CЕРГЕЙ СТЕЛЬМАХ: Сухопутный коридор в Крым — отложенная угроза

Открытое нежелание Москвы выполнять «минские договоренности», ползучая аннексия ОРДЛО, милитаризация Крыма, неутихающая антиукраинская истерия на полуострове указывают, что Кремль не отказался от планов по ликвидации украинской государственности. Крым остается плацдармом, с которого Москва может нанести удар и попытаться создать «коридор» между полуостровом и Донбассом.

Россия накачивает Крым вооружениями и войсками. Буквально каждую неделю появляются новости о размещении на полуострове новых ударных комплексов или боевых подразделений. Украинские пограничники систематически фиксируют разведывательные полеты авиации страны-агрессора. Кремль формирует на захваченной территории мощную группировку вторжения.
Читать далее CЕРГЕЙ СТЕЛЬМАХ: Сухопутный коридор в Крым — отложенная угроза

СРОЧНО! «Вечный зек» Сергей Мохнаткин осужден еще на два года колонии

Сергей Мохнаткин в суде

Политзаключенный Сергей Мохнаткин приговорен Котласским городским судом к двум годам колонии строгого режима за дезорганизацию деятельности колонии (часть 2 статьи 321 УК). Об этом сообщила активистка и подруга Мохнаткина Татьяна Пашкевич.

«Он еле стоял, тремор в ногах сильный, хотя шел уверенно», —отметила она. После вынесения приговора Мохнаткин со скамьи подсудимых заявил, что объявляет бессрочную голодовку до отмены несправедливого приговора.

По версии следствия, 4 марта 2016 года Мохнаткин ударил одного из сотрудников колонии в лицо, поскольку не хотел исполнять их требования. Сам заключенный утверждает, что он действительно отказался от этапирования, но только потому, что на это не было соответствующих документов. После этого надзиратели избили Мохнаткина столь сильно, что произошел компресионный перелом позвоночника.
Читать далее СРОЧНО! «Вечный зек» Сергей Мохнаткин осужден еще на два года колонии

АРКАДИЙ БАБЧЕНКО: Ощущение предательства, подлости России, крах всех надежд

Задержание Аркадия Бабченко на акции в Москве

Аркадий Бабченко рассказывает, почему он покинул страну, как травят оппозиционеров в России и о том, какие ошибки, по его мнению, совершила Украина в ходе АТО. 

— Аркадий, вы в Прагу надолго? С чем связан ваш отъезд из России?

— Я надеюсь, что ненадолго. Предполагаю, что истерика властей в отношении меня, о которой меня предупредили заранее и которая действительно началась, через пару-тройку месяцев утихнет сама собой. И тогда я вернуть. Сюда я приехал по туристической визе, Шенген дает возможность находиться в Европе до 90 дней, поэтому пока что мне не нужен никакой официальный статус в Чехии.

— Расскажите, что вы подразумеваете под «истерикой» российских властей?

— После того, как в декабре прошлого года я опубликовал на Facebook пост о катастрофе ТУ-154 и своем отношении к погибшим в нем людям, меня предупредили из нескольких источников одновременно: «Готовься, в выходные начнется травля, применят орудия крупного калибра. Этим постом ты задел лично какую-то большую шишку – кого-то из родственников или сослуживцев одного из погибших». Я только посмеялся: мол, кому я нужен, какой-то блогер.

Но травля действительно началась, по мне палили из всех орудий: Первый канал, «Лайф ньюз», «Комсомольская правда», «Московский комсомолец», депутат Милонов, Федеральная служба судебных приставов… все, как предупреждали.

Второй раз меня предупредили в феврале. Мне сказали, что 6-7 февраля возможны провокации, нужно быть аккуратным, и в этот раз я уже поверил. Я думал об отъезде, но буквально за день до этого отравили Владимира Кара-Мурзу, и я понял, что сейчас не хочу уезжать. Опять же, как по писаному, 7 февраля начались облавы, в квартиру к Марку Гальперину вломились, он выпрыгнул из окна, его задержали, провели у него обыск; задержали журналистку, которая брала у Гальперина интервью, и ее квартиру тоже обыскали; обыск прошел и у бывшей жены Марка. Это была спланированная облава, но в тот раз ко мне не пришли, меня из этого списка почему-то вычеркнули.

Когда меня в третий раз предупредили, что прямо сейчас наверху решают, что со мной делать – сажать либо махнуть рукой, пусть этот журналист и дальше в фейсбуке свои постики пишет, — я не стал дожидаться решения, собрал чемоданы и уехал в город-герой Прагу. После моего отъезда прошел обыск у Зои Световой и еще одной правозащитницы, и у меня есть информация, что в этом списке я тоже был.

— С чего вообще началась ваша оппозиционная деятельность? Вы ведь раньше, по собственным словам, были только военным журналистом и политикой не интересовались.

— В «Новую Газету» я пришел в году 2005, и с этого момента я, можно сказать, состою в оппозиции – ведь газета оппозиционная. Но Путина я не принял с самого начала, не по политическим мотивам, а просто потому, что не понял, что это за операция «Преемник». Один президент посадил вместо себя другого. Ребята, я избиратель, я голосовать хочу!

Тем не менее, политикой я не интересовался, занимался ветеранскими проблемами. Вплоть до войны в Грузии я был не то чтобы патриотом, но, в принципе, я ассоциировал себя с Россией. Это была не моя власть, но моя страна; российскую армию я считал своей армией. Первую Чеченскую войну можно было счесть ошибкой, вторую – ну черт возьми, раз вы такие дебилы, то можете ошибиться и второй раз. Но когда произошло вторжение в Грузию, мне стало понятно, что это уже не ошибка, а система, что Россия — страна-оккупант.

Но по-настоящему оппозиционным я стал в декабре 2011 года, когда начались волнения, протесты, митинги на Чистопрудном бульваре и на Болотной площади. Я тогда тоже напрямую столкнулся с этим. Пришел на один митинг, на второй, получил дубинкой по башке, меня загрузили в автозак, отвезли в РУВД. После столкновения с родной милицией нос к носу ты становишься оппозиционером, хочешь того или нет.

С этого времени меня начали преследовать. Заводили уголовные дела за призывы к свержению власти, следили за мной, присылали каких-то амбалов, которые поджидали меня в подъезде, сняли фильм «17 друзей хунты», где я был одним из героев; на телевидении постоянно выходили сюжеты обо мне, всякая ахинея. Когда началась война в Украине, мои портреты с подписью «Лови либерального ублюдка, предателя и шпиона» висели по всему Донбассу и по всей России.

— Вы чувствовали ненависть обычных людей, рядовых россиян?

— В последнее время я из дома без крайней необходимости не выходил, общественным транспортом старался пользоваться как можно меньше, а если пользовался, то капюшон на глаза надвинул — и пошел. Но не могу сказать, что на меня кто-то нападал. Нет, такого в повседневной жизни не было.

— Изменилось ли отношение к вам ваших близких, друзей?

— С «крымнашем» половина друзей отвалилась, в том числе один из самых близких друзей, бывший одноклассник, с которым мы дружили 20 лет. Он мне сказал: «Подонок ты, Аркаша», — и перестал со мной общаться, потому что фашисты и бандеровцы убивают русских в Крыму и на Донбассе.

Второй мой друг по ветеранской теме записался добровольцем, поехал на Донбасс, а мне просил передать — если столкнется там со мной, то «убьет без шуток и компромиссов».

«Крымнаш» разделил даже мой журналистский оппозиционный круг общения. У меня здесь в Праге сейчас друзей больше, чем в Москве осталось.

— В какой момент для вас начались события в Украине, когда вы «вовлеклись»?

— С Майдана. С декабря 2013 года. Я подумал: «Давайте, украинцы, у нас не получилось, но я всеми руками за то, чтобы получилось у вас». Майдан до сих пор — одно из лучших событий в моей жизни. Я месяца два там пробыл.

— Российская агрессия против Украины стала для вас неожиданностью?

— Да. Я до того момента думал, что, несмотря на силовую узурпацию власти в 2011 году, за границу наши проблемы не выплеснутся. Я не ожидал, что Путин аннексирует Крым, я не ожидал нападения на Украину. Да этого никто не ожидал! Я в России слыву алармистом, но если бы я три года назад сказал, что российские танки будут штурмовать украинские города, мне просто вызвали бы «скорую». А теперь мы живем в этой реальности.

— Какие эмоции вы, военный журналист, бывший солдат, испытали, когда поняли, что началась война с Украиной?

— Ощущение предательства, подлости России, крах всех надежд. С тех пор я себя с этой страной практически не ассоциирую, хотя формально являюсь ее гражданином.

В Крым я даже не поехал. Как-то для меня это было чересчур. Я просто стоял в сторонке и с отвисшей челюстью наблюдал за происходящим. Поехал я уже только в Донецк, в Донбасс. Там уже было не до эмоций, там нужно было включать голову, стараясь прогнозировать события. События, к сожалению, развивались ровно так же, как когда Россия вляпалась в Чечню. Вы уж меня простите, я знаю, что в Украине ужасно не любят этого сравнения, но Украина прошла по всем граблям, по которым Россия прошлась в 95-96 году в Чечне. Я старался предупредить, но был заплеван украинскими патриотами и перестал, в итоге, писать об этом.

— Какие именно ошибки вы имеете в виду?

— Тактические. Когда все начиналось, в Украине армии не было вообще, а те части, что были, — не представляли, как ведутся контр-партизанские боевые действия, как ведутся боевые действия в городе. Я писал, что нельзя перемещаться во время войны так, как принято в украинской армии, что колонны будут попадать в засады, их будут жечь. Нельзя, чтобы колонна, состоящая из двух БТРов и двух УРАЛов, ночевала на обочине возле Волновахи.

Я говорил, что нельзя на одном патриотизме с табличкой «Путин — х*йло» пытаться взять города силами одного полка. Буду котлы и будут погибшие. И получили Иловайск. Я много чего писал. Понимаете, зря Украина не следила за Россией все это время, у Украины перед глазами было наглядное пособие — как нельзя воевать. Смотри, как делала Россия, и ни в коем случае не делай так же.

— По крайней мере, украинская армия ни один город не превратила в то, во что Грозный превратился после второй чеченской войны.

— Правильно, потому что украинская армия еще не брала ни одного города, за исключением Славянска, взятие которого было показательной операцией. Но если Украина нацелена на то, чтобы возвращать свои территории… Вы никак не сможете вернуть Донецк, не превратив его в руины.

— Что вы думаете о судьбе так называемых «республик» – «ДНР» и «ЛНР»?

— Мне кажется, возможность вернуть эти территории обратно в Украину сильно снизилась. Я и раньше-то видел только военную возможность их возвращения. Я всегда считал, что война закончится только тогда, когда Украина поднимет свой флаг над Изварино и выйдет на свои прежние границы.

Но настоящей решимости воевать за эти территории я у Украины сейчас не вижу. Я не вижу тех темпов строительства армии, которые необходимы для того, чтобы вернуть эти территории под свой контроль. А разрыв экономических отношений означает, что «ДНР» и «ЛНР» прорастут в Россию. Их уже ничего не будет связывать с Украиной. И это, в конце концов, приведет к признанию этих непризнанных «республик» Россией, что, опять-таки, приведет к проведению открытой военной и экономической интервенции, а в дальнейшем, через какое-то время, и к включению их в состав РФ.

(Источник — Обозреватель)

СРОЧНО! В Барнауле Алексею Навальному залили лицо зеленкой (+видео)

Алексей Навальный: «То ли Маска, то ли Аватар, то ли Шрек»

Сегодня утром у входа в штаб кампании Алексея Навального в Барнауле неизвестный опрыскал его лицо зеленкой. Об этом Навальный написал в своем блоге.

Алексей Навальный

Кстати, испытал огромное облегчение, когда мне крикнули «Это зеленка!» Чувак, встречавший меня у входа в штаб, который тянул мне руку, и я радостно пошел ее жать, довольно метко попал мне прямо в глаза из брызгалки. Очень жгло, и я с ужасом подумал, что это кислота. А зеленка-то что!

У барнаульских и бийских волонтеров будут самые стильные селфи, а уж на любом митинге точно буду звездой.

Как заметили сторонники Навального, нападавший облил лицо политика зеленкой из спринцовки, после чего сел в машину, которая отвезла его в здание краевой администрации. Там она остановилась и осталась стоять припаркованной.
Читать далее СРОЧНО! В Барнауле Алексею Навальному залили лицо зеленкой (+видео)