Главного редактора искала вся московская полиция, чтобы наказать за пикет

Александр Рыклин в одиночном пикете, за который его задержали. Кадр видео Грани.ру
Александр Рыклин в одиночном пикете, за который его задержали. Кадр видео Грани.ру

Главный редактор «Ежедневного журнала» и один из заявителей так и не согласованного с властями «Марша перемен» Александр Рыклин задержан инспекторами ГИБДД после того, как его машина была объявлена в розыск, сообщает ОВД-инфо.

В ОВД «Мещанский» на него составлен протокол по ст. 19.3 КоАП («неподчинение законному требованию сотрудников полиции»), предполагающей до 15 суток ареста. Рыклин оставлен в ОВД на ночь, утром 15 декабря предполагается суд.

На несогласованной акции 12 декабря Рыклин был задержан в то время, когда стоял в стороне от собравшихся, на углу Тверской улицы в одиночном пикете с плакатом.  После нескольких часов пребывания в том же ОВД «Мещанский» его отпустили без протокола. После того, как  руководитель департамента региональной безопасности Москвы Василий Олейник устроил «разнос» полицейским в отделении, журналиста весь день искала полиция, включая сотрудников Центра «Э». Полицейские в гражданском несколько раз пытались проникнуть в квартиру Рыклина, а также расспрашивали о нем соседей по подъезду.

В общей сложности во время несогласованной акции на Пушкинской 12 декабря было задержано более 30 человек.

Поделиться в соцсетях

СЕРГЕЙ КОВАЛЕВ: Бороться с разносчиком чумы

Сергей Ковалев
Сергей Ковалев

Двадцать пять лет назад было впечатление, что эволюция происходит исторически мгновенно, мы движемся в важном, новом и обнадеживающем направлении. Тогда уже намечалось разделение на СССР и Россию (хотя наш круг бывших диссидентов и новоиспеченных демократических политиков не придавал этому серьезного значения). Но сама атмосфера, внушающая даже не надежду, а уверенность, появилась еще в 1987 году, когда на экраны вышла знаменитая картина Абуладзе «Покаяние». Многие из нас — а я отлично помню реакцию покойной Ларисы Иосифовны Богораз — сказали «ну всё, возврата назад нет».

Это была коллективная ошибка, которую очень легко объяснить. Сейчас мы видим, что возврат назад есть, — и он происходит на наших глазах.

Для меня очень выразительное представление тогдашней атмосферы — выход на улицу от трехсот тысяч до полумиллиона москвичей в январе 1991 года, когда советские войска в Вильнюсе угрожали сейму и атаковали телевизионный центр, что привело к гибели четырнадцати человек. Ответ москвичей на это был решающим фактором в освобождении стран Балтии.

А через несколько лет, во время войны в Чечне, было много пикетов, была замечательная работа тогдашнего НТВ и других журналистов (именно благодаря замечательному закону о печати, гарантировавшему свободу слова и независимость прессы), но сотнями тысяч на улице даже и не пахло.

Что мы видим теперь? Массовая вспышка в декабре 2011 года, затем знаменитые события в мае 2012 года на подступах к Болотной. Это мощные вспышки, но на улицу выходили максимум сто тысяч человек, сразу записанных в пятую колонну. Их символику руководитель государства издевательски перепутал с презервативами, выступив в роли киплинговского удава Каа и назвав нас бандерлогами. Это отношение власти к своим гражданам, мощно поддержанное населением.

Возникает коренной вопрос: в чем дело? Что случилось с теми сотнями тысяч активных москвичей, которые выходили заступиться за далекую Литву, а теперь призывают громить близкую нам Украину? Серьезное историческое, политологическое разрешение этой проблемы — дело будущего, но я позволю себе высказать некоторую гипотезу.

Первое — это биологическая природа человека. Наши животные предки не выжили бы, если бы не научились делить мир на своих и чужих. Это фундаментальная причина того, что называется патриотизмом. С точки зрения власти уже нет просто неправых или заблуждающихся оппонентов, а есть пятая колонна, внедряемая из чужого мира. И люди это поддержали: не каждый из нас может преодолеть этот зов предков и жить в мире, где есть место справедливости.

Вторая причина. Доктор Геббельс был беспредельно циничный и мерзкий, но очень неглупый человек. Он сказал: «Дайте мне средства массовой информации и я любую нацию превращу в стадо свиней». То, что мы сегодня переживаем, — это массовый эксперимент, подтверждающий геббельсовскую идею. Здесь не требуется доказательств: включите телевизор и смотрите федеральные каналы. При этом, как мы читали у Чеслава Милоша, человеку трудно выделиться из стаи. Никто не обязан глубоко размышлять о перспективах демократии, люди думают о более простых вещах и смотрят этот ящик, единственная, сознательная и нескрываемая задача которого — забить им мозги.

В итоге мы вернулись не на двадцать пять лет назад, а гораздо дальше.

В сталинской конституции была знаменитая 125-я статья, которая всем скопом, очень лаконично, но перечисляла основные гражданские и политические права. В зоне прокурор объяснял нам, что не будет больше принимать жалоб и заявлений, опирающихся на конституцию. Он искренне и откровенно сказал: «Конституция писана не для вас, а для американских негров, чтобы они знали, как счастливо живется советским гражданам. Больше на Конституцию не ссылайтесь». С новой конституцией произошло то же самое, и я думаю, в этом наша коллективная вина. Истоки этой вины — первые послепутчевые времена, когда было сделано очень многое. Было создано правительство Гайдара, которое в меру сил и тогдашних условий сильно подвинуло страну к свободе, поскольку рынок — важное условие свободы. Это правительство занималось очень важными вещами, но исключительно в экономике, а совсем не политическими реформами. А сразу после путча некоторое количество более прозорливых депутатов Верховного Совета пытались убедить Бориса Николаевича Ельцина, что надо взяться за решительные политические реформы, пока есть условия. Создать в стране политическую атмосферу, которая обеспечит прозрачную, ответственную политику.

Силы, пытавшиеся с помощью путча вернуть нас в советскую историю, были страшно перепуганы. Но при этом они составляли парламентское большинство. 87% депутатского корпуса СССР были членами КПСС. В российском Верховном Совете эта доля была пониже — более шестидесяти процентов — но зато какие это были коммунисты: пусть не первый, но второй-третий эшелоны советской власти. Вот они были перепуганы и боялись, что с ними победители поступят так, как они бы поступили со своими оппонентами, если бы путч одержал победу.

Но Борис Николаевич сказал, что торопиться некуда, мы победили и время работает на нас. Не прошло и полгода, как мы узнали, что это было не так. И время начало энергично работать против нас.

Того, что ситуация может прийти к сегодняшней, мы, увы, не замечали. А ведь это было легко предвидеть и попытаться это предотвратить.

Сошлюсь на выразительный пример: вспомните, как Путин стал преемником осенью 1999 года. Во-первых, это само по себе чудовищное нарушение всех принципов демократии и парламентаризма: преемник, заявленный задолго до выборов и даже исполняющий обязанности президента. Вспомните, разве кто-нибудь сказал: «Помилуйте, как можно голосовать за президента из КГБ? Из конторы, которая вершила нашу мрачную, чудовищную историю?». Например, в гайдаровской партии «Демократический выбор России», в которой я тогда состоял, против этой кандидатуры выступили два или три человека. Это очень энергично говорили Сергей Николаевич Юшенков, Борис Андреевич Золотухин и я. А Егор Тимурович Гайдар отнесся к нашей точке зрения уважительно, но сказал, что после долгих колебаний решил поддержать Путина, и партия ДВР пошла за ним. Мы остались даже не в меньшинстве, а в одиночестве. Ни в прессе, ни в широком общественном мнении та позиция, что нельзя выбирать власть из КГБ, представлена не была. Да вы что, с ума сошли? Представьте себе послевоенную Германию, в которой оберштурмбанфюрер гестапо стал бы канцлером. Партия СПС, к которой фактически присоединился ДВР, тоже пыталась взаимодействовать с новым президентом, а моя позиция просто не принималась и не замечалась: мол, какие-то старые диссиденты чего-то не понимают. Как выражался председатель Конституционного суда Зорькин, «это все кумранские рукописи!».

К сожалению, КГБ (ныне ФСБ) сохранился, не был реформирован и совершил реванш. В начале 90-х ядро КГБ уцелело, их главной идеей осталось государство, в котором власть монополизирована, всесильна и принадлежит одной корпорации. И во многом это проморгали мы, диссиденты. Мы думали, ну вот она, эта власть, она же хочет хорошего и при этом, в отличие от нас, понимает рычаги управления государством.

Вариант того, что с Российской Федерацией теперь произойдет то же, что с СССР в восьмидесятых годах, не исключен. Честно признаюсь, что я не мастер такого рода прогнозирования. У меня есть надежда и в то же время опасение, что нынешняя ситуация не может протянуться долго. При этом никакие постепенные прогрессивные эволюционные движения в стране невозможны: это вредная иллюзия. Это когда люди говорят: надо делать хоть что-то, хотя бы наводить чистоту в своем подъезде… А на самом деле надо менять власть. Другой вопрос — кем она может оказаться замененной. Маловероятно, что нынешней, как говорят, внесистемной оппозицией. Упрямство этой оппозиции — важная вещь, но маловероятно, чтобы от нее пришла смена власти. Отсюда и опасения — как бы фашизм не пришел на смену.

Сейчас многие в мире говорят о российской ситуации так: «Нельзя загонять крысу в угол, а то она станет опасной». Это верно, но только она уже давно в углу. У нынешней власти нет свободы выбора. Она может либо продолжать движение в том дурацком, совершенно чудовищном и безмозглом направлении, в котором она развивает политическую ситуацию сегодня, либо рухнуть в тартарары. Когда говорят о крысе, свободно ли она гуляет, или находится в тупике, забывают, что она мощный резервуар чумы. И нужно выбирать — либо бороться с разносчиком чумы, либо, по пьесе Пушкина, праздновать пир во время чумы. По-моему, разумно первое.

(Источник — Грани.ру)

Поделиться в соцсетях

СТАНИСЛАВ КУЧЕР: В стране начинается серьезная «движуха»

Сразу несколько событий первой декады декабря приводят к выводу: в стране начинается очень серьезная «движуха». По сравнению с которой белоленточные протесты и реакция на них Кремля 2011-12 годов рискуют показаться безобидной дискуссией интеллектуалов-вегетарианцев. Выражаясь сухим языком политологов, если 2015-й год прошел под знаком внешнеполитической повестки, то в 2016-м и власть, и народ будут озабочены прежде всего политикой внутренней.

Первый в новейшей российской истории приговор по официально политическому обвинению — три года Ильдару Дадину за одиночный пикет (еще раз вспомним статью 31 Конституции РФ, гарантирующую гражданам право на мирные митинги и пикеты).

Набирающие обороты протесты дальнобойщиков.

Забастовка учителей в Забайкалье.

Выступления предпринимателей Дмитрия Потапенко и Павла Грудинина на Московском экономическом форуме — первый за последние годы публичный демарш, а то и открытый вызов власти со стороны аполитичного еще вчера бизнеса.

Прогноз-предупреждение министра финансов Силуанова.

Падение цены на нефть и вслед за ней рубля.

Блокбастер Навального и проявленная властью откровенная к такой форме разоблачений неготовность — и отреагировать нельзя, и не заметить уже невозможно.

Новые старые обвинения Ходорковскому и первое демонстративно политическое выступление самого МБХ.

Очередная многообещающая инициатива думы — предложение признать дискредитацию РФ уголовным преступлением.

Каждое из этих событий в отдельности профессиональный пропагандист еще мог бы свести к «случайным», «незначительным» и «не заслуживающим внимания кругам на воде».

Все вместе они являют собой симптомы перехода вируса (болезни, опухоли, или, наоборот, процесса выздоровления — нужное подчеркнуть) в качественно новую стадию. Как конкретно эта стадия будет проходить, что будет делать власть, а что народ — отдельная тема. Мне очевидно одно: даже самые убежденные «внутренние эмигранты» как никогда остро ощутят на себе справедливость тезиса «Вы можете не заниматься политикой, политика все равно займется вами».

(Блог автора)

Поделиться в соцсетях

Дело Павленского засекречено

Петр Павленский
Петр Павленский

Как сообщает «ОВД-Инфо», с адвокатов акциониста Петра Павленского, поджёгшего дверь ФСБ, взяли подписку о неразглашении. Зачем это сделано, теперь выяснить не удастся, потому что никаких комментариев о ходе дела с этого момента они давать не могут.

«ОВД-Инфо» пыталось взять комментарий по поводу сообщений о помещении Павленского в психиатрическую лечебницу. Эти сведения не были подтверждены. Член СПЧ Елена Масюк сообщила, что акционист всё ещё находится в камере СИЗО-2 («Бутырка»). Эту информацию подтвердила его адвокат Ольга Чавдар.

Кроме того, она рассказала, что с неё и адвоката Дмитрия Динзе, который также представляет интересы Павленского, 11 декабря была взята подписка о неразглашении информации, связанной с делом. Это значит, что теперь они не могут давать комментарии, в том числе и о каких-либо процедурах, которые должен проходить их подзащитный.

Также Чавдар и Масюк сообщили, что заседание по делу Павленского, заведённому по итогам его акции с поджогом покрышек в Петербурге, перенесено на 23 декабря.

В Москве Петра Павленского судят за поджог 9 ноября двери здания Федеральной службы безопасности РФ на Лубянке. Его обвинили в вандализме по мотивам идеологической ненависти. По свидетельству журналистов, дверь сильно не пострадала и только покрылась копотью. В справке для суда при этом было указано, что дверь не подлежит восстановлению.

Поделиться в соцсетях

ИГОРЬ ЯКОВЕНКО: Как от Мюнхена добраться до Нюрнберга

 

…и не погубить по дороге 100 миллионов человек

Расстояние от Мюнхена до Нюрнберга по прямой 150 км. По трассе 167 км. Автодиспетчер.ру уверяет, что время в пути 1 час 44 минуты. Человечество этот путь, от Мюнхенского соглашения до Нюрнбергского трибунала преодолело за 7 лет. По пути потеряли 100 миллионов.

Сегодняшние Минские соглашения — это Мюнхенский сговор. С небольшими поправками на дизайнерское оформление. От нынешних Судет нынешний фюрер откусил кусок, остальное не проглатывает сразу и целиком, а подобно пауку растворяет и высасывает, как сок из трубочки.

Суть 13 пунктов Минска-2 в том, что Украина должна согласовать свое внутреннее устройство с Захарченко, Гиви, Абхазом и прочими моторолами. Согласовать — это значит сделать так, как они хотят, иначе ведь будет не согласовано с ними, не так ли? После этого «согласования» Захарченко, Гиви, Абхаз и прочие моторолы превращаются в самостоятельные республики со своими вооруженными силами (в Минске-2 это скромно названо «отряды народной милиции»), они все назначают друг друга губернаторами, прокурорами, судьями, депутатами, в том числе Верховной Рады Украины. Захарченко с Гиви и Абхаз с Моторолой в парламенте Украины… А чего бы тогда не позвать Абу Бакр аль-Багдади на саммит G20? Чего бы не потребовать амнистии для Джихади-Толика и не интегрировать его в мировой политический процесс, предварительно его амнистировав? В чем разница между ним и донецкими террористами? В том, что он отрезает головы публично, а они вспарывали животы тайно?

Атмосфера Мюнхена поразительным образом воспроизвелась 77 лет спустя и охватила сегодняшний мир, его политических лидеров и значительную часть экспертов и гражданского общества. И дело не в том, что социалист Олланд психологически и политически похож на социалиста Даладье, а консерватор Кэмерон на своего предшественника консерватора Чемберлена. Сходство глубже: оно в поразительной слепоте тех, кого принято считать лидерами общественного мнения.

Политики Запада, в отличие от российских, зависят от общественного мнения, которое в свою очередь формируется гражданским обществом. Процесс коррумпирования экспертного сообщества и других общественных институтов со стороны путинского режима зашел так далеко, что его масштабы, похоже, не представляет себе никто.

Мир словно ослеп и оглох и не хочет видеть реальной угрозы от обитателя Кремля, который полностью потерял адекватность. Поскольку мир проглотил Крым и Украину, Путин решил, что ему можно все и влез в Сирию, где бомбит то больницы, то школы, то рынки, все что угодно, кроме ИГИЛ. Его приказ, данный на расширенной коллегии Минобороны, уничтожать любые силы, угрожающие российским военным в Сирии, с большой долей вероятности приведет к военному столкновению либо с коалицией, возглавляемой США, либо с Израилем, смертельный враг которого, Хезболла, является верным союзником Путина в Сирии. В условиях сирийской авантюры такое столкновение — это вопрос времени.

Вылезти из войн и заняться внутренними проблемами страны для Путина смерти подобно. Присоединиться к Силуанову и Улюкаеву, которые вот уже который месяц двумя печальными раками ползают во тьме российской экономики и все пытаются нащупать дно? Встрять в конфликт дальнобойщиков с Ротенбергом? Объясниться по поводу связей верхушки Генпрокуратуры с бандой Цапков? Все эти проблемы повисли сейчас на Медведеве, которому все нипочём, поскольку он все время спит. Даже когда бодрствует. А Путин занят: он воюет, спасает мир от терроризма.

Для того, чтобы сдвинуть сознание Запада от Мюнхена к Нюрнбергу, необходимо нечто большее, чем публикации в прессе. Нужна публичная процедура, предваряющая Нюрнберг для путинского режима. Такой процедурой может стать международный общественный трибунал, заседания которого должны пройти в нескольких европейских городах. В состав общественного трибунала должны войти крупные политические и общественные деятели с высоким уровнем известности, политического и морального капитала. Предметом каждого из заседаний должна стать одна конкретная группа преступлений путинского режима: по Сирии (уничтожение мирных граждан), в сфере информации (доказательство причинно-следственной связи между гибелью людей в Украине и атмосферой ненависти, созданной российскими СМИ), вербовка добровольцев для войны в Украине, преступления командиров, направлявших солдат в Украину, а затем скрывавших их гибель и т.д.

Десяток таких общественных трибуналов, показанных мировыми СМИ, с общественным обвинителем и общественным защитником, с вызовом свидетелей обвинения и защиты, с демонстрацией видео, фото и текстовых материалов, доказывающих (или опровергающих) те или иные преступления путинского режима, способны внести серьезные изменения в мировое общественное мнение.

Путин и те из его окружения, кого международный общественный трибунал сочтет виновными в преступлениях, станут изгоями. Здесь не может быть иллюзий, международный общественный трибунал не изменит Устав ООН и Россия по-прежнему будет обладать правом вето в Совете безопасности. Путина по-прежнему будут звать на всякие G20 и прочие международные тусовки. Важно, чтобы ему и его окружению был объявлен моральный и политический бойкот. В арсенале дипломатии есть достаточно средств, чтобы этот бойкот превратил Путина и его ближайшее окружение в серьезное бремя для страны. Причем не только и не столько для широких народных масс, сколько для политиков и крупных предпринимателей.

Да, сам по себе мировой бойкот Путина и его окружения не приведет к тому расколу элит, который может стать могильщиком режима. Но он может способствовать смыканию траекторий процессов внутри страны, которые уже набрали обороты. Дальнобойщики, которых ограбил Ротенберг. Предприниматели, вдруг заговорившие человеческими голосами Потапенко и Грудинина. Академическая наука, остатки которой подыхают под катком ФАНО.

Да, сегодня дальнобойщиков в Путине устраивает все, кроме «Платона», предприниматели Потапенко и Грудинин слово «оппозиция» воспринимают как ругательство, равно как и ученые из академических институтов. Но это пока. Когда Улюкаев с Силуановым в поисках дна российской экономики провалятся в Марианскую впадину (а все указывает именно на эту перспективу), недовольство отдельных групп граждан отдельными глупостями и гадостями режима вполне может перерасти в единое протестное движение с политическими требованиями.

Лидеры политической оппозиции ошибочно полагают, что они должны внимательно изучить настроения граждан и, исходя из них, найти свою электоральную нишу, на которую и претендовать. В действительности политический рынок (как, впрочем, и любой иной) устроен прямо противоположным образом: именно предложение формирует спрос. Выложив на прилавок правильный политический товар, политик имеет шанс на успех.
Политический товар, необходимый сегодня России должен включать в себя следующий минимальный набор:• Вернуть Крым туда, где взяли. Эта цель должна быть заявлена, после чего для ее реализации должна быть предложена соответствующая программа. Именно с этого должна начаться долгая дорога возврата России в лоно европейской цивилизации:

  • Вывод всех российских военных, добровольцев и техники из ЛДНР. Восстановление украинского контроля над границей этой страны.
  • Вхождение России в антитеррористическую коалицию стран, воюющих с ИГИЛ в Сирии и Ираке.
  • Инициирование Международного общественного трибунала над преступлениями путинского режима.
  • Люстрация как индивидуальная процедура очищения пространства политики, правоохранительных, судебных органов, СМИ и образовательных учреждений от людей, лично участвовавших в преступной политике режима.
  • Обращение к мировому международному сообществу с предложением разработать и принять аналог плана Маршалла для России.
  • Освобождение всех политических заключенных.
  • Отмена всех законодательных актов, принятых за последние 15 лет и противоречащих Конституции РФ.

Это тот минимум, без которого невозможно объяснить думающим людям, зачем им поддерживать российскую оппозицию. Да, с таким политическим товаром могут не пустить на выборы, а если пустят, то Чуров насчитает доли процента. Но тот политик, который предложит нечто подобное, имеет шанс если и не возглавить протестное движение, то, по крайней мере, поучаствовать в нем.

Что же касается первого заседания Международного общественного трибунала, то его можно было бы провести в баварском городе Ингольштадте. Он как раз находится по дороге из Мюнхена в Нюрнберг.

(Блог автора)

Поделиться в соцсетях

Новые обыски у сотрудников Библиотеки украинской литературы

Библиотека украиинской литературы

В квартирах сотрудников Библиотеки украинской литературы Анны Павленко и Татьяны Мунтян прошли обыски, сообщает  Интерфакс со ссылкой на адвоката директора библиотеки Натальи Шариной Ивана Павлова. По его сведениям, обыски прошли в рамках дела о распространении экстремистских материалов.

«Около 7:20 утра следственные действия начались в квартирах сотрудников библиотеки Анны Павленко и Татьяны Мунтян», — сказал Павлов. Павленко и Мунтян проходят свидетелями по делу Шариной.

О цели обысков сотрудники силовых структур не сообщили. Павлов считает, что «это может быть жестом отчаяния». «Такие действия типичны в ситуации, когда обвинению не хватает материала, и следователи пытаются найти хоть что-нибудь, чтобы подкрепить свои позиции», — сказал адвокат.

28 октября обыски прошли у директора библиотеки Натальи Шариной и в здании самой библиотеки. По сведениям Грани.ру, единственным запрещенным изданием, которое, по утверждению СКР, изъяли при обыске, была книга Дмитрия Корчинского «Війна в натовпі» («Война в толпе», 1999), которую в марте 2013 года признали экстремистской. При этом сотрудники библиотеки доказывали, что в фондах этой книги не было — ее в библиотеку подбросили как раз правоохранители.

Изымались также  книги о Степане Бандере, ОУН и УПА, хотя в списке экстремистских материалов ни одна из этих книг не значится. Также следователи изъяли детский журнал «Барвінок», заявив, что в нем изображен флаг «Правого сектора».

После обысков Шарина была задержана по возбужденному делу о «возбуждении ненависти либо вражды, совершенному с использованием служебного положения» (пункт «б» ч. 2 ст. 282 УК, предусматривающей до пяти лет колонии). Через двое суток суд избрал ей меру пресечения в виде домашнего ареста. «Мемориал» признал Шарину политзаключенной.

Как рассказывают сотрудники библиотеки, начальник управления по развитию культурных центров Департамента культуры Москвы Александр Бодров требовал у сотрудников выдать ему списки читателей и представил нового директора. Читатели, в свою очередь, звонят в библиотеку с просьбами изъять из картотеки их читательские билеты, опасаясь репрессий.

Поделиться в соцсетях

Траур по Ротенбергам

Dalnoboyshiki1

Как сообщается на странице Facebook, посвящённой акциям дальнобойщиков,  13 декабря в Москве полиция задержала троих дальнобойщиков из Тулы, которые приехали в столицу для участия в протестах против сбора за проезд большегрузных фур по федеральным трассам. Сейчас они находятся в ОВД «Братеево». Причины задержания водителей неизвестны. В ОВД «Братеево» опровергли информацию о задержании дальнобойщиков, передаёт «Радио Свобода».

Ранее 13 декабря к офису системы сбора за проезд «Платон» в Петербурге принесли траурные венки с подписью «Ротенбергам от народа». В акции приняли участие несколько человек. После проведения акции офис системы «Платон» закрылся на «технический перерыв».
platon
Также накануне дальнобойщики выложили на YouTube видеообращение к президенту России Владимиру Путину, в котором потребовали вынести вопрос об отмене системы сборов с большегрузных фур за проезд по федеральным трассам на референдум. Собравшиеся у торгового центра «Мега-Химки» в Подмосковье водители рассказали, что «перечитали текст Конституции», согласно которому «единственным источником власти в России является её многонациональный народ». «Однако по факту это не так», — заметили дальнобойщики. Протестующие подчеркнули, что, по данным социологических опросов, более 70% граждан России поддержали их забастовку.

Протесты дальнобойщиков против введения платы за проезд по федеральным трассам проходят по всей стране с 11 ноября. Водители недовольны не только новым сбором и разработанной для него платёжной системой «Платон», но и тем, что сбор денег осуществляет частная компания, совладельцем которой является Игорь Ротенберг – сын крупного предпринимателя из ближнего круга президента Путина – Аркадия Ротенберга.

Поделиться в соцсетях

Двое активистов, включая депутата, продолжают оставаться в ОВД

Задержание Семенова. Слева - провокатор из НОД. Фото RFE/RL
Задержание Семенова. Слева — провокатор из НОД. Фото RFE/RL

Как сообщает пресс-служба партии «Яблоко», два активиста, задержанные 12 декабря в Москве за проведение акций в защиту Конституции России, остаются в полиции.

Станислав Белянский и Григорий Семёнов были задержаны на 48 часов до суда, который состоится 14 декабря. Их обвиняют в неподчинении законному требованию сотрудника полиции. Активисты находятся в ОВД «Мещанский», в камере без матрасов. Их адвокат Борис Маматов подал заявление в дежурную часть ОВД и прокуратуру о незаконном удержании. В пресс-релизе «Яблока» подчёркивается, что одиночное пикетирование не требует санкции властей.

По свидетельству корреспондента новой Хроники текущих событий, депутат муниципального образования Черемушки Григорий Семенов долго спорил с провокаторами из прокремлевских организаций НОД и SERB, которые постоянно провоцировали участников акции на конфликт, а затем был задержан полицией по совершенно непонятным причинам.

Среди задержанных 12 декабря был лидер партии «Яблока» Сергей Митрохин. Он и ещё четверо активистов самовольно покинули отделение полиции «Тверское» спустя 6 часов после задержания. Впрочем, Митрохину позже пришлось вернуться. Дело в том, что полиция выдвинула ультиматум лидеру партии – освобождение его советника Антона Антонова-Овсеенко в обмен на подписку Митрохина о явке в суд.

Ещё троих пикетчиков отпустили из ОВД «Пресненский» в ночь на 13 декабря. Перед этим из ОВД «Замоскворечье» были отпущены ещё семеро активистов. На всех составлены протоколы об административных нарушениях. Всего, по данным «ОВД-Инфо», в День Конституции были задержаны 33 активиста.

Поделиться в соцсетях