Ад карельских лагерей. Пресс-конференция родственников заключенных

Вахта и ворота ИК-7 в г.Сегеже
Вахта и ворота ИК-7 в г.Сегеже

Сегодня в Сахаровском центре в Москве прошла пресс-конференция, на которой выступили родственницы осужденных, которые находятся в карельских лагерях, а также уже освободившиеся оттуда люди.

В ходе пресс-конференции, организованной при участии руководителя движение «За права человека» Льва Пономарева и жены Дадина Анастасии Зотовой, матери заключенных Хазбулата Габзаева и Зелимхана Гелисханова рассказали о том, что в ИК-7, где вместе с Дадиным содержатся их сыновья, избиения и прочие виды пыток являются ежедневным явлением. Так, по словам Ларисы Гелисхановой, несмотря на неоднократные жалобы ее сына, никаких мер для устранения пыток предпринято не было, а после очередной жалобы он был избит сотрудниками ИК-7 с вопросом «Ты еще можешь жаловаться?»

В качестве обычных для колонии пыток все описывали «растяжки», подвешивание за наручники и избиения, причем в качестве последних приводились удары по пяткам деревянным молотком.


Как рассказал по видеосвязи один из бывших заключенных,

Сидел в ШИЗО 15 суток. Каждое утро и каждый вечер, в 06:00 и в 17:00 — проверка. При проверке сотрудники выводят из камеры, заводят в коридор, где нет видеокамер. Они выключают видеорегистраторы, которые у них на груди, и начинают издеваться.

Выглядит это следующим образом: ты встаешь в «растяжку», широко расставив ноги, широко расставленные руки прижаты к стене. Два человека берут тебя за ноги, приподнимают в воздух и растягивают ноги в разные стороны. Третий держит руки прижатыми к стене, чтобы человек не опрокинулся, четвертый осаживает за спину вниз. Заключенный как бы садится на шпагат.

Тут же присутствует медик (женщина). Если кричишь, она говорит: «Что ты врешь, тебе же не больно, терпи». Видимо, она следит, чтобы не убивали. После такой «растяжки» падаешь на пол, встать не можешь. Тебя начинают бить ногами, пока лежишь.

Время нахождения в коридоре без камеры, когда видеорегистраторы выключены, занимает всего семь минут. Все это отработано до полного автоматизма и происходит регулярно.


Также Гелисханова сообщила, что из-за угроз изнасилованием (о которых писал и Дадин) ее сын пытался наложить на себя руки. Отдельно женщины упомянули и специфические наказания, применяющиеся в колонии для мусульман: так, поводом для их водворения в ШИЗО может послужить отказ есть свинину. При этом, по словам той же Гелисхановой, ее сын провел в ШИЗО год в нарушение закона.

Слова матерей дополнила жена еще одного осужденного — Анзора Мамаева, также содержавшегося в ИК-7. По ее данным, Мамаев также пытался совершить суицид, лишь бы не попасть в ИК-7. Женщины добавили, что ее сотрудники применяют специальную дубинку для ударов по голове, в результате чего, как они опасаются, у их родственников может развиться эпилепсия. Ранее подозрение на нее было отмечено и у Дадина.

Наконец, применение пыток в колонии и, в частности, к Дадину, подтвердил и правозащитник Валерий Борщов, посетивший ИК-7 в рамках комиссии СПЧ. Он напомнил, что сотрудники колонии пытались чинить препятствия правозащитникам, в итоге так и не предоставив им видео, на которых должны были быть зафиксированы избиения заключенных. Тем не менее, СПЧ подготовил доклад, который в скором времени намерен представить президенту РФ.

Сегодня же замглавы ФСИН Валерий Максименко выступил с заявлением о завершении внутренней проверки в ведомстве, которая, как обычно, не выявила нарушений и не подтвердила ни жалоб Дадина, ни других заключенных.

В свою очередь, один из посещавших колонию членов СПЧ Игорь Каляпин уже сказал, что сами правозащитники видели «достаточно доказательств» фактам пыток.

snap472

 


Новая Хроника текущих событий на 100% волонтерский проект, не получающий никакого финансирования из внешних источников. Поддержите издание – ваша помощь очень нужна проекту! Спасибо!


Поделиться в соцсетях