СЕРГЕЙ СТЕЛЬМАХ: Крым – три года катастроф

Три года назад Кремль, запуская проект «Крымнаш», поставил перед собой ряд стратегических целей по ликвидации украинской государственности и выстраивания «особых отношений» с Западом. Захват украинской земли был продиктован сиюминутными интересами Владимира Путина и его ближайшего окружения. Миф о «сакральном» полуострове, «защите» русскоязычных, сказки о богатой и сытой жизни в России – были лишь пропагандистским прикрытием военной операции.

За три года после аннексии Крыма и начала «гибридной войны» против Украины Москва допустила несколько критических просчетов, которые загнали кремлевскую политику в тупик. Первый стратегический провал – попытка создания квазигосударства «Новороссии», от Донбасса до Одессы с выходом в Приднестровье. По сути речь шла о «сухопутном коридоре» в Крым. Как показали опубликованные переговоры путинского советника Сергея Глазьева, наступление российских войск планировалось маскировать под гражданские протесты. Весной-летом 2014 года, когда эйфория от «Крымнаша» была на пике, из риторики кремлевских политиков и пропагандистов исчезло слово «Украина». Его заменяли «хунтой», «киевскими властями» или «бандеровским режимом». Общественное мнение России и востока Украины готовили к тому, что крымский «референдум» – лишь начало ползучего распада страны.

В тот период Владимир Путин часто повторял сомнительный тезис о том, что украинцы и россияне – «один народ». Российский президент имел в виду, что украинцы, по его мнению, не имеют права на собственную государственность. Геополитический крах Киева автоматически снимал бы вопросы по Крыму. Но украинские добровольцы, армия, силовики и гражданское общество помешали осуществлению кремлевских планов. Российские фашисты, именуемые у себя дома «национал-патриотами», до сих пор сокрушаются, что Москва так и не решилась на открытое вторжение в Украину и не заставила силой отказаться от аннексированного полуострова.

Следующее поражение Москва понесла на дипломатическом фронте. За три года она так и не добилась признания Крыма российской территорией. За этот провал отвечают кремлевские дипломаты и «профессиональные» сторонники Путина в ЕС. В начале аннексии часть европейских политиков была готова закрыть глаза на аннексированный полуостров. Но после начала масштабных боев на Донбассе, гибели рейса MH-17 и военных преступлений в Сирии, желающих открыто поддержать Владимира Путина стало гораздо меньше.

Признание крымского «референдума» в ЕС стало уделом маргиналов или откровенных клиентов Москвы. Теперь даже сторонники «Новороссии» (журналисты и политические эксперты) вынуждены признать, что Москве рано или поздно придется уйти из Крыма. Ведь «присоединение» территории провели топорно и без должного дипломатического прикрытия.

Третий провал – снятие (смягчение) санкций и выстраивание «особых отношений» с Вашингтоном и Брюсселем. Сначала российские власти уверяли россиян и жителей Крыма, что санкций не будет. Когда Запад ввел финансовые ограничения, Москва их назвала «смешными». На практике в Кремле начали судорожно разрабатывать «хитрые планы» по снятию санкций и заключению «большой сделки» с властями США. Последнее предполагало молчаливое согласие с аннексией (в Кремле поняли, что официального признания уже не будет) и возвращение Украины в сферу влияния Москвы. Большие надежды российские власти возлагали на президента Дональда Трампа, но он умерил московский пыл, предложив вернуть Крым обратно.

Четвертый провал – крах проекта «крымской витрины». Перед «референдумом» крымчанам обещали рост благосостояния и массу российских «плюшек» из телевизора. Полуостров так и остался серой зоной, отрезанной от технологий и инвестиций. В Крым не зашли крупные российские банки, торговые сети, а единственный мобильный оператор работает через «фирму-прокладку». Пропагандисты рассказывают жителям России о больших зарплатах в Крыму, агитируя их перебраться на захваченную территорию. У крымчан такие сообщения вызывают смех или раздражение.

Громкие технологические проекты оказались неэффективными. На днях, например, «глава» Крыма Сергей Аксенов признал, что хваленый «энергомост» не может обеспечить полуостров электричеством в необходимом для развития объеме. Хотя еще весной прошлого года в «правительстве» отчитались о полной «энергетической независимости от Украины». Чиновники возлагают большие надежды на Керченский мост, но когда именно его построят, и столько он простоит, не известно. Даже самые активные сторонники «Крымнаша» понимают, что у Москвы и ее ставленников уже нет шансов превратить полуостров в цветущий край. В лучшем случае, российский бюджет позволит поддержать приемлемый уровень нищеты. Исключение составляют лишь военные, силовики и бюрократическая верхушка полуострова.

Что в итоге? За три года Кремль не решил ни одной задачи, касающейся критических проблем внутри Крыма и за его пределами. Полуостров повис мертвым грузом на федеральном бюджете. Москва действует по принципу «день постоять, да ночь продержаться». В администрации президента, судя по политическому контексту, пытаются удержать полуостров, пока Владимир Путин находится у руля. Вопрос избавления от крымского «чемодана» будет предложено решить уже следующей власти. Интересы самих крымчан и качество жизни на полуострове в расчет не принимаются.

(Источник – Крым.Реалии)

Copyright © 2017 RFE / RL, Inc. Перепечатывается с разрешения Радио Свободная Европа / Радио Свобода

Новая Хроника текущих событий в Twitter -- iXponika
Новая Хроника текущих событий в Facebook
Новая Хроника текущих событий ВКонтакте

Новая Хроника текущих событий на 100% волонтерский проект, не получающий никакого финансирования из внешних источников. Поддержите издание – ваша помощь очень нужна проекту! Спасибо!


Поделиться в соцсетях