ЮРИЙ ЯРЫМ-АГАЕВ: Установка Трампа – на успех и результаты.

Юрий Ярым-Агаев и Рональд Рейган

В интервью Радио Свобода Юрий Ярым-Агаев, советский диссидент, сотрудник Гуверовского института при Стэнфордском университете в Калифорнии, отвечает на вопросы: Готовится ли президент Трамп перечеркнуть политическое наследие президента Обамы? Что можно сказать о предполагаемой политике администрации Трампа? Чего ждать Кремлю от министра обороны США –​ видного критика Путина?

За две с небольшим недели до вступления в должность президента США Дональд Трамп успел дать понять действующему президенту, что он не шутил во время президентской кампании, обещая избавиться от того, что Барак Обама считает символическими достижениями своего президентства.

3 января, в первый же день работы Конгресса нового созыва, республиканское большинство подняло вопрос об отмене Закона о доступной медицине, известного как закон Обамы.

Вторым в списке первоочередных дел республиканского президента и республиканского Конгресса может стать возведение стены на границе с Мексикой. А в третьей, четвертой, пятой строчках этого списка могут оказаться шаги по отмене президентских указов, тормозивших развитие энергетической индустрии, малого бизнеса.

– Не проглядывает ли за этой неожиданно бурной деятельностью республиканцев что-то вроде антиобамовской революции или волны реакции?

– Думаю, что да. Думаю, это может быть антиобамовская революция. Главное, что сделал Обама за 8 лет, – он сделал полный упор на перераспределение американского богатства, а не на его производство. Он с самого начала вышел с лозунгами классовой борьбы, дескать, 1 процент имеет слишком много, остальные слишком мало. Но на самом деле этот 1 процент как раз за время президентства Обамы преуспел, а вот кто пострадал больше всего – это американский средний предприниматель, американский средний класс, у которого во всех формах забирали деньги и перераспределяли. Два главных перераспределения, которые произошли при Обаме, – это от работающих людей к неработающим и от частного сектора в государственный сектор.

И это мы видим очень просто по количеству гигантского увеличения всех субсидий, включая фудстемпы (продуктовые субсидии для малоимущих. – ixtc.org) и все остальное. Мы это видим по тому, насколько богаче стал город Вашингтон, где живут чиновники, который раньше был недорогим по сравнению со всеми остальными. Это главное перераспределение, которое произошло. И если судить по назначению людей в кабинете Трампа – Бена Карсона, Тома Прайса, отвечающего за здравоохранение, и остальных министров, есть основания думать, что они собираются развернуть полностью этот процесс.

–Понятно ли, почему закон, созданный, исходя из лучших побуждений, не приживается?

– Это отражение реального эффекта этой программы, от которой реально пострадала значительная часть населения, а именно опять же независимый средний класс, который сам платит за свои страховки. Получился странный эффект: многие люди, которые не платят за страховки ничего, то есть с очень низкими доходами, получили страховки, а часть людей, у которых раньше были страховки, либо их потеряла по-настоящему, либо их страховки стали таковыми, что они фактически не могут пользоваться здравоохранением, потому что они должны платить сначала громадные деньги из своего собственного кармана за медицинские услуги.

Этот закон не сделал ничего для уменьшения стоимости американской медицины. Если взять все деньги правительства, расходуемые на медицину, и разделить на число людей, живущих в этой стране, мы получим больше 4 тысяч долларов в год, а это больше, чем тратят Германия или Франция, где государственная медицина. Упор должен быть все равно на уменьшение стоимости, что автоматически приведет тогда к расширению доступа к системе здравоохранения, а не к попытке расширить этот доступ, не уменьшая этой стоимости. Такая схема работать не может, и печальные результаты ее мы видим.

– Глава Американского нефтяного института только что пожаловался, что за время президентства Барака Обамы было введено 145 различных регуляций-ограничений на действия энергетической промышленности. Трамп номинировал в министры энергетики бывшего губернатора Техаса Рика Перри, человека близкого нефтяным и газовым концернам. Ждем резкого роста добычи нефти и падения цен?

– Безусловно, мы будем ожидать от Трампа и от Перри отмены большинства этих регуляций. Эта область, в которой можно быть практически уверенным, что к концу первого срока Трампа производство как нефти, так и газа увеличится. Плюс транспортировка газа, что тоже очень важно, одна из вещей, которую блокировал Обама, – это строительство портов по сжижению и транспортировке газа. В результате Америка станет не только самодостаточной, но и одним из главных экспортеров нефти и газа, что повлияет очень сильно на международную политику, соотношение сил в мире.

Я хочу еще упомянуть одно чрезвычайно важное министерство – это министерство охраны окружающей среды, которое больше всего ввело таких ограничений и которое безумно душит бизнесы. Российскому слушателю проще всего понять аналогию: такую роль там играют санэпидстанции и пожарная охрана, которые знакомы всем русским людям, которые душат российский мелкий бизнес таким же образом.

– Очень важная и интересная фигура в кабинете Трампа – это генерал Джеймс Маттис, номинированный в министры обороны. Я знаю, что вы знакомы с Матиссом через Гуверовский институт…

– Более того, мы с ним часто общаемся, я его поздравил, кстати, с избранием, послал свои пожелания, советы, он мне ответил, поблагодарил. Где-то около двух лет назад я организовал в Гуверовском институте однодневный семинар по поводу действий России в Восточной Украине, в Донбассе, пригласил туда несколько человек, в том числе генерала Маттиса, чтобы он дал свою оценку военную происходящим событиям, и что Запад и Америка могли сделать в этой ситуации. Я могу сказать, что отношение Матисса к Путину и его действиям на Украине, были, может быть, даже более жесткие и категоричные, чем мои собственные, хотя это трудно себе представить. И эта позиция у него остается, насколько мне известно.

– Вы видите параллели между Трампом и Рейганом?

– Трамп обозначил свою позицию, повторив тезис Рейгана «мир с позиции силы». Это как раз не противоречит ни в коей мере его нежеланию участвовать в каких-то войнах, ибо тот же Рейган был самый миролюбивый президент в последней истории Америки. Дело в том, что как раз именно сила Америки обеспечивает ее громадное влияние без применения прямых военных конфронтаций. Ориентация Трампа также именно на сильную Америку.

– По-видимому, вы хорошо относитесь к генералам и миллиардерам во власти?

– Я к этому отношусь замечательно, потому что общая установка Трампа – это установка на успех и результаты. Именно бизнес и армия в Америке – это два самых успешных сектора американского общества и это два сектора американского общества, которые отвечают за результаты и доставляют результаты. Поэтому, по-моему, очень логично и естественно привести в кабинет большое количество таких людей. К тому же насчет оторванности от народа, я не знаю, откуда такая странная идея, потому что часть из этих людей начинала свою карьеру с низов. Если мы говорим о том же Джиме Маттисе, он командовал взводом, он участвовал в военных действиях, он сделал полную карьеру снизу до четырехзвездочного генерала. Так же, как часть бизнесменов отнюдь не родились в семьях миллиардеров, а создали свое состояние, начиная с очень малых денег.

– Есть тогда аргумент Эйзенхауэра, который предупредил в свое время об опасности слияния власти с военно-промышленным комплексом.

– Эта предосторожность есть, но, как правильно сказал Владимир, у нас президентами были генералы, и Вашингтон, и Эйзенхауэр, и Грант, и ничего плохого никогда из-за этого не произошло. Так что это надо всегда иметь в виду. Но никоим образом указанная структура кабинета не выглядит как приход к власти какой-то военной хунты. Это несколько очень заслуженных военных с громадным опытом управления и побед, которые находятся на своих естественных местах в этом правительстве.

К тому же генералы не любят воевать. Несмотря на расхожие предрассудки левых интеллектуалов, которые считают, что военные генералы только рвутся начать очередные войны – это полностью противоречит опыту и знанию этих людей. Они прошли через войны, их друзья гибли в этих войнах – это люди, которые на самом деле меньше всего хотят начинать и участвовать в каких-то войнах.

(Источник — Радио Свобода)

Copyright © 2017 RFE / RL, Inc. Перепечатывается с разрешения Радио Свободная Европа / Радио Свобода

Новая Хроника текущих событий в Твиттере -- iXponika

Новая Хроника текущих событий на 100% волонтерский проект, не получающий никакого финансирования из внешних источников. Поддержите издание – ваша помощь очень нужна проекту! Спасибо!


Поделиться в соцсетях