ВИКТОР ДАВЫДОВ: Открытое общество и его российские враги

Тот, кто знает историю России, может легко понять и то, что происходит с ней сейчас.

В 1921 году страну поразил невиданный со Средних веков голод, и советское правительство было вынуждено запросить помощь от иностранных правительств и международных организаций. American Relief Administration (ARA) – прототип современного USAID – пришла на помощь и оказала поддержку, послав тонны продовольствия и медикаментов на устранение катастрофы. За два года ARA распределила помощь на 42 миллиона долларов, что являлось по тем временам гигантской суммой. ARA смогла помочь почти 10 миллионам человек, спасая их от голода и болезней. Деятельность ARA в России прекратилась лишь тогда, когда внезапно обнаружилось, что из пораженной голодом страны советское правительство вновь начало эспортировать зерно.

Советские власти, однако, вместо выражения благодарности начали кампанию дискредитации ARA, объявив ее «шпионской». Члены Комитета помощи голодающим – независимого советского партнера ARA – были арестованы и высланы – кто за границу, а кто и в Сибирь.

В 1991 году не было голода, но страна также находилась в жестоком кризисе, и снова на помощь пришли западные правительства и частные фонды.

Фонд Сороса «Институт Открытое общество» был одним из первых западных фондов, кто начал свою деятельность в России еще в 1987 году. Первоначально она ограничивалась просветительскими и образовательными проектами. В 1991 году Фонд перешел к прямой финансовой поддержке тех, кто пострадал от кризиса больше всего – среднего класса. Новое правительство легко аннулировало свои обязательство перед теми, кто зависел от финансирования из бюджета, гиперинфляция смыла их сбережения – ученые и преподаватели вузов оказались в тяжелейшей финансовой ситуации. В этот момент Фонд Сороса инициировал беспрецедентную программу, по которой ученые могли получить от него прямую финансовую поддержку.

В это время, приходя в банк, я видел своими глазами очереди ученых, стоявших в специальную кассу за «соросовскими чеками». Это были ученые — некогда советская элита, но теперь они выглядели как толпа беженцев, потерявших свои имущество и статус. Их некогда модные румынские джинсы и польские туфли выглядели убого на фоне костюмов от Christian Dior, в которых щеголяли «новые русские».

Академия наук находилась в состоянии перманентной дезинтеграции, научные учреждения и университеты платили своим сотрудникам по $5-10 в месяц. Никакого шанса выжить на эти деньги, тем более, прокормить семью не было ни у кого. Однако, получив «соросовский чек», ученые и преподаватели могли вернуться в свои университеты и лаборатории и продолжать делать то, что они делали всю жизнь – заниматься наукой и учить студентов.

Без всякого преувеличения можно сказать, что «соросовские чеки» спасли десятки научных учреждений в начале 1990-х годов. И не только их. Заголовок из газеты 1990-х годов нельзя забыть и через много лет: «Учитель математики выбросился из окна, не будучи в силах прокормить семью».

А потом все изменилось, и пришел Путин. Новая власть, начав с атаки на независимые СМИ, следующей своей мишенью сделала иностранные фонды. Сначала Фонд Сороса потерял офис, располагавшийся в старом особняке, на который у него был оформлена 49-летняя аренда . Сделано это было довольно грубо с помощью документов сомнительной достоверности, по которым получалось, что собственник особняка продал его буквально за несколько дней до оформления контракта об аренде.

Новый собственник разорвал контракт и взял особняк в осаду – так что сотрудники Фонда были вынуждены какое-то время проникать в свои кабинеты через окно. В 2003 году Фонд Сороса закрыл свое представительство в России, но продолжил деятельность, помогая организациям гражданского общества.

Наконец, 30 ноября 2015 года Генеральная Прокуратура объявила Фонд Сороса «нежелательной организацией» на территории Российской Федерации. Это не только запрещает деятельность Фонда в России: согласно нововведенной в Уголовной Кодекс статье 284.1 теперь не только сотрудникам Фонда, но также их грантополучателям, и даже тем, кто оказывает консультационные услуги, грозит тюремное заключение сроком до шести лет.  Для сравнения: точно такое же наказание предусмотрено Уголовным Кодексом за изнасилование.

Причины, по которым Кремль объявил войну Фонду Сороса, слишком очевидны, чтобы их обсуждать. Это то же самое намерение изолировать страну от внешнего мира, которое имели и советские вожди в прошлом веке. Теперь все общество с опаской ждет следующих шагов, направленных против получателей грантов Фонда Сороса. По информации Правозащитного Центра «Сова», уже несколько лет в научных и иных библиотеках проходят изъятия книг по истории, некогда изданных при поддержке Фонда Сороса, при этом библиотеки и их руководители вынуждены платить значительные штрафы.

Штрафы еще не предел возможного. С октября 2015 года под домашним арестом находится директор Библиотеки украинской литературы в Москве Наталья Шарина: в библиотеке при обыске нашли две книги авторства одного из организаторов киевского Майдана, теперь ей грозит до пяти лет тюрьмы за «возбуждение ненависти либо вражды «.

В сегодняшней ситуации очень хотелось бы утешиться известным афоризмом Гегеля «История повторяется дважды: первый раз в виде трагедии, второй — в виде фарса». Однако это было сказано про Европу – в России история легко снова и снова может повторяться как трагедия.

(Источник — The Moscow Times)

Поделиться в соцсетях

 


Новая Хроника текущих событий на 100% волонтерский проект, не получающий никакого финансирования из внешних источников. Поддержите издание – ваша помощь очень нужна проекту! Спасибо!


Поделиться в соцсетях