ИГОРЬ ЯКОВЕНКО: Джордж Оруэлл vs Лев Толстой

2015 год был объявлен в России годом литературы. Начальство сказало населению, что ему надо читать книги. И само показало пример, как это надо делать и какие именно книги надо читать. Правда, на протяжении всего года начальству было не до чтения, оно все больше воевало, но под конец вспомнило про книги и принялось их читать. Вслух.

Главная акция года литературы состоялась в декабре. С 8 по 11 декабря по главным государственным теле- и радиоканалам страны, по России-1, Культуре, на радио «Маяк» читали вслух роман Льва Толстого «Война и мир». Все это продолжалось 60 часов. Каждый день читали по одному тому. В чтении были задействованы популярные артисты и общественные деятели, и даже премьер Дмитрий Медведев лично прочитал кусочек, в котором описывалось, как тогда, в 1812, петербургская общественность ждала вестей от Кутузова о битве с Наполеоном.

Идея предложить стране читать «Войну и мир» была, в целом, разумной. Книга хорошая, актуальная, а, главное, толстая, можно надолго уйти в проблемы 200-летней давности и забыть о сегодняшних. Население на призыв читать отреагировало, но для чтения выбрало совсем не то, что ему вслух читало начальство по телевизору, а совсем другие книги.

В топ-10 самых популярных книг в России почему-то попал роман Джорджа Оруэлла «1984». Если к чтению вслух «Войны и мира» по телевизору и радио было привлечено 1300 человек, то антиутопию Оруэлла купили 85 тысяч.

Роман Оруэлла немалыми тиражами издавался в СССР в конце 80-х годов, неоднократно публиковался в постсоветской России, есть в открытом доступе в Интернете. Но, видимо, люди решили на всякий случай приобрести эту книгу в бумажной версии. Мало ли что. Книга-то становится все актуальнее. Пожалуй, намного актуальнее «Войны и мира». Потому что у Толстого «война» отдельно, а «мир» отдельно, а у нас в России-2015 как у Оруэлла, «война это мир», поскольку наше Министерство Мира под руководством Шойгу, продолжая завозить гуманитарные БТРы на Донбасс, теперь еще принялось сбрасывать миролюбивые бомбы на головы гражданского населения Сирии, пытаясь таким образом заставить сирийцев полюбить Асада.

Под конец 2015 года обнаружилось, что руководство нашего Министерства Любви (в России Минилюб действует под псевдонимом Генеральной прокуратуры) связано с самой жуткой бандой в истории постсоветской России. В ответ на эти разоблачения Минилюб обвинил Врага государства №1, Эммануэля Голдстейна в убийстве, совершенном 17 лет назад, и заочно арестовал его. Пока Враг государства №1 продолжает скрываться за границей. Кроме того, Минилюбом были проведены обыски в офисе организованного Голдстейном тайного Братства.

Министерство Изобилия в 2015 году продолжило запрещать россиянам еду. Последние запреты коснулись турецких овощей и фруктов. Так Минизо наказало россиян за то, что турки сбили наш беззащитный бомбардировщик, который мирно бомбил турок в Сирии. Полки российских магазинов откликнулись на действия Минизо плавным движением в сторону советского продмага.

Одним из итогов 2015 года стало то, что Министерство Правды стало главным во властной иерархии. Телевизор (у Оруэлла — телескрин) в условиях разваливающейся экономики и полном параличе коррумпированной власти превратился в основное средство управления.

Анализ итогов 2015 года в России заставляет подозревать, что какой-то режиссер зачем-то решил устроить в нашей стране ремейк оруэлловской антиутопии, настолько некоторые ее фрагменты воспроизводятся практически буквально.

В общественном сознании россиян в 2015 году наблюдалось несколько разнонаправленных движений, которые можно объединить одним словом: радикализация. Но радикализация в разных направлениях.

Одно из таких направлений — сталинизация общественного сознания. В 2015 году Сталин стал модным атрибутом городской инфраструктуры. Памятники Сталину установлены в Мари Эл, Липецке, Пензе, в Тверской области открыт музей Сталина, в ряде городов появились его портреты и мемориальные доски.

В российских СМИ стало модно хорошо говорить о Сталине. Креативный директор радио «Комсомольская правда» Иван Панкин опубликовал в «КП» статью под названием «Почему мы любим диктаторов», в которой объясняет читателям самой тиражной газеты России: «Вот у меня понятие диктатуры ассоциируется с порядком. То есть Диктатура = Дисциплина». И деликатно добавляет: «Не навязываю. Просто мнение». И продолжает дальше «не навязывать» свое «просто мнение» рассказом об эфире на радио «Комсомольская правда», в котором был задан слушателям вопрос: «Нужен ли стране новый Сталин и вообще, как вы относитесь к диктатуре?».

За строчками газетного текста невозможно увидеть выражение лица автора, но у меня нет сомнений, что лицо Ивана Панкина источало удовольствие, когда он писал о реакции на этот вопрос слушателей: «80% слушателей писали, что… нужен». И далее креативный директор Панкин рассказывает, что и про Берию Хрущев лишнего наговорил, а так он был вполне нормальный. «Кто про Петра Первого что плохого скажет? А про Ивана Грозного?» — кидает аргументы в защиту Берии и Сталина креативный директор, — «Сейчас его роль в истории оценивается, скорее, как положительная». И завершает, как положено, данными Левады-центра. На вопрос о сооружении новых памятников Сталину пять лет назад положительно отвечали 24% опрошенных, сегодня — 37%.

Вторая тенденция обозначает сдвиг в сознании либеральной интеллигенции. Она стала произносить слово «революция». Это произошло к концу 2015 года. Если раньше о неизбежности революции позволяли себе говорить только отмороженные леваки, а из либералов лишь те, кто находился на обочине, то в декабре о неизбежности революции сказал Враг государства №1, наш современный Эммануэль Голдстейн, то есть сам Михаил Ходорковский. Естественно, он оговорился, что лучше бы она была мирной. Но, революция, как известно, дама своенравная, и как уж там она развернется, лишь ей самой известно.

После Ходорковского слово революция стали брать в рот уже многие известные люди. Виктор Шендерович, выступая на «Эхе Москвы» выдвинул перед россиянами следующую альтернативу: «Мы либо будем все пожизненно под Путиным, либо власть будет поменяна революционным путем. Потому что эволюционный путь уничтожен Путиным». Возразить сложно.

Оба радикальных сдвига общественного сознания в 2015 году, к Сталину у охранителей и к революции у либералов имеют несколько общих черт. Одна из них хорошо описывается словами, которые произносит чатланин с планеты Плюк, которого исполняет Евгений Леонов в фильме «Кин-дза-дза»: «А этот пацак все время говорит на языках, продолжения которых не знает!».

Ни охранители, жаждущие диктатуры Сталина и Берии, ни либеральные революционеры не знают «продолжения этих языков». То есть не знают «технику этого дела», как говорил герой другого советского романа. Впрочем, события развиваются так стремительно, что уже в следующем году могут найтись желающие изучить «языки» сталинизма и революции на практике.

Да, и любопытно, какая книга станет популярной в России в 2016 году? Возможно, «Скотный двор» того же автора? А может, россиянам будет вообще не до чтения?

(Блог автора)

Поддержать автора:

Яндекс.Кошелек 410011207462836
PayPal iayakovenko@yandex.ru
Webmoney (рубли) R164520986083
Webmoney (доллары) Z203456083996
Webmoney (Евро) E345241660533

Поделиться в соцсетях

Новая Хроника текущих событий в Twitter -- iXponika
Новая Хроника текущих событий в Facebook
Новая Хроника текущих событий ВКонтакте

Новая Хроника текущих событий на 100% волонтерский проект, не получающий никакого финансирования из внешних источников. Поддержите издание – ваша помощь очень нужна проекту! Спасибо!


Поделиться в соцсетях