Олег КАШИН: Россия не без Путина

Борис Березовский когда-то сформулировал разницу между Борисом Ельциным и Владимиром Путиным — Ельцин делал вид, что его нет, Путин делает вид, что он есть.

Спустя полтора десятилетия что-то изменилось. Теперь и Путин делает вид, что его нет — в какой-то момент он перестал вести себя так, будто в России ни одна проблема не может быть решена без его участия.

Прошли времена, когда первое лицо могло увлеченно рассуждать о ценах на лес-кругляк, а любимая некогда путинская забава, «прямая линия», в этом году перенесена на непонятный срок — очевидно, желания разговаривать с подданными об их негазифицированных деревнях и незаасфальтированных дорогах у Путина больше нет.

Сначала демонстративную утрату интереса к внутрироссийским делам было легко списать на демонстративное же увлечение делами международными — была Украина, потом Сирия и полноценный всемирный триумф, пусть и в образе доктора Зло, во время американских выборов.

Однако всякое увлечение, когда оно сходит на нет, сменяется апатией, и человек, который сегодня рассуждает о борьбе морского ангела с морским чертом, производит самое странное впечатление, наполняющее высказывание Ангелы Меркель о Путине, живущем в каком-то своем мире, новым трагикомическим смыслом. Все думали, что в мире Путина Обама стоял за майданом, а санкции были заговором против поднявшейся с колен России, а теперь кажется, что этот мир погружен в какую-то жуткую тишину, в которой не происходит вообще ничего.

Можно спорить, насколько искусственна такая картина и насколько достоверно представление о Путине-2017 как об уставшем и малоактивном вожде, переживающем свою осень патриарха. Вообще не имеет значения, притворяется он или нет — в вертикаль так или иначе встроены десятки и сотни тысяч людей вплоть до самого незначительного чиновника или силовика. И почти все они черпают сведения о Путине не из личного общения с ним, а из создаваемого Кремлем и его медиа образа. Так что если сегодня этот образ рассуждает о морских чертях, то это само по себе достоверный факт российской политики, с которым всем приходится как-то считаться. И вот вопрос — как.

Законы сохранения в политике действуют всегда. Если стало меньше Путина, значит, стало больше кого-то другого, и список кандидатур понятен — от Кадырова до Сечина, который сегодня тоже воспринимается как довольно зловещая сущность. Есть Собянин, есть администраторы в Кремле, есть Володин со своей явно претендующей на большее, чем у нее есть сейчас, Госдумой.

Есть силовики, есть телевизионная олигархия, есть еще много кто вплоть до радикальных охранителей из НОДа — если Путину перестали быть интересны внутренние дела, значит, все эти люди стали, по крайней мере, самостоятельнее и делают то, что сами считают нужным, постоянно нащупывая новые возможности, открывающиеся перед ними, и новые границы допустимого, которые, судя по всему, до сих пор никак не очерчены.

Дома в Москве сносит Собянин, прессу атакует Сечин, геев преследует Кадыров, в Сирии воюет Шойгу, губернаторов сажает Бортников, а новое «болотное дело» по мотивам митингов 26 марта раскручивает Бастрыкин. Это уже сейчас если не общепризнанное, то, по крайней мере, популярное представление о происходящем в России, такая своего рода оттепель с поправкой на то, что ослаблены не те гайки, которыми завинчено все общество, а гайки, на которые замыкается высшая номенклатура. Кто мечтал о России без Путина, посмотрите на нее — вот она.

Эта картина была бы довольно впечатляющей, если бы не уши. Уши Владимира Путина торчат из-за всех игроков, которые сегодня стали казаться более самостоятельными чем были раньше.

Сечин, Кадыров, Собянин, Володин, Медведев — что объединяет их на самом деле, так это путинский ресурс, составляющий их главную, а возможно, и единственную силу. Сечина без Путина не существует, и тот страх, который навевает на всех Сечин, основан прежде всего на его непосредственной близости к Путину. Исчезнет она, исчезнет и могущество, вся карьера Сечина развивалась на глазах общества, и за годы этой карьеры не было вообще ничего, что указывало бы на какие-то менеджерские или политические способности Сечина сверх тех, которые дает ему возможность позвонить или зайти к Путину.

Так же устроен Кадыров, конвертировавший именно путинский ресурс в свое республиканское МВД, золотые пистолеты и мраморные мечети. О персонах помельче и говорить не приходится — за поручением о сносе домов Собянин ходил к Путину, Володина в Госдуму сослал Путин, а о Медведеве давно общим местом стало говорить и понимать, что вся его аппаратная непотопляемость основана на «рокировочной» договоренности с Путиным в 2011 году и ни на чем больше.

Каждая из фигур, кажущихся сегодня столпами постпутинской реальности, на поверку оказывается аватаром Путина. Когда они наползают друг на друга, их мирит Путин — так совсем недавно произошло с Кадыровым и Сечиным, но и такие примирения сегодня аномальны, потому что аномальны конфликты между теми, кто на разных участках занимается одним и тем же — обеспечением интересов Владимира Путина и только потом, в гораздо меньших масштабах, своих собственных.

Противопоставлять Путина и его аватары — да, наверное, это выгодная, с точки зрения путинской предвыборной кампании, пропагандистская картина, но пусть ее рисует пропаганда, верить ей необязательно. Нет никаких оснований считать, будто люди, расставленные Путиным и всем обязанные только ему, вообще способны делать что-то, что противоречило бы его интересам.

В этом смысле вертикаль строилась не зря, и не надо занижать ее качества — была бы она слабая, давно бы рухнула, а она стоит, стоит крепко, и было бы странно считать, будто избыток власти на ее вершине влечет за собой недостаток ответственности. Нет, власть и ответственность друг другу строго пропорциональны, и Путин, а не кто-то другой несет ответственность за все, что происходит в вертикали.

Дома в Москве сносит Путин, и проклятия «Новой газете» за чеченских геев шлет тоже он. Он сажает губернаторов и участников митингов, он заставляет Прохорова продать РБК, а «Зенит» — играть с «Уралом» на недоделанном стадионе. Если сегодня ему выгодно, уходя в тень, сваливать ответственность на своих подчиненных, не нужно ему подыгрывать, это будет обманом. У нас суперпрезидентская страна и семнадцать с половиной лет несменяемой власти, и этих условий достаточно для однозначного решения задачи — власть это Путин, а Путин это власть. Его никто не обманывает и не подставляет, за его спиной никто не ведет игр, недопустимых с его точки зрения.

В вертикали не делается ничего, что казалось бы Путину неправильным или ошибочным. Это его вертикаль, все решения в ней — его, и если на кого-то жаловаться, то только на него. Осталось понять, куда и кому.

(Источник — Znak.com)

Новая Хроника текущих событий в Twitter -- iXponika
Новая Хроника текущих событий в Facebook
Новая Хроника текущих событий ВКонтакте

Новая Хроника текущих событий на 100% волонтерский проект, не получающий никакого финансирования из внешних источников. Поддержите издание – ваша помощь очень нужна проекту! Спасибо!


Поделиться в соцсетях