Украинскому политзеку Станиславу Клыху добавили месяц к 20 годам

Станислав Клых в суде (Фото Антон Наумлюк/Радио Свобода)
Станислав Клых в суде
(Фото Антон Наумлюк/Радио Свобода)

Судья Заводского райсуда Грозного Асламбек Шаипов приговорил украинца-политзека Станислава Клыха к 240 часам обязательных работ по делу об оскорблении прокурора Саламбека Юнусова. Об этом сообщает «Кавказский узел». С виду того, что Клых уже отбывает 20-летний срок по делу УНА-УНСО, Шаипов заменил политзеку обязательные работы 1 месяцем колонии, то есть из расчета восемь часов за один день.

Поскольку Шаипов применил полное, а не частичное сложение приговоров, суммарный срок, назначенный политзеку, составил 20 лет 1 месяц строгого режима.

Клых был объявлен виновным по части 1 статьи 297 российского УК (неуважение к суду, выразившееся в оскорблении участников судебного разбирательства). Сам подсудимый вину, выразившуюся в матерном высказывании в отношении судьи, не признал.
Читать далее Украинскому политзеку Станиславу Клыху добавили месяц к 20 годам

АЛЕКСАНДР СОТНИК: Уйти нельзя! Остаться!

Sotnik_AlexanderПреувлекательнейшая история: на днях российский историк, профессор и заведующий Кафедрой связей с общественностью МГИМО Валерий Соловей дал интервью газете «МК», в котором «выложил все», что ожидает Россию в связи с усугублением экономической и политической ситуации внутри страны. Сразу отметим, что профессура МГИМО – кадровый резерв КГБ и его правопреемницы – ФСБ. Это – армия интеллектуалов в плащах и с идеологическими кинжалами за пазухой, умело промывающая мозги подрастающему поколению в ВУЗах и подготавливающая новую (но все такую же порочную «подгэбнёванную») генерацию дипломатов и юристов.

В данном случае было так: интервью опубликовали, а потом «в спешном порядке, в виде трудовой вертикальной дисциплины» – убрали, создав впечатление, что сие откровение «запрещено путинской цензурой». Таким образом, к вбросу было привлечено максимальное внимание. Об интервью заговорили, его стали выискивать в «кэше Гугла», усиленно распространять и обсуждать, серьезно наморщивая лбы. На самом деле – вброс и есть вброс. Он – качественный, умело выполненный, но от этого не перестает быть именно что – вбросом.
Читать далее АЛЕКСАНДР СОТНИК: Уйти нельзя! Остаться!