Защитнику Мемориала Бориса Немцова угрожает до двух лет колонии (видео)

Активист "Солидарности" Александр Сыготин
Активист «Солидарности» Александр Сыготин

8 ноября состоится очередное заседание по делу защитника Мемориала Немцова в Нижнем Новгороде Александра Сыготина, который обвиняется по статье 115 УК – «умышленное причинении лёгкого вреда здоровью». Активиста «Солидарности» Сыготина обвиняют в том, что 16 февраля 2016 года, отражая нападение активистов НОД на Мемориал Немцова, он защищался перцовым баллончиком, чем нанес легкий вред здоровью одного из нападавших.

В тот день Мемориал должен был посетить приехавший в город Михаил Касьянов, и около Мемориала его уже ожидали НОДовцы, проводившие свой разрешенный митинг. Один из них, Евгений Макашов, подошел к Мемориалу и схватил плакат с изображением Бориса Немцова. Сыготин попытался вырвать плакат, но поскольку нападавший был гораздо выше ростом, Сыготин не смог этого сделать и был вынужден использовать перцовый баллончик и прыснуть из него в лицо нападавшему.

По версии потерпевшего и обвинения, НОДовцы мирно проводили своё мероприятие, пока не появились активисты Мемориала со своими плакатами. Сыготин якобы провоцировал НОДовцев на насилие своей грубой бранью в адрес президента Путина. Это вынудило Макашова схватить один из портретов Немцова, чем он якобы хотел прекратить назревающий конфликт.
Читать далее Защитнику Мемориала Бориса Немцова угрожает до двух лет колонии (видео)

ЗОЯ СВЕТОВА: Ад на земле

svetova_zoya«12 сентября 2016 года пришли сотрудники, сковали мне руки за спиной и подвесили за наручники. Такое подвешивание причиняет страшную боль в запястьях, кроме того, выкручиваются локтевые суставы, и чувствуешь дикую боль в спине. Так я висел полчаса. Потом сняли с меня трусы и сказали, что сейчас приведут другого заключенного и он меня изнасилует, если я не соглашусь прекратить голодовку… Потом избивали регулярно, по несколько раз в день. Постоянные избиения, издевательства, унижения, оскорбления, невыносимые условия содержания – все это происходит и с другими заключенными» – это отрывок из письма гражданского активиста Ильдара Дадина жене из сегежской колонии ИК-7, в которой пять лет назад сидел Михаил Ходорковский.

То, что пишет Дадин, – ежедневная жизнь многих российских колоний, и тот, кто немного в теме, хорошо об этом знает. Именно поэтому я, восемь лет проработав в Общественной наблюдательной комиссии Москвы (хотя членство в комиссии не являлось работой, а скорее добровольным служением), решила подать документы в ОНК Мордовии. Из мордовских колоний мне часто звонят осужденные, они жалуются на пытки и унижения и умоляют о помощи. В ОНК Мордовии включили всего 9 человек, хотя были поданы 16 заявок.

Я не вошла в ОНК Мордовии, как не вошли в другие региональные комиссии многие известные правозащитники, которые спасали заключенных от пыток, избиений, вымогательств, добивались возбуждения уголовных дел против тех сотрудников колоний, которые участвовали во всех этих преступлениях.
Читать далее ЗОЯ СВЕТОВА: Ад на земле