставимого с африканскими странами. Я говорю не про «золотые» 30 миллионов граждан России, которым посчастливилось жить в Москве, Петербурге, Новосибирске и прочих крупных городах. А о 110 миллионах россиян (78% от всего населения), раскиданных щедрой рукой истории по просторам бывшей евразийской империи. У них не жизнь, а выживание. То, что для нас было черной экзотикой в фильме «Левиафан», для 110 миллионов — ежедневная обыденность.

Но у Владимира Владимировича еще не все потеряно. Остался последний шанс. Он может войти в историю, как Луций Корнелий Сулла — первый бессрочный римский император, усмиритель италиков, африканских и германских племен. Но больше известен он не военными достижениями. Сулла — один из немногих правителей, кто добровольно отказался от неограниченной власти. Он захватил Рим, уничтожил личных врагов (знаменитые проскрипции), озолотил друзей, выстроил «вертикаль власти» (все это нам знакомо). И затем отказался от нее. Открыто заявил, что готов выслушать и ответить на вопросы обо всех своих действиях, и продолжил жить частной жизнью, появляясь в городе публично без свиты и телохранителей. Умер естественной смертью.

Подсознательно все мы, даже теперь, ждем от Владимира Владимировича «Я устал, я ухожу!» Но, к сожалению, вероятность подобного развития событий ничтожно мала. Для него нужно иметь определенное мужество и зрелость. В нашем случае скорее реализуется сценарий дворцового переворота, или подполковник отправится в чекистскую Валхаллу в окружении юных спортсменок и выдержанных массандровских вин.

А вот роль, которую отведут ему будущие историки и современники, зависит в том числе и от нас с вами. Если его уход будет сопровождаться смутой, экономическим упадком, разгулом бандитизма и сепаратизма, то Владимира Владимировича будут вспоминать как вождя, при котором была стабильность, порядок, у всех по телевизору и автомобилю. Если же начнется эпоха реформ, политической и экономической свободы, за которой последует развитие регионов и рост благосостояния, время правления Путина будут вспоминать как время упущенных возможностей. Им будут пугать детей и политиков, а на лестнице истории он встанет на одной ступеньке с Робертом Мугабе и Иди Амином.

Только что на наших глазах Нобелевскую премию мира получил Тунисский квартет — четыре общественные организации, обеспечившие мирный процесс демократического транзита в Тунисе после «жасминовой революции» 2011 года. На примере Туниса весь мир смог убедиться, что гражданское общество может удержать страну от крови даже после ухода единоличного правителя.

И в наших с вами руках будущее страны после ухода Владимира Путина. Каким бы ни стал этот уход — добровольным или нет, внезапным или ожидаемым, скорым или через десять лет. Наша задача — подготовиться к нему и подготовить соотечественников. Разработать первоочередные планы по выводу страны из затяжного кризиса. Проводить просветительскую работу. Вести правозащитную и образовательную деятельность. Каждый в меру своих сил и возможностей. Но только так у нас есть шанс избежать смутных времен и поставить Путина на то место в истории, которого он заслуживает и на котором боится оказаться.

Наталья Грязневич — Сопредседатель петербургского отделения партии «РПР-ПАРНАС»

(Источник)


Новая Хроника текущих событий на 100% волонтерский проект, не получающий никакого финансирования из внешних источников. Поддержите издание – ваша помощь очень нужна проекту! Спасибо!


Поделиться в соцсетях