МАТВЕЙ ГАНАПОЛЬСКИЙ: Правда для Путина

Ganapolsky_MatveyКто-нибудь, да скажите же ему правду! Кто-нибудь – это кто-то из окружения Владимира Путина. А «сказать правду» – это намекнуть на то, что может сделать украинский президент Порошенко и чего он не может.

Вид бывшего «серого кардинала» российской политики Владислава Суркова, сидевшего рядом с Путиным за столом последней встречи в «нормандском формате», вроде бы говорит, что компетентность российской делегации должна быть на высоте. Если уж тащить с собой в Европу человека, который в «черном списке» и который в Европу невъездной, то нужно понимать, зачем тащить. Тот факт, что Сурков в администрации Путина курирует Украину, ничего не говорит. Украину можно плохо курировать.

Я, конечно, желаю Суркову всяческих успехов в деле построения российской демократии, но тут уместно вспомнить, какова судьба всех предыдущих проектов «серого кардинала». Где «суверенная демократия», к примеру? Или где те гении и менеджеры «нового типа», которые должны были смести «старую перхоть» российской власти, эффектно поднявшись, благодаря своим проектам, по какой-то новой социальной лестнице? Где они все?

Демократию в России можно, конечно, назвать суверенной, но она суверенна не от Запада, а от здравого смысла. Пару выкормышей движения «Наши» пропихнули во власть, где они, оказавшись незатейливыми приспособленцами, тихо сидят какими-то назначенцами, или, как Кристина Потупчик, которую пристроили в Общественную палату, злобно огрызаются в соцсетях, по инерции отстаивая правоту Путина. Вот как такое может быть, что все проекты у человека рухнули, а он на плаву? Сурков сидит рядом с Путиным, дает ему какие-то советы. И Путин, видимо, на эти советы ориентируется.

Как такое может быть? Или если ты борешься с врагом (Украиной), то ты должен обязательно слышать о ней лишь вранье от человека, который, видимо, знает о враге исключительно то, что ему же рассказали по российскому зомбоящику? Я не знаю, что говорят Путину Сурков или прочие товарищи, но, видимо, это такой текст: «Ты, Володя, самый умный и самый сильный. А они лохи! Дави на них, они прогнутся!»

Слушайте, ну кто-то мог бы объяснить Путину, что не прогнутся?! Не потому, что не хотят, а потому, что не могут. Потому что украинская власть и общество устроены так, что машинки для прогиба просто не существует. Если бы Сурков хотел сказать Путину правду, то начал бы с того, что объяснил: в Украине – парламентско-президентская республика. То есть именно парламент на первом месте, и как бы президент чего-то там ни проталкивал, если парламент не хочет – этого не будет. То, чего не хочет парламент, вначале не внесут в повестку дня. Потом не будет кворума. Далее не будет голосов. А если даже президент с помощью дружественных фракций наберет голоса, то… соберется Майдан.

Так вот, кто бы объяснил Путину, что сейчас в украинском парламенте нет сил, готовых поддержать идею «вначале выборы – потом перекрытие границы с Россией»? Еще раз: никто, кроме маленькой оппозиционной фракции, не поддержит эту идею. По многим причинам. Потому что сепаратисты непрерывно стреляют; потому что на выборы в Донбасс должны «зайти» все украинские партии. Каждый украинский политик может представить себе, как в него стреляют на предвыборном митинге, потому что неизвестные взорвали Моторолу и могут взорвать кого угодно; потому что Захарченко обвинил в смерти Моторолы Украину и пообещал отомстить. Короче, есть такая фраза в украинском языке: «Дурных нэма!» В украинской политике, конечно, остались последние романтики, которые считают, что с Путиным можно честно договориться, но «нэма дурных», которые хотели бы проверить эту договоренность на себе.

Так вот, если бы я был рядом с президентом Путиным (слава богу, что я не рядом), то, рискуя своей кремлевской карьерой, постарался бы убрать из величайшей трагедии, случившейся между двумя соседними народами, флер безумных фантазий и пропагандистских наворотов. И тогда бы все пошло иначе. Вначале перекрыли бы границу и отдали бы ее каким-то международным миротворцам. Миротворцы получили бы приказ не отдавать границу Украине, если выборов не будет. Далее прошерстили бы боевиков и арестовали бы тех, кого не контролируют, тех, кто может сорвать выборы стрельбой и взрывами. Далее включились бы в предвыборный процесс с равной агитацией всех украинских и, тут нет проблем, каких-то донбасских партий. Дальше провели бы выборы, и, неважно кто победил, миротворцы немедленно бы отдали границу украинцам.

Все! А имеем жесткую позицию: вначале выборы под пулями и взрывчаткой с возможностью для террористов немедленно бежать в Россию, а потом, когда выборы сорваны и пара политиков погибла, обвинить очередной «Правый сектор» в саботаже. «Правый сектор», как и прочие добровольческие батальоны, существует, но пока сидит тихо. Но обязательно скажет свое слово, если что-то случится. Поэтому лучше, чтобы не случилось.

В общем, как говорят украинцы: «Маемо те, що маемо» – имеем то, что имеем. А имеем вранье самим себе о том, что «проклятые украинские фашисты» со временем растворятся в воздухе. Видимо, именно этим и кормят Путина.

Не растворятся.

Может, кто-то скажет Путину правду?

(Источник — Радио Свобода)

Copyright © 2016 RFE / RL, Inc. Перепечатывается с разрешения Радио Свободная Европа / Радио Свобода


Новая Хроника текущих событий на 100% волонтерский проект, не получающий никакого финансирования из внешних источников. Поддержите издание – ваша помощь очень нужна проекту! Спасибо!


Поделиться в соцсетях