ОЛЕГ ПАНФИЛОВ: Путино-Ленин

Panfilov_Oleg3Две современные новости возвращают нас в недалекое прошлое – всего-навсего на 90-95 лет назад. Итальянская кинозвезда Орнелла Мути, вслед за Стивеном Сигалом изъявила желание получить российское гражданство. И вторая – в Москве, наконец, поставили памятник князю Владимиру. Оба события с точки зрения российской пропаганды – величайшие за последние годы. А с точки зрения идеологической психоневротики, событие рядовое, уже однажды использованное большевиками.

Честно говоря, гражданство – это ответственность. Недаром при приеме в гражданство США надо принести клятву верности американскому флагу, а на самом деле – это взятие обязательств перед страной, которая тебя приютила, которая дает тебе возможность стать свободным человеком и развиваться. Поэтому проводятся и конкурсы, и испытательный срок, и лотерея счастья – грин-карта. Уже 86 лет правительство США предлагает самым активным людям, имеющим потенциал развития, стать частью американского мира.

В противовес ему созданный Путиным «русский мир» предлагает стать россиянином не активным людям, а людям с именами былой популярности. С трудом себе представляю, как в «мухосранскую» поликлинику стоят в очереди новые российские граждане Стивен Сигал, Орнелла Мути и уже старожил Жерар Депардье. Как бывший американский боксер Рой Джонс умоляет Марию Петровну из ЖЭКа отремонтировать унитаз, глядя заискивающими глазами на боевую окраску грозной сотрудницы российской армии ЖКХ.

Жерар Депардье стал первым в группе соискателей гражданства России последнего времени. О нем в последние месяцы ничего не слышно, но вначале его было очень много – в Саранске и в Чечне, в мордовской вышиванке и с бокалом вина напротив Рамзана Кадырова. Складывалось ощущение, что он нашел новые оттенки в своем амплуа комедийного актера. Но все оказалось банальнее – небедный и немолодой актер всегда любил эпатаж, но вряд ли мечтал стать членом «Единой России» или сторонником создателей «Русского мира».

Политических мотивов совершенно никаких – вряд ли Стивен Сигал считает, что Россия свободнее США, а тем более, что США – беднее России. Мотив, кажется, совсем другой, примерно такой же, какой привлекал Альберта Риса Вильямса или Джона Рида, которые приезжали в ленинскую Россию в первые годы после большевистского переворота. Они были социалистами, и их привлекала сказка о «всеобщем счастье», которое обещали российские коммунисты. Довольно быстро такие любопытствующие перестали приезжать в Советскую Россию, особенно, когда там стали строить ГУЛАГ и в лагерях оказались тысячи иностранцев.

Но – ездить это одно, принимать гражданство и стать гражданином страны, которая постоянно воюет с соседями и в которой в тюрьмах сидят политзаключенные – это другое. Если Сигал или Мути знают об этом, то вряд ли стоит сожалеть о том, что гражданами России становятся такие же безнравственные люди, как 86 процентов «ватников».

На самом деле список иностранцев, получивших советское гражданство, совсем небольшой: он состоит из людей, которые намеренно становились единомышленниками тоталитарного режима, и среди них почти нет известных людей – от американского рабочего завода «Форд» Томаса Сговио до японского коммуниста Муцуо Хакамада. Часть из них и вовсе были расстреляны в 1930-х годах – их новыми соотечественниками-чекистами. Из современных американцев, просивших политическое убежище в СССР с 1959 года, были всего пять человек – военные и дипломат, и семья исследователя Локшины. Еще были 2895 испанских детей в 1937-1938-х годах, но многие из них выросли и давно покинули СССР.

Но есть и реальная причина подобных событий – банальная пропаганда. Всю историю советской власти, включая почти 17-летний период правления Путина, сопровождает пропаганда, основанная на ограничении информации и вранье. Большевики построили чудовищную систему из лжи и насилия, но поскольку Ленин и прочие классики марксизма-ленинизма мечтали о «мировом пожаре», то всегда очень нуждались в сочувствии и признании.

Путин оказался точно в такой же ситуации – современная Россия пока не находится в полной изоляции, но уже близка к этому положению. Поэтому новому русскому вождю необходимо хотя бы какое-нибудь внимание – пусть это будет престарелый Рой Джонс или пенсионер американского кинематографа Стивен Сигал, сойдет и Орнелла Мути, когда-то сводившая с ума советских мужчин, в том числе, без сомнения, и самого Путина. Теперь эта «новость» о Мути распространяется на десятках тысяч российских сайтах, и теперь у обычного механика МТС или почетного оленевода появился повод для гордости. Хочет ли на самом деле Орнелла стать одной из них и готова ли она стоять в очереди в поликлинику, уже никого не интересует. Пропаганда – великий двигатель российского общественного мнения.

Другой аналог – памятник князю с искаженным именем Владимир, хотя во всех исторических хрониках он значится как великий киевский князь Володимир (а если быть точнее, то «Володимѣръ»). История абсолютно ленинская – с той самой поры, когда героев определяла не история или общественное мнение, а список из Народного комиссариата просвещения. По воспоминаниям Анатолия Луначарского, в 1918 году Ленин выдвинул программу развития монументального искусства и его мобилизации в качестве важнейшего агитационного средства революции и коммунистической идеологии. По всей Советской России, а затем и по всему Советскому Союзу стали ставить десятки тысяч памятников.

2 августа 1918 года газета «Известия» опубликовала за подписью Ленина «Список лиц, коим предложено поставить монументы в г. Москве и других городах Рос. Соц. Фед. Сов. Республики». Список состоял из 66 имен, разбитых на шесть категорий. В разделе «Революционеры и общественные деятели» значились, к примеру, Спартак, Тиберий Гракх, Брут, Бабеф, Маркс, Энгельс, Бебель, Лассаль, Жорес, Лафарг, Вальян, Марат, Робеспьер, Дантон, Гарибальди. Уже к годовщине большевистского переворота, 7 ноября 1918 года в Москве стояли 12 новых памятников. Большинство из них были созданы из недолговечных материалов и быстро разрушались, но коммунисты спешили заменить историю России новыми героями. Когда появилась возможность, СССР начали заполнять бетонными и металлическими памятниками.

У Путина, как раньше и у большевиков, случился серьезный идеологический провал – отсутствие героев. Когда-то в начале президентской карьеры он поддерживал память о «Белом движении», против которого выступили коммунисты, коммунистов он поддерживать не хочет – обидятся националисты, и тогда он начал искать героев в темном российском прошлом, а также по старой российской привычке стал воровать героев чужих. Князь Володимир конечно никакого отношения к истории нынешней Российской Федерации совсем не имеет. Он жил во времена, когда не только России, но не было ни Москвы, ни Рязани, да и Московское княжество появилось только через 300 лет.

Все советское время историки сочиняли историю, которой должны были гордиться потомки. Сочинять особо было нечего, поэтому воровали чужое, скрывая происхождение своей истории. Путин продолжает начатое 99 лет назад дело фальсификаторов-ленинцев. Нельзя сказать, что князь Володимир был идеальным правителем, скорее его фигура должна находиться в списке тиранов нашей эры рядом со Сталиным, но это уже другой вопрос и другая проблема – воровать нельзя даже чужих тиранов.

(Источник – Крым.Реалии)

Copyright © 2016 RFE / RL, Inc. Перепечатывается с разрешения Радио Свободная Европа / Радио Свобода


Новая Хроника текущих событий на 100% волонтерский проект, не получающий никакого финансирования из внешних источников. Поддержите издание – ваша помощь очень нужна проекту! Спасибо!


Поделиться в соцсетях