Архив рубрики: ПОЛИТИКА

СЕРГЕЙ ГРИГОРЬЯНЦ: Путин и КГБ идут ко дну

У нас есть более серьезная проблема, чем все треволнения насчет президента США Трампа. Мы еще не знаем утонет Путин один или сделает все, чтобы уничтожить Россию. После трех проигранных войн — в Грузии, в Украине и в Сирии судьба Путина и будущее нашей страны решается уже только в России. Может быть в Москве, может быть всей страной.

Года три назад, когда агрессия на Украине только начиналась, Путин объявил войну всей европейской цивилизации. И исход войны пока не был ясен, потому что у него есть оружие, которым не обладает никто в мире — КГБ. Насколько это оружие окажется эффективным, как будет использовано — мы не знали и на благоприятный исход войны можно только надеяться.

Потенциальные возможности КГБ были очевидны. Вывезенный и присвоенный золотой запас СССР, золотовалютные фонды в банках и неучитываемые резервы ЦК КПСС, самого КГБ, ВЦСПС и ВЛКСМ, десятки, если не сотни тысяч осторожно внедренных внешней разведкой, ГРУ, Третьим Главным управлением КГБ агентов, многие из которых были снабжены для начала парой миллионов долларов.
Читать далее СЕРГЕЙ ГРИГОРЬЯНЦ: Путин и КГБ идут ко дну

Блог АЛЕКСАНДРА ТВЕРСКОГО: СССР — это беспросветность завтрашнего дня

СССР — это маразматики у власти и бедность, как норма жизни.
СССР — это лицемерие. При показном антизападничестве поездка за границу — это поощрение, а вещь из-за границы — небывалая удача.
СССР — это одинаковость во всём. В одежде, в еде, в песнях, в мыслях.
СССР — это дефицит и отсутствие всякого прогресса.
СССР — это коммунальные квартиры, где одна кухня и один коридор на всех. Где слово «сосед» приобретает особый смысл.
СССР — это запрет на выезд за границу, это тюрьма за валютные операции, это запрет на любую политическую деятельность вне рамок компартии.
Читать далее Блог АЛЕКСАНДРА ТВЕРСКОГО: СССР — это беспросветность завтрашнего дня

АЛЕКСАНДР СКОБОВ: Дождливая крымская зима

Когда Вермахт стоял под Москвой, глупо было бы требовать свободы распространения берлинских изданий в Москве. Даже не таких отвратных, как издание Юлиуса Штрайхера.

Сегодня российские полчища не стоят под Киевом. Положение Украины вроде бы не столь драматично. Война идет тлеющая, замаскированная, «гибридная». Подлая, но гораздо более «щадящая», чем война тотальная. Оставляющая лазейки для того, чтобы не рвать все связи. И этими отличиями гибридной войны от войны тотальной стоит пользоваться.

Пара слов в адрес наших доблестных защитников свободы слова.

Российская агрессия против Украины есть медицинский факт. Воюющая страна имеет все формальные и моральные права отказывать в легальности средствам массовой информации страны-агрессора. Может и не отказать по каким-то своим соображениям. Но это вопрос исключительно ее доброй воли. И если все-таки отказывает, не общественности страны-агрессора возмущаться по этому поводу. Уберите свое негодование куда подальше, не позорьтесь уже.
Читать далее АЛЕКСАНДР СКОБОВ: Дождливая крымская зима

МИХАИЛ БЕРГ: Праздник с голодухи

Среди объяснений своеобразия России есть популярные и не очень. Популярные это, в основном, ссылки на историю (тяжелое детство), православие (неправильное воспитание), народность (передача всех пороков по наследству), имперский комплекс (симфония и манипуляция). Ключевский считал главным долгую, холодную зиму, когда делать нечего — только водку (мёд-пиво) пить, а привычка работать изо дня в день не вырабатывается.+

Попробуем подергать в разные стороны другой фантик, в равной степени очевидный и примитивный. Россия — очень бедная страна. У многих туалет типа сортир — во дворе. Или в холодных сенях. Традиционно бедная, из века в век бедная. Причём нас не будет интересовать, почему бедная. Бедная, и все. Просто представим эту бедность в видедальнейшего объяснения: в России все так не потому, что все через жопу, а все через жопу — потому что бедная.
Читать далее МИХАИЛ БЕРГ: Праздник с голодухи

ИГОРЬ ЯКОВЕНКО: Путин и Россия. Игра с нулевой суммой

Почему то, что хорошо для Путина – плохо для России. Итоги – 2016

Два года назад, когда послекрымская Россия еще только формировалась, Вячеслав Володин, который тогда в администрации президента рулил внутренней политикой, обнародовал главный тезис той системы, которая существует до сих пор. «Пока есть Путин – есть Россия, нет Путина – нет России». Авторитарный, с элементами тоталитаризма, путинский режим обходится без идеологии. Он весь висит вот на этой куцей фразе из девяти слов. Она в сегодняшней России выполняет ту функцию, которую в СССР выполняли 55 томов полного собрания сочинений Ленина, 50 томов Маркса и Энгельса и еще сотни томов идеологов масштабом помельче.

Проблема не в том, что главная и единственная идеологема путинской России так мала и неказиста. Проблема, во-первых, в том, что она не выполняет главную задачу, ради которой существуют идеологии – она не формулирует образ будущего, не является планом. В ней полностью отсутствует проектное начало. Вторая проблема этой идеологемы в том, что она абсолютно ложна. В действительности все обстоит с точностью до наоборот. А именно: Путин и Россия – есть акторы, абсолютно несовместимые на одном поле. И то, что Россия Путина терпит и избирает (слово «избирает» лучше писать в кавычках), никоим образом не опровергает утверждение об их несовместимости. Люди, для которых сладкое – яд, обжираются пирожными, те, кому категорически нельзя пить, убивают себя водкой. Читать далее ИГОРЬ ЯКОВЕНКО: Путин и Россия. Игра с нулевой суммой

Александр Генис: 2016

Александр Генис

Одни уверены, что 2016-й прошел под звездой Дональда Трампа, другие говорят, что это – двойная звезда, считая за вторую Владимира Путина. Ему, согласно консенсусу, принадлежал уходящий год. Если верить заголовкам, то русский президент чуть ли не посадил американского в Белый дом. За все мои сорок лет в США я не встречался с таким нагнетением русской угрозы, как в период выборов и последовавших за ними разборами ведущих газет. Разочарованные итогом президентской кампании ведущие издания, начиная с самой New York Times, изо дня в день писали о том, что бесстыдное вмешательство путинских хакеров привело Трампа к победе, что оно угрожает самой американской демократии, является актом информационного террора и позволяет Кремлю вмешиваться во внутреннюю политику США, если не распоряжаться ею.

Со всем этим трудно спорить, но и соглашаться опасно. Это – вопрос тона и гипербол. Раздувая фигуру Путина до демонического масштаба, медиа играет ему на руку. Информационный террор не отличается от любого другого: его успех зависит от линзы прессы. Попадая под ее увеличительное стекло, любая атака разрастается в мировую угрозу. А когда теряется ощущение масштаба, последствия оказываются несовместимыми с их причинами. Убийство одного австрийского эрцгерцога вылилось в мировую войну, налет на два нью-йоркских небоскреба аукнулся бесконечной войной в Ираке. Читать далее Александр Генис: 2016

ИГОРЬ КЛЯМКИН: Политическая тишина

Завершается очередной год великодержавной внешней и внутренней политики РФ. В последние недели и дни обнаружились его основные итоги.

Евросоюз продлил антироссийские санкции, а США их еще и расширили, добавив к ним и высылку российских дипломатов.

Российские самолеты и бомбы помогли армии Асада взять Алеппо, но ценой огромных репутационных потерь для Москвы.

Вывод части российских войск из Сирии может свидетельствовать о боязни в ближневосточном конфликте увязнуть при неуверенности в окончательной победе.

Скандальные информационные вбросы о возможности и желательности решить украинский вопрос методами, использовавшимися в Алеппо, сигналят о том, что переиграть Киев посредством продавливания своей интерпретации «Минска-2» у Москвы не получилось.
Читать далее ИГОРЬ КЛЯМКИН: Политическая тишина

НАТАЛЬЯ ГУЛЕВСКАЯ: Роковая ошибка Кремля

Заканчивается 2016 — год последних надежд.

Либералам не хватило слов и аргументов, чтобы вразумить туполобый политический истеблишмент путинской России, и форточка возможностей медленно, но все же закрывается над территорией 1⁄7 части суши. История ничему не научила небожителей Кремля, и кроме метафорического сарказма «На миру и смерть красна» Путин ничего утешительного не предложил своему электорату.

Мы упорно ускоряем свое движение к краю пропасти, и уже нет никакого сомнения, что нам предложат прыгнуть в пучину своего последнего имперского блицкрига. Путину в новой демократической России дьявольски везло. Он не только получил фантастический взлет по карьерной лестнице, но ему выпало счастье иметь таких современников как Евгений Понасенков, Сергей Гуриев, Гарри Каспаров и многих других уникумов, которые не остались в стороне, а пытаются вразумить население и отвести Россию от лобового удара с реальностью. При распаде СССР правопреемство и наследие многовековой империи не может полностью перейти к Москве, так как историческое право на наследие все же принадлежит Киеву.
Читать далее НАТАЛЬЯ ГУЛЕВСКАЯ: Роковая ошибка Кремля

ОЛЕГ КАШИН: Недореабилитированный Сталин

Олег Кашин

Самый несправедливый упрек в адрес Путина, какой только можно придумать, – это реабилитация Сталина, которую он якобы проводит. Каждый раз, когда в России открывается очередной бюст Сталина или когда в магазинах на полке с бестселлерами оказывается очередная книга со Сталиным на обложке, многие видят в этом проявление государственной политики, направленной на ревизию устоявшихся взглядов на историю и на возвеличивание самой зловещей фигуры нашего прошлого. И это тот случай, когда мне хочется встать на защиту Путина и сказать, что нет, это иллюзия, и что никакого Сталина он, конечно, не реабилитирует.

Если бы Путин хотел реабилитировать Сталина, он бы вел себя совсем иначе. Начал бы с нейтральных упоминаний о нем в своих речах, потом, не встретив сопротивления, стал бы упоминать о Сталине с симпатией, сравнивал бы его с собой, ссылался бы на его мудрость. Волгограду по просьбе ветеранов вернули бы имя военных времен – кто-нибудь, конечно, возмутился бы, но телевидение нашло бы слова, чтобы объяснить, что ГУЛАГ ГУЛАГом, но к Сталинграду это не относится, и что Волгоградской битвы не было, и что в Париже есть станция метро, и что британский король дарил Сталинграду меч, на котором так и написано – Сталинград. Потом бы Сталин появился в кино – не как усатое пугало, которого все боятся, а как противоречивый и мудрый правитель.
Читать далее ОЛЕГ КАШИН: Недореабилитированный Сталин

ЛИЛИЯ ШЕВЦОВА: Год отката

Пришла пора прощаться с 2016 годом. Это был год реальных провалов и фейковых побед. Застыла в растерянности западная цивилизация. Ударный отряд анти-либерализма в лице России, Китая и Ирана попытался проверить либеральное сообщество на наличие мускулов, не встретив особого отпора. Запад не в первый раз теряет драйв. Ирония в том, что прежде именно СССР укреплял его устойчивость, заставляя либеральное сообщество обновлять терявшие эластичность механизмы. Сегодня Западу тяжелее: он не выдержал испытание открытостью и отсутствием идеологического оппонента, не сумев ни справиться с инфильтрацией исламской культуры, ни отстоять свои принципы, столкнувшись с российским вызовом.

Но хоронить Запад рановато – у этой цивилизации огромный запас жизнеспособности. Угроза его основам неизбежно вызовет сплочение общества и выход боеспособной элиты, готовой к защите западных устоев. Правда, это еще впереди. Президентство Трампа и дезориентация Америки затягивают период замешательства в либеральном мире.

А что Россия? Кремль можно поздравить: власти удалось решить две задачи — легитимировать новый охранительно-репрессивный режим через думские выборы и заставить общество адаптироваться к стагнации. Но зачистка политического поля порождает эффект кипящего чайника с закрытой крышкой: отсутствие каналов для выхода настроений народа оставляет для него один шанс самовыражения — через выход на улицу. Власть сумела справиться с политическим брожением меньшинства, но что она будет делать с растущим социальным недовольством большинства?
Читать далее ЛИЛИЯ ШЕВЦОВА: Год отката