Архив рубрики: СТРАНА И МИР

Блог Юрия ФЕДОРОВА: Трамп, Маркс и геополитика

Речь Трампа в Варшаве напомнила малоизвестную российскому читателю речь Карла Маркса, произнесенную 150 лет тому назад, в январе 1867 года. «… Для Европы, — заметил он, — существует лишь одна альтернатива: либо возглавляемое московитами азиатское варварство обрушится на нее подобно лавине, либо она должна восстановить Польшу и, таким образом, оградить себя от Азии стеной из двадцати миллионов героев».

Я не думаю, что президент Трамп читал речи основоположника марксизма. Но геополитическая логика подсказала и тому, и другому одну и ту же простую мысль: безопасность Европы, а сегодня и всего евроатлантического пространства, зависит от того, насколько эффективно защищены от военно-политического давления с востока страны Центрально-Восточной Европы.

В 1945 году западные отцы-основатели «ялтинско-потсдамской системы» пренебрегли этой стратегической максимой, получив в результате «холодную войну» и советские танковые армии в центре континента, готовые за несколько дней выйти к Пиренеям и Ла-Маншу.
Читать далее Блог Юрия ФЕДОРОВА: Трамп, Маркс и геополитика

Александр ХОЦ: Варшавская речь Трампа — ответ Путину

Не прошло и десяти лет, как Соединённые Штаты ответили на тезисы «мюнхенской речи» Путина, выбрав для этого символичное место, один из «антироссийских» центров мировой политики — Варшаву.

Трудно избежать искушения и сравнить претензии России к Западу, высказанные «на заре» путинизма, — с ответами американского президента — «на закате» путинской политики.

Сравнения впечатляют ещё и потому, что минувшие десять лет ясно обозначили результаты нео-имперской политики Путина, пожелавшего реанимировать в конфронтации с Западом советский политический стиль.

Претензии России 2007 года заключались (в целом) в трёх пунктах, ставших основой анти-западной философии.

1. Однополярный мир — неприемлем для РФ.

2. Правовая система Запада и США вышли за национальные пределы и навязывают миру свою логику.

3. Обещание НАТО не расширять альянс, двигаясь к границам РФ, нарушено и Россия вынуждена думать об обороне.

Разбираясь в деталях претензий, можно выделить главное: речь шла об имперском комплексе неполноценности, основанном на ценностном (прежде всего) разрыве с Западом, и уже во вторую очередь — на геополитике.
Читать далее Александр ХОЦ: Варшавская речь Трампа — ответ Путину

Игорь ЯКОВЕНКО: Сталинский курс российского права

93 года назад, 17.06.1924 года в здании, которое сегодня занимает Московская государственная юридическая академия (Москва, Садово-Кудринская,9)  выступил Иосиф Сталин. Это был доклад об итогах 13-го съезда РКП (б) на курсах секретарей укомов при ЦК РКП(б).

Это событие настолько запало в душу ректора МГЮА Виктора Блажеева, что он велел завхозу юридической академии немедленно спуститься в подвал и отыскать там мемориальную табличку, которая пылилась в этом подвале более 60 лет. С той поры, когда бывший хозяин этого здания, ректор ВПШ при ЦК КПСС, велел своему завхозу отодрать эту табличку в связи с решениями 20-го съезда КПСС. Решения эти наиболее точно сформулированы поэтом Галичем в «Поэме о Сталине»: «Оказался наш Отец не отцом, а сукою». Завхоз ВПШ был человеком опытным и сообразительным (других не держали), а посему решил табличку не выбрасывать, а припрятать. Вдруг пригодится. Пригодилась. Через 61 год, когда и партии той не стало, и вместо ВПШ в здании на Садово-Кудринской, 9 обосновалась юридическая академия. Читать далее Игорь ЯКОВЕНКО: Сталинский курс российского права

В России заблокировали доступ к официальному сайту президента Макрона

Елисейский дворец

В России ряд операторов заблокировал доступ к видео на сайте Елисейского дворца с совместным заявлением президентов Франции и Украины, сообщает «Эхо Москвы».

На совместной пресс-конференции с президентом Украины Петром Порошенко, президент Франции Эммануэль Макрон заявил, что агрессором на востоке Украины выступает Россия. Он также сказал, что присоединение Россией Крыма является незаконным. Читать далее В России заблокировали доступ к официальному сайту президента Макрона

Испанскому режиссеру запретили снимать фильм в России

Фернандо Гонсалес Молино

В Нижнем Новгороде задержали участников испанской съемочной группы, в том числе известного режиссера Фернандо Гонсалеса Молину. Их оштрафовали за нарушение миграционного законодательства. Об этом сообщает «Интерфакс-Поволжье» со ссылкой на адвоката Алексея Ветошкина. Читать далее Испанскому режиссеру запретили снимать фильм в России

Прокуратура Петербурга требует признать запрещенной книгу польского публициста

Прокуратура Петербурга обратилась в суд с требованием признать книгу польского политика и публициста Яна Новака-Езераньского «Восточные размышления» запрещенной на территории РФ. Об этом сообщает «Росбалт» со ссылкой на пресс-службу правозащитной организации «Команда 29». Читать далее Прокуратура Петербурга требует признать запрещенной книгу польского публициста

Игорь ЯКОВЕНКО: Официоз становится все более смешным

Про хорошее. В результате протестной акции 12 июня оппозиции удалось пробить еще одну брешь в обороне официоза. Снято табу на упоминание имен оппозиционеров в главных информационно-аналитических программах. До этого лидеры протеста появлялись только в специальных изделиях, изготовленных в мрачных, пропахших кровью,  подвалах НТВ, в которых эти лидеры изображались либо с гитлеровскими усиками, либо без одежды. И вот теперь в главном путинском официозе, в программе «Вести недели» от 18.06.2017, Дмитрий Киселев, хоть и скривив губы от отвращения, но все же произносит имя Навального, а также цитирует «скандально известного профессора Зубова» и вспоминает сидящего в тюрьме «революционера Удальцова». Навальному удалось навязать свою повестку путинскому официозу. И это хорошая новость. Читать далее Игорь ЯКОВЕНКО: Официоз становится все более смешным

Виталий ПОРТНИКОВ: Не валяй дурака с Америкой

Кремль оказался перед реальной перспективой новых американских санкций, куда более серьезных, чем прежние, — можно сказать, катастрофических для российской энергетики. Эти санкции отличаются от предыдущих тем, что американцы, похоже, не собираются согласовывать их с европейцами и соглашаться, что расчеты Германии или Австрии на плодотворное сотрудничество с «Газпромом» должны быть выведены за скобки показательной порки московского хулиганья. Американцы не могли не предвидеть европейского неудовольствия, но махнули на него рукой. Так что это новый сезон для Путина. Сезон охоты.
Читать далее Виталий ПОРТНИКОВ: Не валяй дурака с Америкой

Андрей МАЛЬГИН: Обновленный RTVI — попытка повторить «Эхо Москвы» в телевизионном варианте?

Включил «обновленное RTVI». Длиннейшее ток-шоу. Увы, 99-процентная копия Соловьева-Киселева. Позвали бедного Орешкина и напали со всех сторон: Клинцевич, Затулин, Чепа Майамский. Включали Вашингтон, где на несколько секунд давали слово американцам. Выглядело это так: пол-экрана говорящий американец, пол-экрана гомерически хохочущий либо Чепа, либо Затулин, либо Клинцевич.

Никакая дискуссия тут возникнуть не могла, она и не возникла. Одна сторона (три толстяка) с важным видом изрекала истины и, не желая слушать другую сторону, демонстративно хамски хохотала в лицо: какие же вы идиоты типа. Насмешили вашими смешными санкциями, да что вы о себе думаете. Читать далее Андрей МАЛЬГИН: Обновленный RTVI — попытка повторить «Эхо Москвы» в телевизионном варианте?

ВИТАЛИЙ ПОРТНИКОВ: Мы здесь власть

Когда я наталкиваюсь на сообщения о том, как организаторы оппозиционных митингов в День России ведут переговоры о месте и времени их проведения, я невольно вспоминаю юмореску израильского писателя Эфраима Кишона, красочно описывавшего, как местный бюрократ проводит бесконечные консультации с захватившими заложников террористами – разумеется, с соблюдением всех необходимых формальностей – и доводит своих конфидентов до белого каления, так что им уже не нужны ни заложники, ни деньги, ни выполнение политических требований. Российская власть тоже относится к своим гражданам как к террористам, когда они хотят куда-то там выйти и пошуметь, и в результате даже самая маленькая уступка начинает казаться самой большой победой.

Мне непонятен этот страх власти перед гражданами. И не потому, что мне вообще непонятен страх перед демократией, а потому, что я отчетливо осознаю, что российскому руководству в любом случае нечего бояться. По крайней мере в этот День России.

Российское руководство отравлено страхом перед Майданом. Но таким же страхом перед Майданом отправлено и российское общество. Майдан в российском понимании – хаос и деконструкция. Хорошо помню, как после победы украинского Майдана 2013–2014 годов один из российских «либеральных» публицистов, долгие годы зарабатывавший деньги в Киеве, а затем переметнувшийся на западные хлеба, самодовольно писал: россияне выиграли, а украинцы проиграли. Потому что россияне не пролили кровь и остаются в рамках «легитимности». А украинцы пролили и легитимность поставили под сомнение.

В этом тезисе, который могут разделять многие искренние сторонники демократического выбора и друзья Украины, нет понимания самого главного. Майдан – он как раз не про кровь, он про легитимность. Оба украинских Майдана смогли состояться и победить именно потому, что у протестующих была база представительства в украинском парламенте. Партия Виктора Ющенко «Наша Украина» вообще выиграла парламентские выборы накануне Майдана 2004 года. Украинская оппозиция в 2013 году – это не несколько депутатов, а почти половина Верховной Рады. Граждане знают, что их есть кому представлять во время переговоров с властью, и это не какие-то проходимцы и самозваные митинговые ораторы, а те, за кого они голосовали совсем недавно или относительно недавно. Именно поэтому сразу же после начала обоих Майданов запускался механизм консультаций и круглых столов. Леонид Кучма готов был играть по этим правилам – и остался в политике. Виктор Янукович хотел эти правила имитировать – и оказался в Ростове. Но суть происходящего в Украине от этого не меняется. Майдан – это народное продолжение украинского парламентаризма даже тогда, когда самим гражданам хочется восстания, а не выборов. И коллизия, в конце концов, развязывается именно в парламенте.

Ничего подобного в России нет и не может быть, потому что в этой стране почти с самого ее появления на политической карте мира взят курс на имитацию парламентаризма. Большевики разогнали избранную народом «Учредилку» и заменили ее картонными съездами Советов, а потом псевдопарламентом с ударниками производства и «всесоюзным старостой» Михал Иванычем. Демократ Борис Ельцин разогнал избранный народом съезд депутатов и заменил его Думой, после Крыма окончательно выродившейся в какую-нибудь Народную палату ГДР, – имитационная партия власти, несуществующая оппозиция, обученные депутаты, послушно выполняющие директивы кураторов из президентской администрации. Такой парламент никого не представляет. Люди, которые выходят на улицы в Москве и других городах России, не могут рассчитывать на переговорный процесс с властью. Этот процесс должны возглавить те, за кого они не голосовали, – но у каждого протестующего свои представления о легитимности тех, кто оказывается во главе митинга. Польский путь – когда во главе протеста оказывается организация «Солидарность» – россиянам тоже заказан. «Солидарность» могла возникнуть только в монопольной государственной экономике. Эпоха стачек давно прошла.

Украинцы нередко удивляются тому, что россияне просто выходят на митинги и расходятся – такой инструментарий давления на власть имеет смысл только в классической демократии, когда настоящие партии боятся поражения на настоящих выборах. Но ответить себе на вопрос – а зачем, собственно, россиянам оставаться? – тоже непросто. Я хорошо помню дни Майдана, когда не было никакого политического процесса и протестующие в буквальном смысле слова не знали, что им делать на площади. Власть, собственно, на это и рассчитывала – что она не будет разговаривать с Майданом и «пересидит» протестующих. Но у парламентской оппозиции в такой ситуации нет никакого другого выхода, кроме как подталкивать власть к переговорам, потому что от этого зависит ее собственное политическое выживание, от этого зависит, будут ли за нее голосовать на следующих выборах.

Именно поэтому украинцы – что в парламенте, что на улице – действительно могут сказать о себе «мы здесь власть». А россияне о себе этого сказать не могут – даже когда их много, очень много на любом из митингов.