Генерал-майор по правам человека против гомосексуализма и сионизма

Татьяна Москалькова
Татьяна Москалькова

Генерал-майор МВД Татьяна Москалькова, назначенная в апреле уполномоченным по правам человека, после интервью с журналистом «Новой газеты» Павлом Каныгиным потребовала от него интервью  не публиковать, поскольку, по ее словам, выглядит в нем «плохо» и «не по-настоящему».

По этой же причине Москалькова прервала разговор с журналистом, высадив его из своей машины. Уполномоченный по правам человека назвала вопросы Каныгина на тему политзаключенных и прав ЛГБТ в России «однобокими». Во время самого интервью Москалькова признала «большое количество нарушений в стране, которые имеют и системный характер, и единичный характер. Эти нарушения наблюдается и в социальной сфере, и в сфере уголовно-процессуальной, судебной».

Однако она тут же заявила о прогрессе в защите прав человека в «секторе государственно-общественных отношений», впрочем, не указав ни на один факт.

В интервью было заметно, что Москалькова вообще плохо представляет себе, что такое права человека, и считает главной сферой своей деятельности область частного права: невыплаченные зарплаты, ЖКХ, качество здравоохранения и т.д. Примерно так же официальные партийные «правозащитники» времен перестройки «боролись» за права человека и в СССР.

В целом взгляды Москальковой на ситуацию в области прав человека в РФ выглядят довольно фантастическими. Она оказалась уверена, что в России соблюдаются права ЛГБТ, отказалась признать существование политзаключенных в стране, а также не смогла вспомнить название фонда «Мемориал», назвав одну из главных российских правозащитных организаций «фондом на букву «М».

Москалькова сменила на посту уполномоченного по правам человека Эллу Памфилову. Во время своего первого выступления генерал МВД заявила, что на новой должности она намерена «противостоять попыткам Запада использовать права человека как политический инструмент».


Татьяна Москалькова

— В России само понятие правозащиты, так сложилось, находится в антагонизме с властью и системой. Поэтому мой вопрос о том, не возникнет ли у вас самой моральных противоречий?

— Часто путают институт уполномоченного по правам человека и правозащитную организацию. Институт уполномоченного по правам человека — это государственный орган. Это орган, который находится как бы между обществом и властью, умеет говорить с органами власти на понятном для них языке и создавать условия, чтобы органы не только слушали, но и слышали. Уполномоченный избирается парламентом, утверждается парламентом, и выдвижение происходит либо из числа депутатов фракций, либо президентом, но не обществом. Общество может только предложить президенту.

— То есть вы себя не видите правозащитником от общества?

— Как раз наоборот. Среди правозащитников уполномоченный, может быть, главный правозащитник.

………..

— Полагаете, можно назвать прогрессом те законы, которые последние годы утверждала власть в отношении общества? Например, закон, ограничивающий НКО, далее закон о митингах и «закон Димы Яковлева», дискриминационный закон в отношении ЛГБТ — о запрете якобы пропаганды гомосексуализма…

— Пропаганды гомосексуализма? У нас нет такого закона. Может, вы имеете в виду о запрете детской порнографии?

— Этот закон вы тоже поддержали…

— Давайте конкретно. Если вы о меньшинствах, то можете видеть сами, что в период с 2012 года по сегодняшний день сексуальные меньшинства никак не ущемлены в своих правах. Они не прекратили свое существование, им не препятствуют в их деятельности. Вы уточните, в чем их ограничили, и мы с вами тогда поговорим.

— В выражении их образа жизни, в семейных правах, в праве называться равными членами общества.

— Ничего такого нет. А мне нужны примеры ущемления прав. Может, вы будете правы и из моего поля зрения выпали какие-то процессы, связанные с реализацией законов.

— Хорошо. Как быть, например, с тем, что ЛГБТ не могут зарегистрировать свои общественные организации? Не могут собираться вместе, не могут проводить акции, усыновлять детей.

— Усыновлять им нельзя. А что касается остального, то я знаю, что в Санкт-Петербурге вот только что прошла демонстрация, и там очень позаботились, чтобы развести их с Днем десантников, чтобы интересы разных социальных групп не сталкивались. И ЛГБТ существует и проводит демонстрации, никто их не притесняет.

………..

— Можно еще несколько вопросов?

— Вы уже услышали. Вы же однобоко смотрите. Потому что вас не интересует, как защищаются права уволенных с работы и многое другое. Вас интересует только узкий сектор людей — голубые и эти самые…

— Политзаключенные?

— И политзаключенные, да. Голубые, кстати, красивое слово. А остальное вас не интересует, огромный пласт проблем… А, например, военнослужащие, у которых не индексируется заработная плата четыре года? Или матери-одиночки, многодетные матери, у которых в Москве очередь [на жилье] никак не движется?

А ты спрашиваешь про ЛГБТ, про политзаключенных! Разве это самое наболевшее? Вы берете один сектор государственно-общественных отношений, и он маленький. Подними доклад Эллы Памфиловой за 2015 год. Вот те вопросы, которые ты задаешь, по ним поступило обращений 2%. Всего два процента! А остальные — там люди хотят жилья, крыши над головой, зарплату нормальную, отдыхать нормально, здравоохранение нормальное!


Интервью Татьяны Москальковой Павлу Каныгину (2013 год)

Про ЛГБТ:
Для меня эта тема неприятна, я ее отторгаю. Я считаю, что она не должна получать пропаганду — так же, как пропаганда наркотиков, пропаганда курения, пропаганда сионизма…

Может быть то, что мы отказались от уголовной ответственности, для нашего общества это было преждевременно?


Новая Хроника текущих событий на 100% волонтерский проект, не получающий никакого финансирования из внешних источников. Поддержите издание – ваша помощь очень нужна проекту! Спасибо!


Поделиться в соцсетях