ВИКТОР ДАВЫДОВ: Буковский и KGB-porn

Davidoff_VictorВысокий суд Лондона 28 июля отклонил иск Владимира Буковского к Королевской прокуратуре, заявив, что она не обвиняет его в съемках фотографий педофилического содержания. Посему, по мнению суда, заявления прокуратуры относительно уголовного дела Буковского не затрагивают его честь. Сам Буковский решением суда возмутился и пообещал подать апелляцию. Формально он, действительно, иск проиграл, хотя медийный эффект от решения суда оказался прямо противоположным. Неудивительно, что половина заголовков гласила, что Буковский выиграл дело. В России первым об этом сообщили те, кого меньше всего его выигрыш мог бы обрадовать, а именно «Россия сегодня».

Краткое изложение уголовного дела таково. В апреле 2015 года Королевская прокуратура получила сигнал от Интерпола, то есть, скорее всего, из России, что пользователь IP Буковского скачивает изображения с педофилических сайтов. Прокуратура с британской дотошностью исследовала его компьютер и, действительно, обнаружила на диске то, что в пресс-релизе названо «пять непристойных изображений детей». На основании Акта о защите детей 1978 года Буковский был обвинен в «изготовлении» и «хранении» этих имиджей (стоит уточнить, что прокуратура не говорит о «фотографиях»).

Новость вызвала восторг и улюлюканье в официозных российских СМИ. Главный редактор «России сегодня» Маргарита Симоньян не удержалась, чтобы не написать в Твиттер: «План педофила: изнасилуй ребенка — запишись в оппозицию — эмигрируй — изобличай оттуда пороки Родины — все будет хорошо».

Держава, наверное, действительно, катится в пропасть, если главред официального информационного агентства налету изобретает параллельную реальность. Буковский не эмигрировал, а был выслан, ну и в незаконных сексуальных действиях его никто не обвинял.

Летом прошлого года, как только Буковский оправился от тяжелой операции на сердце, он подал иск против Королевской прокуратуры в защиту от клеветы. Заявление было почему-то отложено в долгий ящик, и весной Буковскому даже пришлось применить знакомую ему форму протеста: он начал голодовку с требованием рассмотреть иск как можно скорее. Через три недели суд уступил и назначил слушание на более раннюю дату.

Буковский неоднократно отрицал свою причастность к скачиванию имиджей на компьютер. Он считает, что это было сделано вирусной программой, посаженной на его компьютер хакерами с Лубянки. Если учесть, с одной стороны, что писатель Буковский компьютерный «чайник», а с другой, что русские хакеры спокойно шарят и по гораздо более защищенным серверам, вроде сервера Национального комитета Демократической партии США, то предположение очень даже вероятно. Более того, Буковский начал независимое расследование и уже выявил семь случаев, когда антироссийские политики становились мишенью обвинений в педофилии примерно по той же схеме. У Сталина оппозиция была «бандой шпионов и отравителей»  – оппозиция Путину, как на подбор, вся состоит из педофилов.

Конечно, лубянским генералам лучше было бы оставить Буковского в покое: воевать с ним себе дороже. Он не занимался политикой в постсоветский России – в девяностые сам не хотел,  потом это стало невозможным – но, как диссидент, во всех без исключения случаях противоборства с КГБ одерживал над ним моральную победу. К сожалению, бег по граблям наш национальный спорт, а чекисты вообще в нем абсолютные чемпионы – и кого-то из них явно тянет попробовать одержать реванш.  Они никак не могут признать, что их интеллектуальные способности почти всегда уступают оппозиции. Это не только про Буковского. Так например, Натан Щаранский очень хороший шахматист. Спрашивается, как собирался выиграть у него Андропов, который умел играть только в козла?

КГБ недооценил еще двадцатилетнего Буковского после ареста по первому делу в 1963 году. Другие участники стихийных собраний на Маяковке получили длительные лагерные сроки – но Буковского отправили в относительно мягкую по режиму Ленинградскую спецпсихбольницу. Ему удалось освободиться довольно скоро благодаря падению Хрущева. По этой причине Буковский стал одним из организаторов первой протестной демонстрации в послевоенном СССР в декабре 1965 года и устроил еще одну демонстрацию в 1967 году – в защиту политзаключенных Гинзбурга, Галанскова и Лашковой. За это он получил свой трехлетний срок, но КГБ все равно не понял, с кем имеет дело, и неосмотрительно разрешил Буковскому после освобождения жить в Москве.

В 1971 году Буковский сделал то, что стало его самым большим вкладом в правозащитное движение в СССР. Он собрал воедино убедительные документы о политическом злоупотреблении психиатрии и передал их на Запад. Это вызвало сильную и не прекращавшуюся до самой перестройки всемирную кампанию протестов, успокоить которую пытались два начальника КГБ и три генсека, но так и не смогли. Единственное, что смог сделать Андропов – это отправить Буковского во Владимирскую тюрьму, что вызвало, в свою очередь, международную кампанию уже за освобождение Буковского. В конце концов, Андропов сморгнул первым, в декабре 1976 года он посадил Буковского в наручниках на самолет и выслал на Запад. Для сохранения лица Андропов потребовал освободить в обмен никому не нужного главу чилийской компартии Луиса Корвалана (Корвалану это было тоже не нужно; ему совсем не понравилось в СССР, он шесть лет просидел в ГДР, после чего вернулся к своему любимому врагу Пиночету).

Забавно, что делая этот «обмен», Политбюро забыло лишить Буковского гражданства. Так Брежнев и Андропов проиграли не только Буковскому, но и Сталину, показав себя еще большими самодурами. Высылая Троцкого, Сталин делал это в полном соответствии с законом и Уголовным Кодексом 1926 года, который предполагал – как ни смешно — высшей мерой наказания не смертную казнь, а лишение гражданства с высылкой за рубеж. Политбюро взяло из тюрьмы «особо опасного государственного преступника» и отправило его отдыхать в Швейцарию просто потому, что «захотелось».

В эмиграции Буковский сделал максимум для того, чтобы испортить жизнь так тепло относившимся к нему Политбюро и Лубянке. Лубянка отвечала взаимностью: сначала про Буковского распускали слухи, что он террорист, потом советская пресса вместе со своими левыми агентами на Западе обвиняла его в убийстве американской журналистки – погибшей на самом деле в авиакатастрофе. В 1987 году Буковский умудрился разозлить уже Горбачева, став инициатором «Письма десяти» диссидентов, вызвавшего в Москве резко негативную реакцию «прорабов перестройки». Однако не прошло и двух лет, как вся политическая программа «Письма десяти», включая освобождение политзаключенных и вывод войск из Афганистана, была выполнена.

В 1992 году Буковский, наконец, подтвердил правоту КГБ, долго пытавшегося приклеить к нему ярлык «уголовника». Будучи допущенным лично Ельциным к архивам ЦК КПСС, он тайно отсканировал архивные документы, которые были — и до сего дня остаются — секретными. Опубликованные в «Архиве Буковского» они рисуют жутковатую картину машины управления и репрессий СССР. Там есть все – тупые вожди, тотальная слежка, выносимые  до суда политические приговоры, подкуп западных политиков и журналистов, шпионаж и поддержка международного терроризма.

И вот 28 июля Буковский одерживает новую победу. Формально в иске идет спор о терминах. Акт о защите детей предполагает три состава преступления: изготовление и съемка (making & taking) изображений сексуальных актов с детьми, хранение (possession) и распространение (distribution). Последнее не инкриминируется, а относительно первого и суд, и прокуратура были вынуждены сделать уточняющие заявления, что съемка (taking) не имела место быть, а обвинение имеет в виду лишь изготовление (making). Формально это означает не более, чем копирование файлов с Интернета на диск.

Конечно, сам Буковский и его адвокат могли повторить хоть сто раз, что никто не снимал голых детей на фотокамеру. Однако гораздо более авторитетно, когда это делает суд и сама Королевская прокуратура, тем самым оправдывая Буковского в самом неприглядном составе преступления. Теперь Буковскому осталось только доказать, что файлы не копировались руками, и можно считать, что его дело закрыто.  Даже еще проще: используя презумпцию невиновности, доказать, что невозможно доказать, что это делалось руками.

Деградация тоталитарного государства начинается с деградации его святая святых — спецслужб. Сталинское НКВД творило жуткие дела по всему миру, похищая белых генералов, убивая невозвращенцев и политических оппонентов – и очень редко на этом попадалось. У путинских чекистов все идет наперкосяк чуть ли не через раз. Убийцы Литвиненко оставили полониевый след на пол-Европы, убийцы чеченского вице-президента Зелимхана Яндарбиева тут же сели в тюрьму в Катаре, Виктор Ющенко и Владимир Кара-Мурза смогли пережить покушения, русские хакеры способны украсть имейлы, но выдают себя при этом с потрохами. Уже совсем, как в анекдоте, показанные на всю страну «документы ЦРУ», уличающие «иностранного агента» Навального, режут глаз своими детскими ошибками в английском.

Уровень компромата «ниже пояса» тоже серьезный индикатор потери эффективности. Все-таки после обвинений Буковского в «убийстве» порно — это даже как-то несолидно.

Казалось бы, эти люди вообще не умеют делать ничего, кроме пакостей. Они способны только шпионить, сливать компромат, подделывать документы, наносить ущерб различными способами. На поверку оказывается, что они не могут делать толком вообще ничего.

В конечном итоге, потеря эффективности системы приводит ее к проигрышу в конкуренции с демократиями и краху. На своей жизни Владимир Буковский один раз уже видел доказательство этой теоремы. Хочется пожелать ему, чтобы он успел увидеть его еще раз.

 


Новая Хроника текущих событий на 100% волонтерский проект, не получающий никакого финансирования из внешних источников. Поддержите издание – ваша помощь очень нужна проекту! Спасибо!


Поделиться в соцсетях