Минкульт пытается запретить «Чайку»

artdocfest

Минкульт требует исключить из программы фестиваля «Артдокфест» фильм Фонда борьбы с коррупцией «Чайка», рассказывающий о бизнесе сыновей генпрокурора Юрия Чайки,  сообщает «Новая газета» со ссылкой на президента фестиваля Виталия Манского. В письме, полученном от ведомства во вторник, организаторы предупреждаются о невозможности показа фильма без прокатного удостоверения.

Уже не в первый раз ведомства ссылаются на запрет к показу фильмов по этой причине. Так, в Санкт-Петербурге в ноябре запретили клубный показ «Катыни» Анджея Вайды, в сентябре там же был изъят из программы фестиваля «Послание к человеку» фильм Гаспара Ноэ «Любовь».  Однако, в феврале Минкульт  освободил российские фильмы от необходимости иметь прокатные удостоверения для демонстрации на фестивалях внутри страны.

При этом фильм «Чайка», как и другие картины из программы «Артдоксеть», не предполагается демонстрировать на фестивале, а планируется лишь опубликовать на его сайте. Лучший фильм в этой программе выберут подписчики группы «Артдокфест» в Фейсбуке.

По словам Манского, фильм ФБК с большой вероятностью станет победителем: на сегодняшний день он лидирует по количеству поданных за него голосов. Если к концу фестиваля расклад не изменится, авторы «Чайки» будут получат награды «Артдокфеста».

Манский не считает свои действия нарушением закона: «Убежден, что прав я, а не те люди, которые захватили Министерство культуры и превратили его в постыдное заведение, которое рано или поздно будет стыдиться тех лет, когда они проводили политику уничтожения российской культуры».

Поделиться в соцсетях

Прошли предварительные слушания по делу Елизаветы Цветковой

Елизавета Цветкова. Фото с личной страницы "Вконтакте"
Елизавета Цветкова. Фото с личной страницы «Вконтакте»

8 декабря в городском суде г. Таганрога Ростовской области закончились предварительные слушания по делу активистки Елизаветы Цветковой, обвиняемой по ч. 1 ст. 282 УК РФ (совершения действий, направленных на возбуждение вражды по отношению к сотрудникам полиции, как социальной группе), сообщает ОВД-Инфо.

По словам адвоката Юрия Чупилкина, суд отклонил ходатайства защиты об исключении из дела ряда доказательств обвинения. Претензии защиты вызвали, в частности, три экспертизы Экспертно-криминалистического центра регионального ГУМВД — его сотрудники не могут отвечать на вопрос о листовке с критикой МВД, поскольку сами к нему относятся, подчеркивает адвокат. Кроме того, тексты этих экспертиз, проводившихся в разное время разными авторами, идентичны по содержанию.

Кроме того, Чупилкин отметил, что следствие не приняло во внимание исследование завкафедрой Нижегородского госуниверситета Владимира Козырькова. Последний пришел к выводу, что «полиция не образует социальной группы, так как полицейские являются сотрудниками правоохранительных государственных органов, а не политических и, тем более, не общественных организаций». Как подчеркивает адвокат, на основании этого исследования следует делать вывод, что возбудить ненависть против полицейских как против социальной группы невозможно.

Первое заседание по существу назначено на 21 декабря 2015 года.

Елизавету Цветкову обвиняют в том, что она скачала из соцсети «Вконтакте» листовку с критикой правоохранительных органов, распечатала ее и расклеила на столбах и автобусных остановках накануне празднования Дня сотрудника внутренних органов. После возбуждения уголовного дела Цветкову внесли в федеральный перечень террористов, ее банковская карта была заблокирована. Цветкова своей вины не признает. Максимальное наказание по статье – до 4 лет колонии.

Поделиться в соцсетях

ИЛЬДАР ДАДИН: Россия должна быть свободной. Я не уверен, что будет, но должна

До конца 2011 года я вообще не знал, что в России есть протестное движение, есть тот беспредел, о котором я узнал впоследствии. Я узнал об этом, когда увидел в конце 2011 года мощнейшие фальсификации на выборах. Я знал, что я не голосовал за «Единую Россию», я знал, что мои родственники не голосовали за «Единую Россию», мои друзья и мои коллеги за нее не голосовали, а по телевизору объявили: «Единая Россия» победила на выборах. Дальше я стал интересоваться, что же произошло.

Всегда, когда я вижу две точки зрения, я пытаюсь узнать третью. Одни говорили: вас обманули — на выборах была фальсификация. По телевизору говорили: «Вся оппозиция спонсируется Западом и американцами».

Чтобы увидеть своими глазами, что происходит, я пошел наблюдателем на президентские выборы в марте 2012 года, а потом я за год был тринадцать раз наблюдателем на разных выборах. Потом еще несколько раз в Московской области, в Орловской области — от «Гражданина наблюдателя» и от других организаций. В протестных митингах я стал участвовать с конца 2011 года. Мне было неприятно думать, что кто-то может решить за меня и как бы я ни проголосовал, все равно результаты нарисуют.

Я считаю, что любой гражданин своей страны должен участвовать в жизни страны, он не должен проходить мимо. Не должен быть «равнодушным населением».

Меня уже несколько раз задерживали именно за то, что я пытался отстоять свои права. И хотя каждый раз это были административные, а не уголовные дела, а в таких случаях, по мнению нашего суда, не надо доказывать свою невиновность, я ее доказывал; речь идет об ограничении свободы на 7, 10, 15 суток.

Я сидел трижды по административному наказанию, ни разу я не был виновен, каждый раз все было сфабриковано по показаниям лжецов-полицейских, по их рапортам. В суде тоже принимали эти рапорта от заинтересованной стороны, которая сама же нарушает права людей. Естественно, суд заинтересован, чтобы эти нарушения скрыть. Последний мой срок — 15 суток за участие в акции 15 января на Манежной.

Я пришел туда понаблюдать, без всякой символики, без плакатов. Я увидел, как толпа агрессивных людей в одинаковых шапочках окружает людей, которые вышли на Манежную площадь (чтобы выразить свое несогласие с приговором братьям Навальным. — Открытая Россия), толкает их, выгоняя с площади. Я договорился с несколькими ребятами, что мы будем их защищать от этой агрессивной толпы.

В какой-то момент, когда мы уже от них отошли, сзади на нас напали два молодых парня в зеленом. Я видел их за некоторое время до этого: они активно указывали сотрудникам полиции на тех людей, кого, по их мнению, следовало задержать. Эти люди в шапочках бегали по Манежке, скандировали лозунги, их никто не задерживал. Полиция задерживала не тех, кто атаковал, а тех, на кого они нападали.

Мне дали 15 суток за то, что я якобы выкрикивал лозунги, участвовал в несогласованном митинге, хотя я принципиально даже всю символику снял и ничего не кричал. Я знал, что меня могут задержать даже на согласованном митинге, поэтому я хотел не вмешиваться. Я пришел на этот митинг просто как наблюдатель. Но когда я увидел, как эти агрессивные люди нападают на гражданских активистов, которых тоже могут незаконно задержать, я не выдержал и стал вытаскивать людей из этого агрессивного «окружения», потому что они не просто кричали, а толкали людей: одного моего знакомого они столкнули с парапета.

В автобусе, куда меня завели, находилось еще 11 человек. Нас всех отвезли в ОВД «Мещанское». Но долго не выводили из автобуса, хотя мы уже приехали к отделению и не было никаких препятствий, чтобы организованно всех нас завести в отделение полиции и составлять протокол. Обычно они выводят из автобуса одного-двух-трех человек и начинают на них составлять протоколы, так как они начинают отсчитывать 3 часа с того момента, как задержанный пересек порог ОВД. А для тех, кто остается в автобусе, время задержания еще не идет. Когда ты один на один с сотрудниками полиции, они, зная, что нет свидетелей, ведут себя более свободно и периодически могут душить, наносить удары, что со мной было не раз. Будучи знакомым с законом о полиции, я требовал, чтобы нас всех сразу вывели из автобуса.

Но полиции эти мои требования не понравились. Сотрудники зашли в автобус и начали меня бить.

Уже в отделении полиции я вызвал скорую помощь: я попросил у одного из сотрудника номер его жетона. У него не было этого жетона, он отказал мне. Я знаю, что это нарушение закона, он очень агрессивно отреагировал, схватил меня, начал душить. Я об этом сообщил сотрудникам, попросил их, чтобы они посмотрели записи видеонаблюдения — там у них прекрасно видно, как ко мне применяют силу.

Я ни на кого не нападаю, принципиально никого пальцем не трогаю. Я против насилия.

На мои неоднократные требования озвучить фамилии тех полицейских, которые меня задерживали, сообщить, за что меня задерживают, мне ответили отказом. Потом было заседание в Тверском суде. Судья вынесла решение о 15 сутках — максимальное наказание. Я был возмущен тем, что свидетелей, о вызове которых мы неоднократно просили, не пустили в зал на оглашение решения суда: пристав Максим Максимов закрыл дверь перед их носом. На мой взгляд, он тем самым ограничил гражданам России доступ на открытый судебный процесс. Я возмутился несправедливым решением суда и тем, что мракобесие творится в отсутствии граждан, и сказал: «Преступники в мантиях будут привлечены к ответственности по всей строгости закона».

Я не называл конкретного имени судьи, но я заметил, что приставу Максимову Максиму моя реплика очень не понравилась. Потом в сопровождении сотрудников полиции этот пристав спустил меня на первый этаж, в комнату приставов. Там было два пристава: девушка и мужчина. Пристав Максимов сзади набросился на меня и начал душить, толкать на пол. Девушка-пристав смотрела на все это достаточно нейтрально или даже, как мне показалось, с пониманием. Когда я спросил, почему он применяет ко мне насилие, он снова принимался меня душить. Потом, когда он меня отпустил, я опубликовал в интернете номера жетонов этих трех сотрудников — двух приставов и сотрудника полиции. У меня не было возможности написать на него заявление, а он написал рапорт на меня и на мою общественную защитницу Аллу Фролову.

После этого инцидента меня подняли наверх, в зал судебного заседания, и когда я проходил по коридору, мои знакомые видели у меня ссадины на шее и на голове. Судья вынесла новое решение по статье 20.2, часть 2: «Организация несогласованного митинга». Штраф — 20 тысяч рублей. Когда я освобожусь, хотелось бы привлечь к ответственности сотрудника полиции, который душил меня в отделении полиции «Мещанское», и привлечь к ответственности этого судебного пристава Тверского суда Максима Максимова. В фейсбуке я уже читал свидетельства других людей, которые с ним сталкивались, и у меня создалось впечатление, что ему нравится мучать людей физически и с помощью рапортов. Минимум, чего я бы хотел добиться, — чтобы его уволили с работы.

А в идеале, чего бы я хотел от жизни? В принципе, я хотел бы работать, чтобы была возможность завести семью, содержать ее и жить спокойно.

У меня есть мечта: если бы удалось добиться построения правового государства в России, я бы хотел работать сотрудником полиции. Мне нравится то, что написано в присяге полицейского: «Клянусь защищать закон и граждан». Защищать не чиновника, не своего начальника, а граждан и закон России. Я бы с удовольствием пошел работать в такую полицию.

Всем, кто интересуется моим мнением, передайте: «Россия должна быть свободной. Я не уверен, что будет, но должна».

(Источник — «Открытая Россия«)

Поделиться в соцсетях

Религиозные иностранные агенты

9-3-1РПЦ предложила распространить понятие «иноагент» на религиозные организации, финансируемые из-за рубежа, сообщает «Интерфакс».

Такое предложение прозвучало в выступлении заместителя председателя Синодального миссионерского отдела, члена Межсоборного присутствия РПЦ игумена Серапиона на заседании круглого стола думского комитета делам общественных объединений и религиозных организаций на тему «Секты и деструктивные культы как вызов национальной безопасности России.

Он отметил необходимость того, «чтобы адепты получали только духовное окормление, а не политические инструкции». По его словам, «трудно представить, что религиозная организация, центр которой находится в стране, которая занимает откровенно антироссийскую политику, что эта религиозная организация ограничится только религиозной деятельностью».

«Я полагаю, что государство должно осуществлять регуляцию определенных сторон религиозной жизни. Это было всегда, и то, что это недопустимо, является неким либеральным мифом начала 90-х, который показал свою неэффективность», — добавил игумен. По его словам, в отношении сект «должны действовать и запретительные меры, не только ограничительные, и в отношении миссионерской деятельности».

Буквально неделю назад был принят закон об ужесточении контроля за деятельностью религиозных организаций с иностранным финансированием, который уже осложнит деятельность представителей религиозных меньшинств на территории России. Дополнительные действия власти в этом направлении сделают практически невозможной деятельность многих организаций, представляющих интересы этих групп населения: католических, иудейских, мусульманских, буддистских, лютеранских, Свидетелей Иеговы и т. п.

Поделиться в соцсетях

Amnesty International: приговор Ильдару Дадину «шокирующий и циничный»

Ильдар Дадин в автозаке (2014 г.)
Ильдар Дадин в автозаке (2014 г.)

Как передаёт «Радио Свобода», в международной правозащитной организации Amnesty International считают, что вынесенный 7 декабря в России приговор мирному активисту оппозиции Ильдару Дадину за нарушение нового закона о публичных собраниях является шокирующим и циничным подавлением свободы выражения мнений. С заявлением выступил Джон Далхусен, директор по Центральной Азии и Европе Amnesty International.

«Дадин находился под домашним арестом с 30 января 2015 года, когда истёк его последний 15 день приговора об административном задержании, когда ему было разрешено покинуть свой дом, чтобы присутствовать на судебных слушаниях. После приговора он был взят под стражу.

Глубоко беспокоит то, что российские власти легализовали «свои нарушения прав человека и в настоящее время пытаются активно применять это на практике», — сказал Джон Далхусен. «Ильдар Дадин должен быть немедленно и безоговорочно освобождён и Россия должна отменить этот репрессивный и несправедливый закон».

Басманный суд Москвы приговорил активиста Ильдара Дадина к трём годам колонии общего режима, признав его виновным по статье 212.1 УК РФ  («неоднократное нарушение правил проведения публичного мероприятия»). Прокуратура требовала наказания для активиста в виде двух лет лишения свободы. Сам Дадин не признал вину, заявив, что его судят «за реализацию прав».

В заявлении Анмистии говорится, что шокирующий приговор Ильдару Дадину демонстрирует, как российские власти применяют закон для помещения мирных демонстрантов в тюрьму. «Сейчас в России опаснее быть мирным активистом, чем когда-либо ранее», говорится в заявлении.

В своём последнем слове в суде Дадин заявил, что пришёл сюда не просить, а пришёл отстаивать свои конституционные права, и потребовал соблюдения Конституции. Активист потребовал прекратить «это позорное преследование по антиконституционной политической статье».

Статья «неоднократное нарушение правил проведения публичного мероприятия» была добавлена в Уголовный кодекс России в июле 2014 года. Дадин стал первым человеком, осуждённым по этой статье. Его признали виновным в участии в четырёх несанкционированных акциях, в частности, в митинге в поддержку братьев Навальных и пикете в защиту осуждённых по «Болотному делу».

Вынесение приговора Ильдару Дадину. 7 декабря 2015 г. (видео: Владимир Шрейдлер)

Поделиться в соцсетях

Михаилу Ходорковскому предъявлено обвинение в убийстве

Михаил Ходорковский
Михаил Ходорковский

7 декабря Михаил Ходорковский получил повестку с вызовом  на допрос в качестве обвиняемого по уголовному делу. Об этом написал в Твиттере сам Михаил Ходорковский.

Повестка была вручена отцу Ходорковского Борису.  В повестке указан номер уголовного дела № 18/35-03.  Как известно, это дело об убийстве мэра Нефтеюганска Владимира Петухова, по которому уже осужден сотрудник службы безопасности ЮКОСа Алексей Пичугин.  Ходорковского вызывает тот же следователь, который вел дело Пичугина — старший следователь по особо важным делам при председателе СК РФ Ю. А. Буртовой.

Петухова расстреляли 26 июня 1998 года из пистолета-пулемёта неподалёку от здания городской администрации Нефтеюганска.  До конца июня 2015 года следствие придерживалось версии о том, что Петухова убили по приказу первого вице-президента ЮКОСа Леонида Невзлина в результате налогового конфликта. Непосредственным организатором преступления Мосгорсуд назвал Алексея Пичугина.

Однако, в конце июня пресс-служба СК опубликовала заявление, в котором возможным заказчиком убийства мэра Нефтеюганска Владимира Петухова назван уже Михаил Ходорковский.

Очевидно, что официальное обвинение Михаила Ходорковского в убийстве является реализацией угрозы, высказанной еще несколько лет назад Владимиром Путиным о том, что «у этих людей на руках кровь».  Учитывая, что сам Ходорковский находится за границей, целью обвинения является не столько отправление правосудия, сколько не дать возможность Ходорковскому вернуться в Россию для того, чтобы принять участие в политической деятельности.

Поделиться в соцсетях