ЕЛЕНА САННИКОВА: Дело Натальи Шариной — абсурд ужесточается

Sannikova_ElenaДело Натальи Шариной, директора Библиотеки украинской литературы, с самого начала казалось абсурдным. Однако сегодня, через полгода после заключения Шариной под домашний арест, ее положение резко ухудшилось.

Дело в том, что ч. 2 статьи 282 УК предусматривает срок лишения свободы до 5 лет и относится к категории средней тяжести. С таким обвинением мера пресечения не может длиться более полугода. Однако 28 марта следствие выдвинуло против Шариной новое обвинение, по которому ей может грозить срок до 10 лет. 29 марта срок следствия был продлен до 29 июля, а 5 апреля Шариной было предъявлено постановление о привлечении ее в качестве обвиняемой.

Новое дело Шариной еще более абсурдно, чем предыдущее. Ее обвиняют по ст. 160 — «присвоение или растрата». Что же, по мнению следствия, библиотекарь растратила? А средства, выделенные департаментом культуры, ровно на то, на что они были выделены, — на юридическую защиту библиотеки в 2011 году от обвинения по той же 282-й статье.. Дело тогда было прекращено за отсутствием состава преступления. А вот теперь Наталью Шарину хотят засудить по тяжкой статье за то, что она пять лет назад себя защищала.

Наталья Шарина
Наталья Шарина

26 апреля судья Пресненского районного суда Тереза Жребец рассмотрела подряд два ходатайства о продлении срока содержания Натальи Шариной под домашним арестом. «Шарина в настоящее время обвиняется в трех преступлениях — это п.б ч.2 ст.282, ч.3 ст.160, ч.4 ст.160 УК РФ. Вину она не признает. Срок содержания под домашним арестом истекает 28.04.2016. Избранная мера пресечения не может быть отменена или изменена на иную, не связанную с лишением свободы… Шарина, находясь на свободе, может скрыться от предварительного следствия и суда или иным способом воспрепятствовать производству по уголовному делу». Стандартный набор фраз в таких ситуациях. Следователь попросил продлить срок содержания под домашним арестом на 1 сутки, до 29.04.16.

Судья оглашает материалы дела по заголовкам листов. Перечень оказывается достаточно коротким. Выходит, за все полгода содержания Шариной под домашним арестом никаких следственных действий по ее делу и не проводилось.

Адвокат Иван Павлов сообщил, что, предъявив наспех тяжкое обвинение по ч. 4 ст. 160, следователь даже не сумел грамотно его сформулировать. Он не представил суду вообще никаких документов, которые хоть как-то обосновывали бы выдвинутое против Шариной новое обвинение. Все представленные суду материалы касаются первоначального обвинения Шариной по ст.282. «Предельный срок домашнего ареста по этой статье истекает завтра».

Павлов сослался на постановление пленума Верховного суда РФ № 41 2013 года: решение о домашнем аресте допускается только после проверки судом обоснованности обвинения и причастности лица к совершению преступления. Растрата — это вид хищения, то есть действие, совершенное с корыстной целью в пользу виновного. Ни слова о хищении и о присвоении в предъявленном обвинении нет. Следователь сообщает, что перечисление денежных средств адвокату было сделано по заключенному между библиотекой и адвокатом договором, законность которого никто не оспаривает. Санкционированное управлением культуры и мэрией Москвы перечисление средств адвокату Якимову за оказание юридической помощи учреждению и его сотрудникам в период следственных действий не могло носить противоправный характер. Уголовное преследование Шариной позднее было прекращено за отсутствием в ее действиях состава преступления. Каким образом эпизод с перечислением средств адвокату Якимову можно соотнести со статьей 160 УК?

Другой эпизод — выплата денежных средств в качестве заработной платы двум юристам библиотеки по ранее заключенным трудовым договорам. В мотивировочной части постановления действия Шариной квалифицированы не как хищение, а как передача в пользу других лиц вверенных ей денежных средств. Таким образом, привлечение Шариной в качестве обвиняемой даже юридически составлено неграмотно, не говоря уж о фактическом отсутствии состава преступления.

После десятиминутного перерыва судья Жребец изящной скороговоркой зачитала удовлетворение ходатайства следователя о продлении срока домашнего ареста Шариной, повторяя формулировки следователя.

Тут же началось второе заседание — на этот раз с прокурором Головастиковой. Следователь зачитал ходатайство о продлении срока домашнего ареста Шариной до 29 июля 2016 года с теми же формулировками, прокурор поддержала ходатайство. И судья заключает Наталью Шарину еще на три месяца под домашний арест.

Чем же не угодила режиму интеллигентная женщина-библиотекарь, ровно ничем не мешавшая власти? А логики нет никакой, есть разнарядка. Есть указание штамповать дела об экстремизме — чем Библиотека украинской литературы не добыча? А раз уж человек схвачен, то как дело не сшить? Предъявить ей, правда, нечего, но почему бы тяжкое преступление не навесить ради продления срока? Нужны отчеты, премии. А судьба ни в чем не виновного человека так же безразлична винтикам этого карательного механизма, как безразличны уголовникам жизнь и здоровье их жертв.

(Блог автора на Грани.ру)

Новая Хроника текущих событий в Twitter -- iXponika
Новая Хроника текущих событий в Facebook
Новая Хроника текущих событий ВКонтакте

Новая Хроника текущих событий на 100% волонтерский проект, не получающий никакого финансирования из внешних источников. Поддержите издание – ваша помощь очень нужна проекту! Спасибо!


Поделиться в соцсетях