Николай СЕМЕНА: Последнее слово на суде

Николай Семена

На процессе крымского журналиста Николая Семены, обвиняемого в сепаратизме, прокуратура запросила для него наказание в виде трех лет лишения свободы условно. Кроме того, Семене могут запретить заниматься журналистской деятельностью в течение трех лет.​ Новая Хроника публикует последнее слово Николая Семены, произнесенное им в Железнодорожном райсуде Симферополя 18 сентября 2017 года.

Ваша честь! Уважаемый суд! Все участники процесса – свидетели того, что я был здесь предельно открыт, говорил честно и искренне, как и писал свои книги и свои статьи в газетах, журналах и интернете. При этом я опирался как на международное право, так и на внутреннее российское и украинское законодательство, и во всех случаях убедительно аргументировал свою позицию. Я думаю, что именно так и должен всегда поступать любой сознательный и законопослушный гражданин любого государства: и Украины, и России в том числе. И государство не только не имеет законного права его за это судить, но не имеет и морального права его укорять за это, тем более что в конституции оно гарантировало и свободу слова, и свободу мнений. Иначе это государство обречено.
Читать далее Николай СЕМЕНА: Последнее слово на суде

Борис СТОМАХИН: Правозащитная профанация

Борис Стомахин

На 30 октября, День политзаключенного, в Москве готовится грандиозное событие. На углу Садового кольца и проспекта Сахарова откроется громадный мемориал всем жертвам политических репрессий. «Стена скорби», что ли, будет называться.

Путин в курсе и одобряет. Московская мэрия выделила деньги на мемориал (ту часть, которую не смогли собрать пожертвованиями).

Мемориал жертвам политрепрессий с одобрения Путина и на деньги московской мэрии — это что-то вроде поминаний и молитв Ивана Грозного за всех им казненных. Иногда на него находили такие приступы раскаянья. Нынешний — не кается, просто одобряет. Не пропускает вообще информационных поводов, связанных с правозащитой. Но это никого из устроителей готовящейся акции не смущает.
Читать далее Борис СТОМАХИН: Правозащитная профанация