Архив рубрики: ПРАВОЗАЩИТА

Виталий ЩИГЕЛЬСКИЙ: Прибить яйца к асфальту

Задержание на акции 26 марта в Москве

Акция 26 марта 2017 в своем размере и размахе оказалась неожиданностью для всех сторон, ищущих повода: режима, интернет-сообщества, экспертов, квазисвободных СМИ, а также непосредственных организаторов мероприятия.

Бесспорно, главным действующим лицом в событиях 26-го стал свободный и самостоятельный человек, не превратившийся в серую массу. Например, в Петербурге, после того как организаторы, утомленные привычным полуторачасовым митингом в гайд-загоне на Марсовом кладбище, разошлись по домам, оставшиеся — люди — существенно раздвинули границы контроля и прошлись демонстрацией по городским площадям. Показав разницу между болтовней и поступком, принудительной явкой и самоорганизацией. Казалось бы, и выгоды должен был приобрести в первую очередь человек. Однако выгодоприобретателями стали совсем другие персоны.

Интернет-сообщество получило дозу адреналина, не вставая с дивана, да такую, о которой римские плебеи — посетители боев гладиаторов — не могли даже мечтать.
Читать далее Виталий ЩИГЕЛЬСКИЙ: Прибить яйца к асфальту

Наталья ГЕВОРКЯН: Геи в царстве мракобесия

Президент Путин встретился 20 апреля с Рамзаном Кадыровым. На президентском сайте выложено содержание беседы. Владимир Путин не задал Рамзану Кадырову ни одного вопроса о ситуации с геями в Чечне. Владимир Путин также не вспомнил об угрозах в адрес журналистов со стороны чеченцев.

Гораздо важнее же обсудить разногласия Кадырова с Сечиным, для того и встретились, разумеется. Ну да, и еще о безопасности Росгвардии в Чечне не забыл: «Вопросы еще не все, видимо, решены. Но все они, безусловно, решаются, я вижу, что они решаются, и хорошо».

«Новая газета» с начала апреля пишет о том, что геев и тех, кого подозревают в нетрадиционной сексуальной ориентации, в республике преследуют, помещают в тайные тюрьмы, пытают и убивают.

Журналистам начали угрожать, в том числе на официальном уровне, в частности устами советника главы Чечни Адама Шахидова, назвавшего журналистов «врагами нашей веры и нашей родины«. Лидеры общественного мнения Чечни вынесли свой вердикт: «Ввиду того, что нанесено оскорбление вековым устоям чеченского общества и достоинству мужчин-чеченцев, а также нашей вере, мы обещаем, что возмездие настигнет истинных подстрекателей, где бы и кем бы они ни были, без срока давности».

Все эти выступления широкого освещались чеченскими СМИ, были показаны по телевидению, выложены в интернете. «Эхо Москвы», поддержавшее коллег, также попало в группу риска. Муфтий Чечни с присущим богослову изяществом высказался о журналистах так: «Я их людьми не хочу называть. Эти существа могут воспринимать резолюцию как им угодно. Я знаю одно: эти люди ответят, и еще как ответят!»
Читать далее Наталья ГЕВОРКЯН: Геи в царстве мракобесия

Блог Александра СОТНИКА: Экскурсия в 1937-й

Вячкслав Мальцев прощается с дочкой после ареста

Если посмотреть видео — это просто экскурсия в 1937-й. У следаков только маузеров не хватало. Вопрос жены за кадром: «Что же будет с ребенком?» надо бы адресовать всему населению. Это оно подсунуло самому себе плешивую тварь, расплодившую себе подобных крыс по всей стране. Теперь эти крысы вооружились постановлениями, решениями и прочими лягушьими бумажками, и шуруют с болгарками по квартирам — врываются, арестовывают, качают чекистские права…

Вы же этого хотели в 1999-м? Правда ведь? А как дышали, когда Вова со своими головорезами Чечню утюжили. Там, между прочим, тоже женщины и дети погибали. Живые. Настоящие. Или они для вас — не люди?

Если бы вы были народом — вы бы после Беслана собрались у Кремля и вытащили плешивую мразь за шкирняк, подвесив ее за отросшие «по самое не могу» спец-муди. А теперь-то уже — что? Фаберже выросли и укатывают вас с легкостью асфальтного катка.

Читать далее Блог Александра СОТНИКА: Экскурсия в 1937-й

ВИКТОР ДАВЫДОВ: Проект Милонова о запрете Интернета

Депутат Виталий Милонов внес в парламент законопроект «О правовом регулировании деятельности социальных сетей». Текст документа опубликован на официальном портале законопроектов Государственной думы.

Законопроект устанавливает сразу множество запретов.

Для начала ставится крест на анонимности в Сети. Под предлогом того, чтобы не допустить в соцсети детей до 14 лет, в них устанавливается порядок регистрации по документам. Для регистрации будет необходимо удостоверение личности, которое позволит установить возраст и прочие личные данные пользователя.

Дальше больше. Нельзя будет публиковать скриншоты личной переписки с другими лицами, нельзя регистрироваться под псевдонимом, нельзя публиковать любую информацию, касающуюся того, что запрещено к распространению в обычных СМИ.

Конечно же, запрещается публикация всего, касающегося самой любимой темы Милонова — нетрадиционных сексуальных отношений. Кроме гомосексуализма запрещается информация о курении, употреблении алкоголя, кроме того, использование нецензурной брани и – не надо смеяться — распространение порно.
Читать далее ВИКТОР ДАВЫДОВ: Проект Милонова о запрете Интернета

Сергей ШАРОВ-ДЕЛОНЕ: Это зачистка перед президентскими выборами

В Москве продолжаются суды над теми, кто был задержан во время шествия 26 марта. Среди тех, кто оказывает помощь задержанным — Сергей Шаров-Делоне. Он рассказывает, как понимает смысл реакции властей на события 26 марта.

— Почти всем, кого арестовали двадцать шестого марта, выносят одинаковые приговоры — административный арест на десять-двенадцать суток. Очевидно, что есть некое распоряжение сверху — просто так не отпускать?

— Да, скорее всего, суды получили указание, которое они выполняют. Исключения очень редки. Ну вот, с огромным трудом удалось добиться, чтобы одному парню из Курской области снизили срок до семи суток. Он приехал в Москву к своей барышне, та днем пошла на работу, он решил побродить по центру. Где еще гулять, как н-на Тверской? Рассказывает: «Тут меня сзади подхватывают – и в автозак». Потом судят. Спрашивают: «Где вы родились?» — «Село Троицкое, Кореневский район, Курская область». – «А прописаны?». – «Там же». – «А реально где живете?». — «Да там же я и живу!». Ему инкриминировали, что он выкрикивал лозунги, махал руками, упирался ногами в асфальт и мешал проходу других граждан. То есть конституционный строй порушил просто разом!
Читать далее Сергей ШАРОВ-ДЕЛОНЕ: Это зачистка перед президентскими выборами

Блог Бориса АКУНИНА: Боятся они постоянно и боятся очень сильно

Испытываю такое же чувство, как многие, уехавшие за границу из-за общественной апатии и отсутствия «реакции на реакцию». Сегодня я, впервые с 2014 года, пожалел, что я не на родине.

Наконец что-то живое, незаунывное — и молодое. И не только в Москве. Наоборот, главные события, как мне кажется, произошли в других городах, прежде всего в Питере.

Задержаны сотни людей. Сейчас суды начнут наказывать их большими штрафами. А там, судя по съемке, много совсем молодых ребят, студентов.
Читать далее Блог Бориса АКУНИНА: Боятся они постоянно и боятся очень сильно

ИГОРЬ ЯКОВЕНКО: Мины, которые путинский режим закладывает в будущее

Роман Цимбалюк

Вечером 21 марта полиция задержала журналиста украинского агентства УНИАН Романа Цимбалюка, оператора телеканала 1+1 Никиту Бородина и аспиранта истфака МГУ Захара Сарапулова. Задержание произошло во время интервью, которое украинские журналисты брали у Захара Сарапулова, ставшего известным после того, как он 18.03.17 вывесил из окна своей комнаты самодельный флаг Украины, в связи с чем был привлечен к ответственности по статье 20.20. КоАП РФ («Мелкое хулиганство»).

Как объяснили полицейские, журналистов и аспиранта задержали и привезли в местное отделение полиции для того, чтобы проверить законность съемки. «Говорят, что мы выкрикивали лозунги, а может быть и проводили митинг», — написал Роман Цимбалюк в своем фейсбуке. Роман Цимбалюк, журналист в России достаточно известный, не только благодаря своим публикациям, но и тем острым вопросам, которые он не раз задавал Путину во время встреч президента России с прессой.
Читать далее ИГОРЬ ЯКОВЕНКО: Мины, которые путинский режим закладывает в будущее

АРКАДИЙ БАБЧЕНКО: Ощущение предательства, подлости России, крах всех надежд

Задержание Аркадия Бабченко на акции в Москве

Аркадий Бабченко рассказывает, почему он покинул страну, как травят оппозиционеров в России и о том, какие ошибки, по его мнению, совершила Украина в ходе АТО. 

— Аркадий, вы в Прагу надолго? С чем связан ваш отъезд из России?

— Я надеюсь, что ненадолго. Предполагаю, что истерика властей в отношении меня, о которой меня предупредили заранее и которая действительно началась, через пару-тройку месяцев утихнет сама собой. И тогда я вернуть. Сюда я приехал по туристической визе, Шенген дает возможность находиться в Европе до 90 дней, поэтому пока что мне не нужен никакой официальный статус в Чехии.

— Расскажите, что вы подразумеваете под «истерикой» российских властей?

— После того, как в декабре прошлого года я опубликовал на Facebook пост о катастрофе ТУ-154 и своем отношении к погибшим в нем людям, меня предупредили из нескольких источников одновременно: «Готовься, в выходные начнется травля, применят орудия крупного калибра. Этим постом ты задел лично какую-то большую шишку – кого-то из родственников или сослуживцев одного из погибших». Я только посмеялся: мол, кому я нужен, какой-то блогер.

Но травля действительно началась, по мне палили из всех орудий: Первый канал, «Лайф ньюз», «Комсомольская правда», «Московский комсомолец», депутат Милонов, Федеральная служба судебных приставов… все, как предупреждали.

Второй раз меня предупредили в феврале. Мне сказали, что 6-7 февраля возможны провокации, нужно быть аккуратным, и в этот раз я уже поверил. Я думал об отъезде, но буквально за день до этого отравили Владимира Кара-Мурзу, и я понял, что сейчас не хочу уезжать. Опять же, как по писаному, 7 февраля начались облавы, в квартиру к Марку Гальперину вломились, он выпрыгнул из окна, его задержали, провели у него обыск; задержали журналистку, которая брала у Гальперина интервью, и ее квартиру тоже обыскали; обыск прошел и у бывшей жены Марка. Это была спланированная облава, но в тот раз ко мне не пришли, меня из этого списка почему-то вычеркнули.

Когда меня в третий раз предупредили, что прямо сейчас наверху решают, что со мной делать – сажать либо махнуть рукой, пусть этот журналист и дальше в фейсбуке свои постики пишет, — я не стал дожидаться решения, собрал чемоданы и уехал в город-герой Прагу. После моего отъезда прошел обыск у Зои Световой и еще одной правозащитницы, и у меня есть информация, что в этом списке я тоже был.

— С чего вообще началась ваша оппозиционная деятельность? Вы ведь раньше, по собственным словам, были только военным журналистом и политикой не интересовались.

— В «Новую Газету» я пришел в году 2005, и с этого момента я, можно сказать, состою в оппозиции – ведь газета оппозиционная. Но Путина я не принял с самого начала, не по политическим мотивам, а просто потому, что не понял, что это за операция «Преемник». Один президент посадил вместо себя другого. Ребята, я избиратель, я голосовать хочу!

Тем не менее, политикой я не интересовался, занимался ветеранскими проблемами. Вплоть до войны в Грузии я был не то чтобы патриотом, но, в принципе, я ассоциировал себя с Россией. Это была не моя власть, но моя страна; российскую армию я считал своей армией. Первую Чеченскую войну можно было счесть ошибкой, вторую – ну черт возьми, раз вы такие дебилы, то можете ошибиться и второй раз. Но когда произошло вторжение в Грузию, мне стало понятно, что это уже не ошибка, а система, что Россия — страна-оккупант.

Но по-настоящему оппозиционным я стал в декабре 2011 года, когда начались волнения, протесты, митинги на Чистопрудном бульваре и на Болотной площади. Я тогда тоже напрямую столкнулся с этим. Пришел на один митинг, на второй, получил дубинкой по башке, меня загрузили в автозак, отвезли в РУВД. После столкновения с родной милицией нос к носу ты становишься оппозиционером, хочешь того или нет.

С этого времени меня начали преследовать. Заводили уголовные дела за призывы к свержению власти, следили за мной, присылали каких-то амбалов, которые поджидали меня в подъезде, сняли фильм «17 друзей хунты», где я был одним из героев; на телевидении постоянно выходили сюжеты обо мне, всякая ахинея. Когда началась война в Украине, мои портреты с подписью «Лови либерального ублюдка, предателя и шпиона» висели по всему Донбассу и по всей России.

— Вы чувствовали ненависть обычных людей, рядовых россиян?

— В последнее время я из дома без крайней необходимости не выходил, общественным транспортом старался пользоваться как можно меньше, а если пользовался, то капюшон на глаза надвинул — и пошел. Но не могу сказать, что на меня кто-то нападал. Нет, такого в повседневной жизни не было.

— Изменилось ли отношение к вам ваших близких, друзей?

— С «крымнашем» половина друзей отвалилась, в том числе один из самых близких друзей, бывший одноклассник, с которым мы дружили 20 лет. Он мне сказал: «Подонок ты, Аркаша», — и перестал со мной общаться, потому что фашисты и бандеровцы убивают русских в Крыму и на Донбассе.

Второй мой друг по ветеранской теме записался добровольцем, поехал на Донбасс, а мне просил передать — если столкнется там со мной, то «убьет без шуток и компромиссов».

«Крымнаш» разделил даже мой журналистский оппозиционный круг общения. У меня здесь в Праге сейчас друзей больше, чем в Москве осталось.

— В какой момент для вас начались события в Украине, когда вы «вовлеклись»?

— С Майдана. С декабря 2013 года. Я подумал: «Давайте, украинцы, у нас не получилось, но я всеми руками за то, чтобы получилось у вас». Майдан до сих пор — одно из лучших событий в моей жизни. Я месяца два там пробыл.

— Российская агрессия против Украины стала для вас неожиданностью?

— Да. Я до того момента думал, что, несмотря на силовую узурпацию власти в 2011 году, за границу наши проблемы не выплеснутся. Я не ожидал, что Путин аннексирует Крым, я не ожидал нападения на Украину. Да этого никто не ожидал! Я в России слыву алармистом, но если бы я три года назад сказал, что российские танки будут штурмовать украинские города, мне просто вызвали бы «скорую». А теперь мы живем в этой реальности.

— Какие эмоции вы, военный журналист, бывший солдат, испытали, когда поняли, что началась война с Украиной?

— Ощущение предательства, подлости России, крах всех надежд. С тех пор я себя с этой страной практически не ассоциирую, хотя формально являюсь ее гражданином.

В Крым я даже не поехал. Как-то для меня это было чересчур. Я просто стоял в сторонке и с отвисшей челюстью наблюдал за происходящим. Поехал я уже только в Донецк, в Донбасс. Там уже было не до эмоций, там нужно было включать голову, стараясь прогнозировать события. События, к сожалению, развивались ровно так же, как когда Россия вляпалась в Чечню. Вы уж меня простите, я знаю, что в Украине ужасно не любят этого сравнения, но Украина прошла по всем граблям, по которым Россия прошлась в 95-96 году в Чечне. Я старался предупредить, но был заплеван украинскими патриотами и перестал, в итоге, писать об этом.

— Какие именно ошибки вы имеете в виду?

— Тактические. Когда все начиналось, в Украине армии не было вообще, а те части, что были, — не представляли, как ведутся контр-партизанские боевые действия, как ведутся боевые действия в городе. Я писал, что нельзя перемещаться во время войны так, как принято в украинской армии, что колонны будут попадать в засады, их будут жечь. Нельзя, чтобы колонна, состоящая из двух БТРов и двух УРАЛов, ночевала на обочине возле Волновахи.

Я говорил, что нельзя на одном патриотизме с табличкой «Путин — х*йло» пытаться взять города силами одного полка. Буду котлы и будут погибшие. И получили Иловайск. Я много чего писал. Понимаете, зря Украина не следила за Россией все это время, у Украины перед глазами было наглядное пособие — как нельзя воевать. Смотри, как делала Россия, и ни в коем случае не делай так же.

— По крайней мере, украинская армия ни один город не превратила в то, во что Грозный превратился после второй чеченской войны.

— Правильно, потому что украинская армия еще не брала ни одного города, за исключением Славянска, взятие которого было показательной операцией. Но если Украина нацелена на то, чтобы возвращать свои территории… Вы никак не сможете вернуть Донецк, не превратив его в руины.

— Что вы думаете о судьбе так называемых «республик» – «ДНР» и «ЛНР»?

— Мне кажется, возможность вернуть эти территории обратно в Украину сильно снизилась. Я и раньше-то видел только военную возможность их возвращения. Я всегда считал, что война закончится только тогда, когда Украина поднимет свой флаг над Изварино и выйдет на свои прежние границы.

Но настоящей решимости воевать за эти территории я у Украины сейчас не вижу. Я не вижу тех темпов строительства армии, которые необходимы для того, чтобы вернуть эти территории под свой контроль. А разрыв экономических отношений означает, что «ДНР» и «ЛНР» прорастут в Россию. Их уже ничего не будет связывать с Украиной. И это, в конце концов, приведет к признанию этих непризнанных «республик» Россией, что, опять-таки, приведет к проведению открытой военной и экономической интервенции, а в дальнейшем, через какое-то время, и к включению их в состав РФ.

(Источник — Обозреватель)

ДМИТРИЙ БЫКОВ: Главная скрепа России

В Димитровграде Ульяновской области заключенные взбунтовались – якобы потому, что у них отбирают мобильники. Но трудно представить, чтобы за мобильники люди шли на массовое самоубийство – вспарывали животы и загоняли гвозди в горло.

Оно конечно, кому чужая жизнь – копейка, тому и своя не слишком дорога, но конфликт выглядит явно серьезней, чем стычка из-за бытовой техники. А с учетом сообщений Ильдара Дадина и многих других о регулярных избиениях, пытках и унижениях становится ясно, что в России повторяется явление, о котором много писали в девяностые: люди, которым нечего терять, первыми идут на массовый протест.
Читать далее ДМИТРИЙ БЫКОВ: Главная скрепа России

ЗОЯ СВЕТОВА: Солидарность как норма жизни

Во вторник 28 февраля ко мне домой пришли с обыском. Шесть сотрудников ФСБ и два следователя СК РФ. Их визит затянулся на десять часов. Официальная причина — постановление судьи Басманного суда Ленской от 18 января 2017 года, которая разрешила провести обыск в «целях отыскания и изъятия документов и информации, содержащей сведения о получении от организаций с названием Palmus Foundation, Khodorkovsky Foundation, Corbiere Trust, Rysaffe Trustee Company(C.I.) Limited и расходовании денежных средств, ….. содержащих сведения о противоправной деятельности, сведений о лицах, причастных к совершению преступления, переписки с Ходорковским М.Б., Невзлиным Л.Б., Лебедевым П.Л., Брудно М.Б., Дубовым В.М. и другими лицами, входящим в состав организованной группы, совершавшей под руководством Ходорковского М.Б. хищения и легализацию….»

Достаточно сказать, что ничего подобного в моем доме не нашли. И не могли найти, поскольку ни с кем из перечисленных людей я в переписке не состою, кого-то из них я видела на судебных заседаниях, о ком-то слышала, о ком-то лишь читала в газетах.

Мне трудно представить, что следователь СК РФ Руслан Нигматуллин, который расследует дело № 18/41-03, не знал, что у меня дома нет тех самых документов, которые указаны в постановлении Басманного суда.

Тогда логический вопрос: зачем проводить обыск в квартире, в которой вы заведомо не найдете то, чего ищете?
Читать далее ЗОЯ СВЕТОВА: Солидарность как норма жизни