Положение Ильдара Дадина остается критическим

Ильдар Дадин
Ильдар Дадин

Сотрудник аппарата уполномоченного по правам человека в Карелии встретился в сегежской колонии № 7 с Ильдаром Дадиным. Об этом сообщил «Медузе» карельский омбудсмен Александр Шарапов.

По словам Шарапова, Дадину стало плохо вскоре после начала встречи. Ему пришлось вызвать врачей из республиканской больницы № 2 управления ФСИН по Карелии.

Адвокат Алексей Липцер подтвердил, что Дадину стало плохо на встрече с сотрудником аппарата омбудсмена. «У него там был чуть ли не эпилептический припадок. Это странно, надо уточнять информацию. Как бы не оказалось, что это следствие тех вещей, о которых Дадин писал», — сказал Липцер.

Шарапов сообщил, что 3 ноября в колонию собирается приехать уполномоченная по правам человека в России Татьяна Москалькова. В то же время, как сообщил Интерфакс, Москалькова всего лишь направила запрос руководству ФСИН и прокурору Карелии и не собирается приезжать в Карелию.

Липцер рассказал, что с Дадиным встретились члены Общественной наблюдательной комиссии (ОНК), которым он подтвердил все, о чем ранее сообщил в письме про пытки и избиения в колонии.

Интерфакс сообщает об осмотре Дадина некой «независимой врачебной комиссией». Из врачей каких учреждений состояла эта «комиссия» не сообщается, как и том, по чьей инициативе она была собрана.

Эта «комиссия» не обнаружила следов побоев и оценила состояние здоровья Дадина как «удовлетворительное». Такие выводы противоречат сообщению Алексея Липцера, который утверждает, что еще 26 октября видел на запястьях рук Дадина шрамы от наручников.

В то же время, не объясняя причин, «комиссия» рекомендовала проведение электроэнцефалографии в Петрозаводской городской больнице.

Бывший политзаключенный Александр Подрабинек прокомментировал в своем Фейсбук-аккаунте:

На каких идиотов рассчитывает ФСИН, заявляя, что Дадина осмотрели вольные врачи и не нашли следов побоев? Со дня избиения прошло больше полутора месяцев. Какие следы? Да и бьют они – профессионалы – так, что следов не остается. Сто раз видено.

А вот следы от наручников адвокат заметил. Спустя полтора месяца! Для тех, кто не в курсе, могу пояснить, что одетые на запястья наручники (обычно при конвоировании) следов не оставляют. А если их застегнуть на предплечьях, да со всей силы, или даже на запястьях, но затем подвесить за них на дыбе (как это сделали лагерные садисты с Дадиным) то следы еще долго не пройдут.

Сейчас в зону зачастят всякие комиссии, но не затем, чтобы наказать изуверов, а чтобы выгородить их. Вот, у Дадина следов побоев нет. Вот, офицеры клянутся, что никто Дадина пальцем не тронул. Смотрите: один Дадин говорит, что его пытали, а двадцать сотрудников колонии говорят, что нет. Значит, нет.

Все эти комиссии – пыль в глаза. Так всегда было. И когда зэки доходят до отчаяния, то вспыхивает бунт. В России тюремный бунт – это торжество справедливости. Но когда бунтует одиночка – жизнь его висит на волоске.

 

 


Новая Хроника текущих событий на 100% волонтерский проект, не получающий никакого финансирования из внешних источников. Поддержите издание – ваша помощь очень нужна проекту! Спасибо!


Поделиться в соцсетях