Зоя СВЕТОВА: Политическое милосердие

На что надеется гражданин России, впервые оказавшийся за решеткой и считающий себя невиновным? Как ни странно, многие из тех, кто без вины попадают, что называется, «в жернова», надеются, что «суд разберется». Когда примерно через год выясняется, что «суд не разобрался» и человека осуждают, то имярек продолжает надеяться на пересмотр дела в вышестоящей инстанции. Когда вышестоящая «засиливает» приговор, надежды обращаются к УДО, условно-досрочному освобождению, или к президенту России с его исключительным правом на помилование.

Получить УДО в последние годы более чем реалистично. УДО все-таки могут дать и за «хорошее поведение», и за «ударный труд». В конце концов, в некоторых регионах его можно просто купить, проплатив и колонии, и суду, но помилование все-таки купить нельзя. Если кто-то за него что-то, условно говоря, «платит», то речь идет не о рублях или валюте. Как показывает практика, власть прагматично использует свое право на помилование, но к этому средству президент прибегает редко, как говорится, «дозированно».

Вообще в стране, в которой практически не существует правосудия, институт помилования – кажется, самый неработающий с точки зрения закона и правил институт. Иногда абсолютно невозможно понять, по каким критериям президент России милует того или иного осужденного, используя свое право на милосердие, закрепленное в Конституции. Можно заметить только, что Владимир Путин никогда не милует осужденных за умышленные убийства и за приобретение и сбыт наркотиков. В России за решеткой находятся более 600 тысяч арестантов; по статистике, около 20% приговоров – судебные ошибки, а ежегодное число указов о помиловании исчисляется единицами.
Читать далее Зоя СВЕТОВА: Политическое милосердие

Приговор «крымскому узнику» Руслану Зейтуллаеву ужесточен до 15 лет

Руслан Зейтуллаев

Сегодня Коллегия Верховного суда по требованию прокуратуры увеличила основному фигуранту первого (севастопольского) дела крымских мусульман Руслану Зейтуллаеву срок с 12 до 15 лет строгого режима. В качестве дополнительного наказания политзеку назначен год ограничения свободы после выхода из колонии.

В апелляционном представлении на приговор, вынесенный Северо-Кавказским окружным военным судом в Ростове-на-Дону, прокуратура указала, что вмененная Зейтуллаеву часть 1 статьи 205.5 российского УК (организация деятельности террористической организации) предусматривает срок от 15 лет до пожизненного. Назначение срока ниже нижнего предела, заявляла прокуратура, «возможно лишь при наличии исключительных обстоятельств», которые в деле Зейтуллаева отсутствуют. В этой связи ведомство потребовало для политзека 17 лет строгого режима.

Тем не менее, учитывая в деле никак не доказана роль Зейтуллаева как «организатора», тогда судьи дали политзеку минимальный срок заключения.

Сам Зейтуллаев участвовал в заседании по видеосвязи из ростовского СИЗО-1. На нем была футболка с надписью «Заказ выполнен». В сентябре прошлого года обвиняемые демонстрировали надписи на футболках, которые складывались во фразу «Спектакль окончен. Заказ выполнен. Крымские татары снова под запретом».
Читать далее Приговор «крымскому узнику» Руслану Зейтуллаеву ужесточен до 15 лет

Брянского инженера обвиняют в сборе секретной информации за бутылку водки

В Брянский облсуд направлено дело инженера Гостехнадзора Виктора Рыжанова, обвиняемого в сборе сведений, составляющих государственную тайну. Об этом сообщил Интерфакс со ссылкой на адвоката «Команды 29» Ивана Павлова, который представляет интересы инженера.

Инженеру вменены шесть эпизодов, квалифицированных по части 1 статьи 283.1 УК (незаконный сбор сведений, составляющих государственную тайну). Она предусматривает до четырех лет колонии. Обвиняемый находится под подпиской о невыезде.

В действительности, «преступление» Рыжанова заключалось в том, что он покупал продукты в Украине и провозил их через границу в стороне от пропускного пункта.

Рыжанов — житель села Лужки Воронокского сельского поселения Стародубского района области. Село находится в нескольких километрах от границы с Украиной. «Часть товаров на Украине стоит дешевле, чем в России, — объяснил адвокат «Команды 29″ Евгений Смирнов, который также защищает обвиняемого. — Естественно, местные жители покупают их там, и мой подзащитный не исключение. У него есть многочисленные знакомые, которые приходили на границу и продавали ему продукты питания».
Читать далее Брянского инженера обвиняют в сборе секретной информации за бутылку водки