СРОЧНО! Владимир Кара-Мурза вылетел за границу

Евгения Кара-Мурза, Владимир Кара-Мурза-младший, адвокат Вадим Прохоров, Александр Подрабинек

Сегодня утром Владимир Кара-Мурза-младший вылетел за границу вместе с супругой Евгенией в сопровождении медика для прохождения курса реабилитации после повторного сильнейшего отравления. Только на днях он вышел из критического состояния комы.

Диагноз в выписном эпикризе все тот же — «токсическое действие неустановленного вещества».

Владимир просил передать всем друзьям, коллегам и соратникам, что он обязательно будет и дальше продолжать заниматься тем же, чем и все последние годы: деятельностью, направленной на восстановление демократии в России. Это в полном объёме касается и Акта Магнитского — что является наиболее вероятной причиной его нынешнего и предыдущего отравлений.

АЛЕКСЕЙ НАВАЛЬНЫЙ: Сладкая парочка перебежчиков (+видео)

Последние дни просто рыдаю, заглядывая в интернет. Ведь куда не зайдёшь — натыкаешься на очередное интервью одного из супругов беглой четы Максакова-Вороненков.

И каких прекрасных вещей они только не наговорили. И за Крым их голосовать заставили, и немецкое гражданство у депутата-единоросски всю дорогу было, и в твиттер Вороненкову твиты подложили злые хакеры, и в Госдуме все ненавидят власть, просто очень боятся сказать об этом.

А я к Вороненкову неравнодушен ещё с момента нашего расследования о его имуществе.

Поэтому всё-таки не удержался и записал ролик о том, что думаю о сладкой парочке и их приключениях:

ВИТАЛИЙ ПОРТНИКОВ: Две речи

10-летие так называемой Мюнхенской речи Владимира Путина стало одной из самых обсуждаемых тем среди специалистов, которые пишут о России. Ведь именно 10 лет назад российский президент бросил самый настоящий вызов не просто Западу, но всему мировому порядку, который сложился после Ялты и краха Советского Союза. И пообещал сформировать новый порядок, элементы которого мы видим уже сегодня – в уничтоженном Алеппо, разрушенном Донецком  аэропорту, изолированном от мира Крыме. В войне против Грузии и войне против Украины. В поддержке человеконенавистнических режимов на Востоке и политиков-маргиналов на Западе. 10 лет назад Владимир Путин от имени Российского государства дал публичную клятву служить злу, разрушению, деструкции и смерти – и оказался верен этому страшному обету.
Читать далее ВИТАЛИЙ ПОРТНИКОВ: Две речи

ЕВГЕНИЯ ЛИТВИНОВА: Из уличных акций самые тяжелые – в поддержку крымских татар

Евгения Литвинова и Яна Турбова на акции 18 февраля

Из уличных акций самые тяжелые – в поддержку крымских татар. Реакция крайне агрессивная. В прошлый раз порвали плакаты и избили одного из участников. В этот раз обошлось без нападений – уже плюс. Ксенофобия – чувство, объединяющее большинство россиян. Скрепа. За час на Невском успеваешь услышать все злые слова и о татарах, и о себе, и о прочих «предателях родины».

Но и хорошее случается. Хоть чуть-чуть, но обязательно. Парень и девушка: «Ура! Молодежь за вас!» Пожилая дама: «Спасибо!» Кто-то просто кивнул, кто улыбнулся и приветственно махал руками. Иностранцы просили объяснить суть акции и хотели сфотографироваться со мной и с плакатом.

Неожиданную поддержку я получила от дворника (зеленая фирменная жилетка Жилкомсервиса Центрального района – всё, как полагается). Когда она подошла, я напряглась: прогонит? Не имеет права. Но вдруг окажется, что именно я мешаю уборке Невского проспекта («всё ходют и ходют, всё сорют и сорют»)? Но мы чудесно поговорили:
— Написано: «крымнаш. Обыски, аресты, депортации». А кто это делает? Там же наши теперь?
— Наши.
— А за что?
— Хотят, чтобы крымские татары уехали из Крыма.
— Жалко их. А вы не боитесь стоять так?
— По закону я имею право выйти на улицу с плакатом.
— Это правильно, что Вы тут стоите.
— Спасибо!

Но такие слова – исключение, а правило – универсальный ответ «вывсёврете», угрозы, выяснение, сколько нам заплатили.

Одна величественная дама степенно несла себя по тротуару, но вдруг стремительно извернулась и, когда подошел Валентин Никитченко, стала тыкать фигой прямо в его фотоаппарат. Возможно, такое фото – фига во весь кадр — мы еще увидим. Этот экстравагантный жест сопровождался воплями: «Вы убийцы! Вы убили всю мою родню!» Дальше что-то про американцев, которые тоже приехали и убили. Но где она видела живых американцев, и как такое могло случиться, я не разобрала.

Потрепанный жизнью дяденька с несвежим лицом пытался объяснить мне, что Крым всегда был русским.
— Всегда – это когда?
— Всегда – это всегда. Книжки почитайте!
— А крымские татары?
— Татары на Русь напали. Золотая Орда.

Тут я поняла, что дяденька излагает мне какую-то совершенно «альтернативную историю» (не знаю: по Фоменко или еще какую-то), и наш дальнейший диалог бесполезен.

Но главным персонажем сегодня оказался известный провокатор Булатов-Исаев. Он торчал возле меня полчаса. Приставал с разговорами, тоже излагал «альтернативную историю» типа: «Крымские татары написали в ООН, чтобы Крым был признан российским» (почти картина Репина «Крымские татары пишут письмо генеральному секретарю ООН»). Булатов-Исаев разозлил меня совсем. Я назвала его «уголовником». Он обрадовался, заснял обидное слово на видео и обещал подать на меня в суд за оскорбление и за клевету. Утверждает, что прошлая судимость с него снята, с нетерпением жду вызова в суд. Чувствую, что этот процесс доставит зрителям немало веселых минут.

Вокруг меня и Булатова-Исаева быстро собралась толпа сочувствующих ему бабушек – божьих одуванчиков. Бабушки, несмотря на почтенный возраст, мудрости и терпимости не обрели и были настроены весьма воинственно. Обычно публика требует посадить таких, как я. Иногда – расстрелять. Но о пытках и увечьях никто прежде не заговаривал. А в этот раз бабушки предложили залить мне глаза кислотой. Но, видимо, под рукой кислоты не было (бабушки плохо подготовились к акции), пришлось им гулять по Невскому дальше. Через месяц пусть приходят. Увидимся. Пусть всё скажут, что накопилось. Но без кислоты.

Чем большее раздражение вызывает «Стратегия-18», тем очевиднее: акция нужна.

Будем продолжать.


С 18 ноября в Москве и Санкт-Петербурге проходит ежемесячная бессрочная акция в поддержку крымских татар. Свое название «Стратегия-18» получила по памятной и трагичной дате: 18 мая 1944 года в Крыму началась депортация татарских семей, в ходе которой многие погибли, не добравшись до мест ссылок.