КСЕНИЯ КИРИЛЛОВА: Смерть в Киеве

Александр Щетинин
Александр Щетинин

Очередная трагедия произошла в Киеве. Погиб известный российский и украинский журналист, последовательный критик российских властей Александр Щетинин. 28 августа он был найден в собственной квартире на Подоле с огнестрельным ранением в голову, под стулом лежал пистолет. На данный момент в деталях гибели Александра разбираются киевские власти.

Мне сложно говорить о Саше в прошедшем времени. Александр Щетинин был моим близким другом, и мы очень тесно работали вместе последние два года. Разумеется, живя в США и не находясь непосредственно на месте событий, я не могу стопроцентно утверждать, было ли это убийство или самоубийство. Однако я считаю, что версию убийства мы не вправе пока огульно отмести. И вот почему.

Да, у Саши действительно были финансовые трудности, даже была задолженность по зарплате перед сотрудниками информагентства. Но «Новый Регион» постоянно испытывал подобные трудности с момента, когда Александр в 2014 году вынужден был разорвать связи с российской редакцией сайта. Тогда «Новый Регион» сразу сайт потерял огромное количество читателей и ресурсов, наработанных им за предыдущие 17 лет. Зарплаты не всегда выплачивались вовремя, но Саша неизменно выкручивался, находил деньги, и никогда не унывал. В нем всегда было что-то отчаянно-авантюристическое. Он был уверен в правильности своего выбора, в том, что большинство сотрудников – его друзья и единомышленники, и поймут эти трудности. И это давало ему сил.

Да, у Саши были и проблемы личного характера. Но, опять же, подобные проблемы случались не в первый раз в его жизни. Александр был удивительно жизнерадостным человеком, неунывающим оптимистом, уверенным, что все рано или поздно разрешится – неважно, его усилиями или чудом. В итоге именно так и получалось.

Все эти ситуации никак не были форс-мажором, а скорее, привычными обстоятельствами жизни независимого российского редактора и журналиста.

После того, как Саша поддержал украинский Майдан, он столкнулся с огромным давлением со стороны российских властей. С момента начала войны давление на российские редакции «Нового Региона» многократно возросло. В результате Александр вынужден был отделиться от российской части собственного СМИ. От огромного информационного агентства остались только Киевский и Балтийский филиалы. Но Саша не унывал – он шутил с оставшимися журналистами в стиле «их осталось десять» и радовался, что с ним остались самые стойкие. Вместо того, чтобы испугаться давления, он публично отказался от российского гражданства, и назвал Путина своим личным врагом.

Он приезжал в Россию, и один раз в родном Екатеринбурге его едва не задержала полиция. Однако он продолжал рисковать, и даже по-мальчишески дерзко фотографировался на фоне Лубянки с плюшевым медведем Степаном – неофициальным символом «Нового Региона».

В ноябре 2014 года Сашины счета в московском «Ситибанке» были заблокированы по закону «О противодействии легализации доходов, полученных преступным путём, и финансированию терроризма». Под «терроризмом» понималась публикация статей, направленных против российской агрессии в Украине. В тот период тоже возникли трудности с выплатой зарплаты сотрудникам, однако ни шокирующее известие, ни возникшие из-за него проблемы не вызвали у Александра никаких суицидальных мыслей. Напротив, Сашу очень веселили обвинения в терроризме, и он отшучивался, написав пост: «Как я стал Бен Ладеном в России». Финансовые трудности, как это уже бывало, вскоре были решены.

В январе 2015 года Верховный Суд РФ удовлетворил иск Роскомнадзора о прекращении деятельности «Нового Региона» в связи с обвинениями сайта в терроризме и экстремизме. Мы с Сашей только посмеялись над тем, как российский суд пытается прекратить деятельность украинского СМИ. Александр назвал эти попытки формой магией вуду, и его очень веселила такая метафора. После вынесения решения суда сайт был полностью заблокирован в России.

В апреле 2015 года Саша получил конфиденциальную информацию о том, что в отношении него и другого сотрудника «Нового Региона» с российским гражданством собираются возбудить дело о госизмене. Именно он предупредил меня о том, что нам обоим нельзя возвращаться в страну. Но даже это его не сломило. Когда в ноябре 2015 года в Екатеринбурге умерла моя бабушка, и я не смогла даже проститься с ней, Саша сказал мне: «Я больше всего этого боюсь, что кто-нибудь из родных умрет и я не смогу поехать». Это было единственной вещью, которой он по-настоящему боялся.

В конце февраля 2016 года «Новый Регион» подвергся хакерской атаке, но мы восстановили пропавшие тексты и шутили, что именно для этого нам и выпал в этом году лишний февральский день – 29-е число. И всегда Саша говорил свое неизменное: «Прорвемся, раньше же выкручивались».

Саша любил Украину и считал, что верность ей стоит любых жертв. Он не мог поддержать агрессивную войну и пытался защитить страну, которую считал своей новой и отныне – единственной Родиной. При этом он не имел даже украинского гражданства – но очень гордился и радовался, что получил постоянный вид на жительство в Украине.

Мне действительно трудно поверить, что Саша мог покончить с собой. Да, он столкнулся с трудностями, но опыт показывает, что он и раньше сталкивался с еще более серьезными вещами, и умел их преодолевать. Он был решительным, жизнерадостным, порой до безрассудности смелым человеком. И еще важный момент: Саша неоднократно говорил, что был православным христианином. Он критиковал УПЦ МП в той части, в какой они под видом христианства оправдывали мракобесие и войну, но никогда при этом не отказывался от собственно христианства – в котором самоубийство, как известно, считается смертным грехом.

Конечно, теоретически может быть, что груз проблем, травли, финансовых неприятностей и личных настроений способен добить даже самого сильного человека, но еще раз повторюсь, что это совершенно не похоже того Сашу, которого мы все знали. Именно поэтому мне очень хочется, чтобы дело было тщательно расследовано. Не стоит забывать, что Саша работал над очень серьезными темами. Он не просто выступал против российской агрессии в Украине и разоблачал российскую пропаганду. Он поименно разоблачал олигархов и политиков, связанных с Россией, российским бизнесом или бывшим окружением Януковича. Он бесстрашно публиковал важную, в том числе инсайдерскую, информацию, чем нажил себе немало врагов не только в Москве, но и в Киеве.

И еще один важный момент. Даже если мы примем версию о самоубийстве (при всей ее сомнительности), все равно очевидно, что эта трагедия стала одним из следствий диктатуры и репрессий инакомыслящих. Это из-за Путина Саша вынужден был выбирать между Россией и Украиной, между информагентством – детищем всей своей жизни, и совестью. Из-за своего вынужденного выбора он испытывал и финансовые трудности. Из-за травли, обвинений в терроризме и в госизмене он не мог даже приехать домой и повидать семью, включая собственных дочерей.

В конце декабря прошлого года Саша дал комментарий в мой некролог, написанный на смерть оппозиционера Влада Колесникова, доведенного до самоубийства за поддержку Украины. Саша писал тогда: «Мы должны назвать вещи своими именами: его убил путинский режим и лично Путин. Это именно Путин организовал систему травли и террора, клеветы и расправ с неугодными. Он – глава этой системы. Значит, это он убил Влада, его последователи, его порождения. И мы никогда не забудем и не простим смерти этого мальчика, как и множества других смертей»

Я не знаю, какими будут выводы следствия, но могу только повторить здесь Сашины слова…

Ксения Кириллова

 

(Источник)

Новая Хроника текущих событий в Twitter -- iXponika
Новая Хроника текущих событий в Facebook
Новая Хроника текущих событий ВКонтакте

Новая Хроника текущих событий на 100% волонтерский проект, не получающий никакого финансирования из внешних источников. Поддержите издание – ваша помощь очень нужна проекту! Спасибо!


Поделиться в соцсетях