ЗОЯ СВЕТОВА: Выбор режиссера

У Андрея Некрасова, автора фильмов о взрывах домов в Москве, о «деле Литвиненко» (и других фильмов), вышла книга «Дело Магнитского. Зачем начали новую холодную войну с Россией«. Книга – такая же пропагандистская агитка, как и фильм «Акт Магнитского. За кулисами». Агитирует Некрасов против Уильяма Браудера, который, как он считает, обманул весь мир и в том числе президента США, внушив им, что Сергей Магнитский – жертва борьбы с коррупцией. А это якобы не так.

Может, и не стоило бы обращать внимания на этот опус, но в нем есть одна очень «амбициозная» часть, с которой очень хочется поспорить: «Как на самом деле погиб Сергей Магнитский?» Почему я называю эту часть книги «амбициозной»? Дело в том, что через восемь лет после гибели Магнитского в тюрьме о том, как он там погиб, никому, кроме непосредственных свидетелей этой гибели, доподлинно ничего неизвестно. А вот Некрасов, оказывается, знает. В конце книги режиссер сводит счеты с оппозицией, с борцами за права человека в мире и в России, говорит о том, что «почувствовал себя жертвой несправедливости»: его «обвинили во лжи и подлости». А он на самом деле «просто решил задавать вопросы».

Мое имя в книге встречается часто. Такое впечатление, что для автора я – второй враг после Уильяма Браудера. Мне же легко спорить с Некрасовым. Я никогда никаких денег от Уильяма Браудера не получала. И я его не защищаю. Я защищаю Сергея Магнитского, погибшего в тюрьме при невыясненных до сих пор обстоятельствах. Все, что я писала о деле Магнитского, я писала исключительно потому, что эта тема меня сильно затронула. И, прочитав его книгу, я в очередной раз убедилась: Некрасов оправдывает и доверяет тем, кто посадил Магнитского, судил Магнитского, держал и мучил его в тюрьме, доведя до смерти.

Вот несколько цитат из книги.

«И даже в Бутырке он больше месяца провел в медицинской палате, о чем ни Браудер, ни наши правозащитники не говорят». Это неправда. В Отчете Общественной наблюдательной комиссии мы писали о том, что Магнитский лежал в санчасти, но и там ему не оказывали необходимую врачебную помощь.

И теперь настоящий «перл» от кинорежиссера для тех, кто понимает. Именно из-за подобных фраз я и назвала Некрасова в эфире телеканала «Дождь» «безграмотным», имея в виду его полную девственность с точки зрения понимания того, что происходит в российской тюрьме, на следствии, в суде. «Профессиональные следователи мне объясняли, что имеют очень опосредованное влияние на то, как содержится заключенный, в тюрьме совсем иная администрация, иное ведомство. Доступ следователя сюда ограничен. Даже допрос заключенного – весьма сложная операция», – вот что пишет Некрасов.

Меня поражает, как вольно Некрасов работает с документами. Посмотрите, как он препарирует судебно-психиатрическую экспертизу в отношении Сергея Магнитского. Он выбрал из ее текста ровно то, что ему нужно для подтверждения своей версии. Речь идет о посмертной судебно-психиатрической экспертизе, проведенной экспертами Научного центра социальной и судебной психиатрии им. Сербского.

«Комиссия приходит заключению, что в дополнительно представленных материалах не содержится данных, подтверждающих наличие у Магнитского С.Л. 16 ноября 2009 года какого-либо временного психического расстройства. Напротив, имеющиеся описания его поведения перекликаются с реально существующими обстоятельствами и отражают его позицию относительно происходящих вокруг него событий и не могут трактоваться как болезненно восприятие окружающей действительности«, – говорится в экспертизе. А вот что пишет Некрасов: «Экспертиза говорит лишь о том, что до 16 ноября 2009 года Магнитский не страдал психическими заболеваниями». Где он взял такую цитату?

Почему так важно заключение экспертов-психиатров, спросите вы? Важно, потому что они ставят под сомнение версию психоза, неожиданно возникшего у Магнитского. Если психоза не было, то, значит, начальник СИЗО «Матросская тишина» Фикрет Тагиев обманывал членов ОНК Москвы, проводивших общественное расследование гибели Магнитского, утверждая, что арестант внезапно сошел с ума. И значит, Магнитского нужно было лечить, а не оставлять один на один с группой усиления, вооруженной резиновыми дубинками.

Некрасов же не верит, что Магнитского перед смертью усмиряли дубинками – на его теле-де никто не видел следов от этих дубинок. Но Некрасов упускает важную деталь: никто, кроме сотрудников СИЗО и судебно-медицинского эксперта, мертвого Магнитского не видел. Матери не разрешили осмотреть тело сына, только во время похорон она случайно увидела на его руках синяки от наручников. Корнилов, врач-психиатр со скорой, который констатировал смерть Магнитского, ничего о побоях не говорит: осмотр трупа не входил в круг его обязанностей, он приехал к пациенту, который требовал психиатрической помощи. Вместо этого ему показали мертвого человека.

И последнее: Некрасов пишет: «Никаких независимых свидетельств, подтверждающих этот фундаментальный тезис браудеровской истории о том, что Магнитского перед смертью избили, не существует». А как же тогда быть с первым свидетельством о смерти, подписанным врачами отделения интенсивной терапии «Матросской тишины», в котором указывается, что у умершего – закрытая черепно-мозговая травма? Во втором свидетельстве о смерти, составленном теми же врачами, упоминание о травме почему-то исчезает.

Но первое свидетельство, написанное по горячим следам, вызывает больше доверия. И для меня очевидно, что если Магнитского усмиряли дубинками, как об этом говорили сами сотрудники «Матросской тишины», то после его смерти вряд ли бы они оставили в бумагах какие-то следы о последствиях этого избиения.

Мое фундаментальное отличие от Некрасова, который верит в добрых следователей, не фальсифицирующих дела: я в случаях с заказными делами в таких следователей не верю.

В любом случае, режиссер Андрей Некрасов свой выбор сделал. Похоже, остаток своей жизни он посвятит борьбе с Уильямом Браудером и «Актом Магнитского», который считает «несправедливостью». «Акт Магнитского», между прочим, хочет отменить не только режиссер Некрасов, его хочет отменить российская властная элита. Потому что этот список сильнее всего ударил по российским силовикам, которые из-за него стали «невыездными». Ударил по тем самым людям, которые посадили Магнитского, не лечили его в тюрьме, не меняли ему меру пресечения в суде.

И у меня вопрос к Некрасову: «Вы обвиняете меня во лжи, заявляя, что вы все-таки на стороне Магнитского. Тогда почему защищаете тех, кто его мучил?»

(Источник — Радио Свобода)

Copyright © 2017 RFE / RL, Inc. Перепечатывается с разрешения Радио Свободная Европа / Радио Свобода

Новая Хроника текущих событий в Twitter -- iXponika
Новая Хроника текущих событий в Facebook
Новая Хроника текущих событий ВКонтакте

Новая Хроника текущих событий на 100% волонтерский проект, не получающий никакого финансирования из внешних источников. Поддержите издание – ваша помощь очень нужна проекту! Спасибо!


Поделиться в соцсетях