Зоя СВЕТОВА: Прецедент сопротивления

Начало этой недели в Москве прошло под знаком «театрального дела». В понедельник адвокаты Кирилла Серебренникова безуспешно пытались обжаловать его арест. 6 сентября в том же самом зале состоятся апелляционные слушания по аресту бухгалтера «Седьмой студии» Нины Масляевой, генерального директора «Седьмой студии» Юрия Итина и продюсера «Седьмой студии» Алексея Малобродского.

Все четверо обвиняются в хищении денежных средств из государственного бюджета в рамках «театрального дела», которое по резонансу и возможному значению уже сравнивают с «делом ЮКОСа», которое в свое время положило начало масштабным рейдерским атакам на бизнес. Это привело к выводу капиталов из России, запугиванию бизнесменов и судебному беспределу. «Театральное дело», также, как и «дело ЮКОСа» – формально экономическое дело, оно возбуждено по одной из «резиновых» статей Уголовного кодекса, «мошенничество в особо крупном размере. По сути оно сугубо политическое и идеологическое, экономика здесь «дымовая занавеса».

Пока никто из журналистов и аналитиков не назвал конкретных заказчиков «театрального дела». Называются разные имена возможных интересантов: министр культуры Владимир Мединский, наместник Сретенского монастыря владыка Тихон Шевкунов, даже зять Игоря Сечина. Но вне зависимости от того, что послужило спусковым крючком для беспрецедентного «заказа», очевидно, что интеллектуалы считывают сигнал, посланный арестом всемирно известного российского режиссера, связанного дружескими отношениями со многими вполне лояльными к власти чиновниками, режиссерами и актерами. Отныне «неприкасаемых» нет и среди людей культуры, как нет неприкасаемых среди губернаторов, бизнесменов и министров.

Второй важный «сигнал»: начинается охота на людей, идеологически чуждых правящему классу. Не случайно оперативное сопровождение «театрального дела» ведет подразделение ФСБ по охране конституционного строя и борьбе с терроризмом. Оно выполняет функции Пятого управления КГБ, которое в СССР занималось диссидентами-интеллектуалами, писателями, режиссерами.

Самый важный вопрос сегодня: способно ли интеллектуальное сообщество к сопротивлению? Что оно может противопоставить силовому давлению власти и спецслужб? По реакции театрального сообщества на арест Малобродского и Серебренникова мы видим, что деятели культуры возмущены, испуганы и растеряны. Они не верят в то, что сопротивление может остановить власть и исполнителей ее воли. По прежним примерам подавления инакомыслия в последние годы они понимают, что власть плохо поддается давлению, что она боится лишь масштабного сопротивления, а вывести на улицы тысячи людей, возмущенных «театральным делом», вряд ли удастся. Среди людей театра (тем более государственного театра, зависимого от бюджетных денег) нет романтиков и идеалистов, там все сплошь прагматики. Поэтому они скептически отнеслись к открытому письму режиссера Ивана Вырыпаева, который призвал коллег не сотрудничать с государством и не поддерживать Путина на выборах.

Тем не менее некоторые главные режиссеры театров находят возможность поддержать Серебренникова: в его защиту выступил художественный руководитель Александринского театра Валерий Фокин; Олег Табаков, открывая театральный сезон в МХТ, показал на сцене отрывок из спектакля «Зойкина квартира», поставленного Кириллом Серебренниковым. Серебренникова поддержали главный режиссер московского театра «Школа современной пьесы» Иосиф Райхельгауз и главный режиссер Воронежского камерного театра Михаил Бычков. Молодые режиссеры и артисты написали открытое письмо в защиту обвиняемых по «театральному делу». Западные артисты и режиссеры обратились к российским властям с призывом освободить Кирилла Серебренникова.

Есть ощущение, что все это – только начало протестной кампании. Обращают ли в Кремле внимание на реакцию интеллектуалов? Официальный ответ, как всегда, лаконичен: «Надо дождаться суда». Ответ безусловно лукавый и, в общем, ничего не значащий. Опыт говорит: о беззаконии надо кричать и, главное, не ослаблять внимание к делу. Никогда не знаешь, в какой момент такое внимание и общественный протест могут «сработать».

Удивительно, что эту нехитрую «мудрость» понял и Алексей Малобродский. Его письма из СИЗО, присланные друзьям, восхищают не только искренностью, смелостью и стойкостью. Это письма человека, в чью честность и порядочность веришь безоговорочно. Это человек, который не уехал из России после того, как арестовали бывшего бухгалтера и бывшего генерального директора «Седьмой студии», в которой сам Малобродский работал продюсером. Он не испугался возможного ареста, потому что не чувствовал за собой вины. А его в то время уже плотно «пасли» сотрудники ФСБ, его телефоны прослушивались, электронная почта отслеживалась. Посадили Малобродского после оперативной справки, подписанной старшим лейтенантом ФСБ С. А. Авдеевым: «Имеются основания полагать, что Малобродский предпримет попытки воспрепятствовать полному, объективному и всестороннему расследованию и судебному рассмотрению эпизодов его противоправной деятельности… Малобродский будет консультироваться с сотрудниками правоохранительных органов с целью выработки линии поведения при общении со следователями, а также для согласовании информации, которую ему необходимо сообщить следственным органам в ходе допросов с тем, чтобы воспрепятствовать объективному расследованию уголовного дела».

Бывший генеральный директор «Гоголь-центра» уже два с половиной месяца находится под стражей. Малобродский не соглашается на «сделку с правосудием», а это значит, не соглашается оговаривать себя и своих коллег, не дает показаний на Серебренникова и не признает, что тот «создал «Седьмую студию» с целью вывода денежных средств из госбюджета». Такие показания, скорее всего, под диктовку следователя, дала бывший бухгалтер Нина Масляева, которой пообещали в обмен «скощуху», но которую по-прежнему держат под стражей.

Вот что написал Алексей Малобродский в одном из своих писем: «Торжество правды в наших сегодняшних российских обстоятельствах – это уже больше, чем требование справедливости. Это единственный возможный ответ на принципиальный вызов. За два с половиной месяца своей одиссеи непосредственно ощущая всю степень подлости и лживости системы, я осознал, что на кону не только моя личная история, что, если не создать прецедент бескомпромиссного сопротивления, прецедент победы, то тотальное опричное людоедство может стать необратимым. В этом отношении особенно важно, чтобы поддержка мирового сообщества была бы не просто фигурой речи, а реальным процессом, протяженным во времени. Потому что банда следователей будет тянуть время, сочиняя все новый и новый бред, лишь бы ослабить внимание общественности. Но, повторюсь, дело уже не только во мне или Кирилле, не только в «Гоголь-центре» или «Седьмой студии» – дело во всех нас. И в нашем будущем».

(Источник — Радио Свобода)

Copyright © 2017 RFE / RL, Inc. Перепечатывается с разрешения Радио Свободная Европа / Радио Свобода

Новая Хроника текущих событий в Twitter -- iXponika
Новая Хроника текущих событий в Facebook
Новая Хроника текущих событий ВКонтакте

Новая Хроника текущих событий на 100% волонтерский проект, не получающий никакого финансирования из внешних источников. Поддержите издание – ваша помощь очень нужна проекту! Спасибо!


Поделиться в соцсетях