ВИКТОР ДАВЫДОВ: О чем рассказывает Список политзаключенных

Онлайновое издание «Новая Хроника текущих событий» выпустило очередной Список политзаключенных Российской Федерации. Предыдущий выпуск был в марте, так что есть возможность сравнить, и лучше всего картину происходящего в стране описывают цифры. В августовском списке 217 человек, в мартовском их было 181 — рост на 20% (в октябрьском было 114, увеличение почти вдвое за неполный год).

С учетом людей, исключенных из списка по разным причинам (окончание срока, амнистия, получение политического убежища за границей и пр.), новые дела были возбуждены против 61 человека, то есть в среднем каждый месяц под молоток репрессий попадают 12 человек. Средний срок лишения свободы по приговорам также вырос — с 5 лет 10 месяцев до 6 лет 2 месяцев (в прошлом октябре он был 4,5 года).

Еще одно сравнение — историческое. В последнем списке советских политзаключенных, составленном правозащитником Кронидом Любарским перед «горбачевской амнистией» (1986 год), было чуть более 280 имен. Однако сравнивать напрямую некорректно: в списке Любарского были представлены политзеки со всего СССР, а значит, по числу политзаключенных на душу населения Путину уже легко удалось перескочить советскую планку.

На более глубоком уровне за цифрами скрываются еще более интересные процессы. В том же 1986 году в СССР прошел последний процесс, на котором человека осудили «за разговоры». Рижанин Михаил Бомбин поспорил с попутчиками в поезде на тему войны в Афганистане — и на вокзале в Москве его уже встречали агенты КГБ. С тех пор никого «за разговоры» в стране не судили. Не судили до нынешнего года, пока крымчанин Мустафа Ягъяев не выразил несогласие с аннексией Крыма с беседе с сотрудницами бухгалтерии. Суд легко обнаружил в речах Ягъяева «разжигание межнациональной розни» и выдал ему условный срок с запретом «заниматься деятельностью, связанной с передачей и распространением любой информации» — то есть формально Ягъяеву запретили впредь вообще открывать рот. А житель Старой Руссы Антон Изокайтис был осужден за разговоры, которые вел с полицейскими, которые в новогоднюю ночь привезли его в отделение с улицы. Нетрезвый монолог Изокайтиса в «обезьяннике» потянул на два года колонии-поселения.

Ощущение «машины времени» становится еще более явным при ознакомлении с другими делами. В 1978 году двое жителей Куйбышева были осуждены за попытку подорвать бюст министра обороны Устинова. Их судили за «диверсию». А крымских узников Афанасьева, Кольченко и Сенцова суд приговорил уже за «терроризм» в составе «террористической группы». И «терроризм», и дикие срока приговора вызывают еще более давние ассоциации — со сталинскими процессами, где не мелочились и выдавали по 10-20 лет за те же мифические «терроризм» и «шпионаж».

«Шпионы» в новом списке также представлены изобильно. Это вообще новая после сталинских времен категория политзаключенных. Они не были оппозиционерами или гражданскими активистами и даже не делали перепостов в соцсетях. Вполне лояльные и благополучные интеллигенты в одно неприятное утро просыпались от звонка в дверь и узнавали, что стали подозреваемыми в «государственной измене». Как им удалось «изменить», не всегда даже точно известно: эти дела засекречены, информация о них обычно отрывочна. Известно, что радиоинженер Геннадий Кравцов отправил имейл со своим резюме в шведскую фирму — и этого оказалось достаточно. Питерские ученые Валентин Афанасьев и Святослав Бобышев сотрудничали с китайской фирмой — вполне открыто, по официальному контракту, и вся передаваемая китайцам информация визировались ФСБ. Вдруг, как по взмаху волшебной палочки недоброй феи, задним числом эта информация оказалась засекреченной — а Бобышев и Афанасьев получили по 12 лет лагерей. Шестидесятидвухлетний Бобышев там и находится до сих пор, Афанасьев уже умер.

«Машина времени» двигается еще дальше вглубь истории. Политические дела в позднем СССР обычно заканчивались приговором к лишению свободы. Однако так было не всегда: в 1920-е годы, еще до ГУЛАГа, «контрреволюционеры» обычно сначала получали «минус» — запрет на жительство в крупных городах. Через несколько лет их переводили еще дальше, потом в ссылку, еще через какое-то время сажали, 1937 год мало кто из них пережил. Происходило то, что Солженицын назвал «большим пасьянсом» — людей, как карты, перекладывали из одной колоды в другую, пока, наконец, пасьянс не складывался — и все «карты» не летели под стол.

В сегодняшних дела заметно значительное число приговоров к условному лишению свободы. И снова кто-то раскладывает «пасьянс»: эколог Евгений Витишко получил условный срок, но через какое-то время оказался в колонии-поселении, осужденному в апреле 2014 года краснодарскому профессору Михаилу Савве весной этого года суд заменил условный срок на реальный. Хорошо что Савва успел к тому времени скрыться за границу, где попросил политического убежища. «Надеяться на правосудие в современной России — это достаточный признак слабоумия. Я уехал», — так очень доходчиво объяснил он свой поступок.

За вычетом дел блогеров, использовавших в «преступных целях» интернет, которого в СССР не было, все прочие дела точно укладываются, как на полочку, в традиции советской юстиции. За распространение листовок под уголовное дело попала жительница Таганрога Лиза Цветкова, за отказ от службы в армии — контрактники майкопской части 22179 (в списке только пять их имен, хотя, по информации «Новой газеты«, таких дел в этой части может быть 23), уже второй год под уголовным делом ходят члены общины свидетелей Иеговы из Таганрога. Все эти люди точно также могли бы стать и «клиентами» КГБ СССР. В 1980-е годы в СССР сажали безобидных кришнаитов — сейчас ожидает суда последователь китайского эзотерического учения фалуньгун из Ижевска.

Точно так же, как в СССР, прогрессирует степень юридического абсурда. По «делу бейсджамперов» прокурор затребовал по три года лагерей всем пяти подсудимым, которые, по версии обвинения, «будучи мотивированными политической ненавистью», спрыгнули с высотки на Котельнической набережной. Кафка рыдал бы от зависти — мем «прыгать с крыши из ненависти» даже его мрачная фантазия не могла бы изобрести.

Еще одна характерная примета времени: все чаще исходной точкой уголовных дел становятся доносы. Их пишут православные фундаменталисты, функционеры «Единой России», по старой привычке пишут коммунисты и даже простые бухгалтерши, которые посадили Ягъяева. На следствии по делу бывшего нацбола Дмитрия Бычкова инкриминирующие показания дали его соратники — причем из чисто идейных соображений: Бычков разошелся с «линией партии» по вопросу войны с Украиной.

И совсем зловещей новацией стало появление во многих делах «секретных свидетелей» — или попросту говоря, сотрудников ФСБ: их показания по определению опровергнуть невозможно.

Список политзаключенных — это точный градусник, который определяет состояние «организма» страны. Мы просыпаемся утром, пьем кофе, едем на работу, проводим вечера с семьей или друзьями, и кажется, что жизнь проходит если не совсем счастливо, то хотя бы спокойно. Но, как писал Солженицын о другом времени, «в обернутой дали 1927 год воспринимается нами как беспечный сытый год еще необрубленного НЭПа». А оттуда до процессов «вредителей» оставались считанные месяцы, и тогда же начинают ссылать историков и биологов, сажать сионистов, чуть позже — экономистов, которых будут «рассовывать» по разным процессам и мифическим «партиям», а после убийства Кирова всю страну накроет мрак большого террора. Точно такой же поворотной точкой может оказаться и 2015 год.

Полных исторических аналогий не существует, и пока снова не опустился «железный занавес», мы находимся в сравнительной безопасности. Надо признать, что сегодня мы пользуемся такой свободой, какой у граждан СССР не было никогда. Но ведь и 1920-е годы были самой «свободной эпохой» той страны.

Однако, как и в 1920-е годы, в самой стране сегодня нет сил, которые могли бы остановить разгоняющийся маховик репрессий. А это значит, что никто не гарантирует нам безопасности в ближайшие годы. Более того, в отличие от СССР, где внесудебное насилие было редкостью, мы каждую неделю читаем о нападениях на вроде бы неприметных гражданских активистов, заканчивающихся иногда тяжкими телесными повреждениями. Это еще один красный флажок, который должен сигналить каждому, что отсидеться на диване, возможно, и не получится.

Просыпаясь каждое утро, мы привычно ждем безрадостных новостей, вызывающих у кого ярость, у кого депрессию. Это объяснимая, хотя, наверное, и чуть подростковая реакция: время паниковать еще не пришло. Однако это самое время составлять планы. План А: «Что я могу сделать, чтобы помочь репрессируемым? Что я могу сделать, чтобы притормозить несущийся к пропасти вагон?» И план Б: «Что делать, если…»

Возможно, это самый главный мессидж, который несет в себе список политзаключенных. Для каждого.

 

(Специально для (с) Грани.ру.  Зеркало в РФ — http://anonymouse.org/cgi-bin/anon-www.cgi/http://grani.ru/blogs/free/entries/244026.html

Доступ к сайту заграницей — http://grani.ru/blogs/free/entries/244026.html)

Поделиться в соцсетях

План Милонова: всех геев выселить из РФ, показ фильма запретить

Виталий Милонов
Виталий Милонов

Депутат петербургского Заксобрания Виталий Милонов, известный своими радикальными действиями и призывами в адрес ЛГБТ- сообщества, проявил себя на ниве «борьбы с терроризмом».  Поводом стал планируемый показ фильма Олега Сенцова «Гамер».

Как сообщил депутат РСН: «Я считаю, что это наглая и циничная выходка, проспонсированная теми людьми, которые хотят освободить от любой ответственности террориста Сенцова. Вся цепочка бандитов, вся цепочка нацпредателей будет выведена на чистую воду, и за свою свиную шкурку они будут вытянуты на свет божий и наказаны».

В интервью Милонов также предложил выселить из РФ всех активистов ЛГБТ. По словам депутата, «У нас было несколько активно склоняющих (к гомосексуализму). Один уехал в Израиль, другая в Испанию, третий еще куда-то. Я на карте мира расставляю флажки — кто дальше улетит», — заявил депутат.

3 сентября в киностудии «ЛенДок» в Петербурге пройдёт открытый показ фильма «Гамер», снятый украинским режиссёром Олегом Сенцовым. В пресс-службе киностудии заверили, что демонстрация ленты не имеет политической подоплёки. При этом на официальном сайте «ЛенДока» бесплатный показ ленты Олега Сенцова не анонсирован. Информацию о сеансе можно найти только на страницах киностудии в соцсетях.

Россиянин Андрей Разумов признан виновным в наемничестве для «Правого сектора»

Александр Разумов
Александр Разумов

По информации правозащитного ресурса Медиазона, прокурор запросил Мосгорсуд приговорить к 8 годам заключения Александра Разумова, обвиняемого в том, что он проводил в РФ вербовку в вооруженные части «Правого сектора».

Ранее, 26 августа был опубликован обвинительный вердикт присяжных: «Разумов склонял двух своих знакомых полицейских, обладающих навыками владения оружием и спецсредствами, к участию в вооруженном конфликте на территории ДНР и ЛНР на стороне Украины. Он обещал им ежемесячное пособие и дополнительные выплаты в случае уничтожения противника», — говорится в документе.

Гражданину Росссии Александру Разумову было предъявлено обвинение по ст. 282 УК РФ (возбуждение ненависти либо вражды) и 359 УК РФ (наемничество). Обвинение в экстремизме Разумову предъявлено за публикации на странице «ВКонтакте». Сам он вину не признавал.

Однако, обвинение полагает, что Александр Разумов посетил территорию Украины именно с целью подготовки в организации «Правый Сектор».

Разумову 36 лет, до ареста он жил в Зеленограде — эксклаве столицы на территории Подмосковья. Окончил Московскую финансово-юридическую академию. Был членом Московской городской народной дружины; состоял в ней с 2002 года. Как дружинник был знаком с зеленоградскими полицейскими, привлекался уголовным розыском в качестве понятого.

Приговор будет вынесен 7 сентября.

Смерть редактора крымского новостного сайта

Ирина Осташенко
Ирина Остащенко

В Севастополе скончалась редактор сайта «Информер» Ирина Остащенко, получившая в апреле тяжелые травмы головы в результате нападения неизвестных.

Выпускающий редактор сайта «Информер» Ирина Остащенко была госпитализирована в больницу Севастополя 9 апреля после жестокого нападения неизвестных. У нее были зафиксированы рубленая рваная и скальпированная рана лобной и теменной части головы. Ей была проведена операция, и через какое-то время она пришла в сознание. Тогда близкие и коллеги Ирины сообщили, что женщину ударили по голове в подъезде собственного дома.

Нападение на Ирину Остащенко связывают с ее профессиональной и общественной деятельностью. По словам коллег, Ирина активно занималась фактами незаконного строительства не только в рамках издания, но и как общественный деятель и член инициативной группы «Солнечый Херсонес». Такая позиция особенно стала небезопасна после смены статуса полуострова. Похищения крымскотатарских активистов происходят регулярно, в марте на полуострове пропал отец политзаключенного Александра Костенко.

 

 Поделиться в соцсетях

АРКАДИЙ БАБЧЕНКО: Мне некуда и некому больше писать

Приходят мне постоянно петиции, с просьбой распространить информацию о горящем Байкале, донести её до страны и вообще как-то помочь с тушением. Все они написаны в риторике — Владимир Владимирович, мы за Вас, почему Вы нас не слышите? И где журналисты, почему они не помогают донести информацию?

Ок, ребят. Ладно. Я журналист. Давайте я вам помогу.
У меня достаточно подписчиков, я распространю информацию, открою счета и начну сбор средств на помощь погорельцам, закупку всего необходимого и организацию волонтерских отрядов…

А, нет, стоп. Я ж национал-предатель. У меня же пей-пал и киви заблокированы. Попал я под каток во время кампании по борьбе со сбором средств Алексеем Навальным на свой фонд. Помните, как тогда с краудфандингом боролись? Ну, так это я еще легко отделался. Так что, ребят, краудфандинг в России то ли запрещен, то ли почти запрещен, кошельки у меня заблокированы, сбор средств вам на помощь я организовать не могу. Во-первых, банально некуда, а во-вторых, не хочу я за это дело, как Константин Янкаускас год под домашним арестом просидеть.
Так, что же делать…

А! Ну конечно!
Евгения Чирикова !
Вот кто вам поможет! Вот кто у нас все знает про лес, умеет его отстаивать, имеет свою гражданскую позицию, собаку съел на экологии, масса международных премий, масса связей и выходов и вообще.
Пишите Жене! Она точно поможет.
А, нет, стоп. Не поможет. Женя же беженец теперь где-то в Прибалтике…
Так, дайте-ка подумать.

А! Ну конечно! Евгений Витишко!
Пишите Витишко! Он тоже про лес все знает, эколог с международным именем, гражданский активист, он точно поможет.
А, нет, стоп. Витишко же в тюрьме. Посадили как раз за лес и экоологию…
Так, а что же тогда?

А, ну да! Сурен Газарян ! Друг и соратник Витишко, эколог, защитник леса! Он знает, что делать! Он поможет! Ему пишите!
А, нет, стоп. Сурен же тоже беженец теперь….
А, вот, придумал! Конечно же! Denis Sinyakov! Штатный фотограф «Гринписа» же! Все пожары, природные бедствия, протесты, волонтеры — его стихия. Он точно информацию разнесет. Вот к кому вам надо.
А, нет, стоп. Денис же после того, как два месяца на киче просидел после протестов на «Приразломной» — в город-герой Стокгольм же переехал… Да и вообще «Гринпис» у нас не в почете нынче как-то — печеньки Госдепа, иностранные агенты, все такое. Нет, Григорий Куксин там пытается тушить что-то со своей командой, со всеми пятью человеками, но это как бы все пока.

А! Митя же! Митя Алешковский! Вот кто умеет! Вот кто знает, что и как надо делать! Вот кто организовал сбор и отправку гуманитарки в Крымск — фурами, колоннами, вот с кем мы были в Благовещенске, вот кто собаку съел на помощи людям во время ЧС и организации волонтерских движений!
А, нет, стоп. Митя же сейчас детский хоспис пытается построить. Вместо государства нашего, ага. Да-да, в России в двадцать первом веке за Уралом нет ни одного детского хосписа. Так что если Митя сможет разорваться, может, он и займется еще и Байкалом, но не думаю.

А! Павел Шехтман! Вот кто лез под все гусеницы всех бульдозеров на всех сносах исторических зданий! Вот кто дрался в Химкинском лесу! Вот кто…
А, нет, стоп! Паша же беженец в Киеве.
Айдер Муждабаев? Зам главного редактора газеты с тиражом в три миллиона? Точно! Вот кто поможет!
А, нет. Не поможет. Айдер там же — крымский татарин, политэмигрант в Киеве, разгромленный крымскотатарский телеканал пытается возродить.

Так, кто еще… Алена Попова? Ольга Романенко? Kseniya Vasilchenko? Артём Айвазов? Матвей Крылов? Все те мои знакомые волонтеры, с кем я ездил и в Крымск, и в Благовещенск, и в Мордовию? Не знаю. По-моему, они выгорели. По-моему, с ними произошло ровно то же самое, что и со мной — не горят люди уже желанием рвать за страну заднюю мышцу, душу и здоровье. Не поедут они уже за свои деньги тушить ваши леса.
Да и вообще — закон о волонтерах, ФСБ, все дела. Посадят еще за это дело. На фиг надо.

Может, просто написать, чтобы люди по своей инциатве ехали? А что, страна у нас нефтяная, топлива завались, авиапромышленность есть, никакой федерализации не наблюдается, один центр, одна вертикаль, один госмонополист на авиарынке. Сел да полетел. В чем проблема-то.
А? Что? Сколько-сколько билет до Иркутска стоит? Вы че там, ваще с Луны упали что ли… Да, наверное, вряд ли кто полетит…
Так. Черт. К кому бы вам обратиться-то в итоге, друзья мои. Кто бы мог о вас рассказать-то. Кому бы вам написать, чтобы вам помогли-то.

Армия? Она в полях под Украиной. Уральским казакам? в Донецке. Борису Немцову, который в Иркутске митинг в защиту Байкала устраивал? Убит. Навальному? У него брат в заложниках, ему не до этого. Илье Пономареву? Беженец в США. Дмитрию Зимину? Он разгромлен. Лента.ру? Разгромлена. «Коммерснат», «Газета», НТВ, ОРТ? Выкуплены или разгромлены. «Грани»? Заблокированы. «Еж»? Заблокирован. «Медуза»? За границей. Рустем Адагамов? Беженец. Андрей Миронов? Погиб под Славянском. Все мои знакомые спецкорры и фотокорры? С Донбасса не вылезают.

Может, сам Путин? Президент страны, которая вот прям сейчас, вот этот вот момент, горит и тонет?
Он в спортзале чай пьет. Фотосессия у него. Не до вас.
Ну вот и все, вроде.
Некому писать-то, ребят.
Пока вы молчали, пока ваша хата с краю была, пока приходили не за вами, пока «я не интересуюсь политикой», пока рейтинг восемьдесят шесть процентов — все — ВСЕ! — мои знакомые, кто мог бы вам помочь — либо эмигрировали, либо сидят, либо убиты. Мне некуда и некому больше писать.
Ну, что вам сказать. Пишите боевым бурятам Путина.
Или лучше сразу в кингу рекордов Гинесса.
Других вариантов не осталось, по-моему.
Пламенный привет от независимой журналистики, свободы слова, оппозиции и гражданского общества.

(Страница Аркадия Бабченко в ФБ)

Поделиться в соцсетях

Время назад: портреты убийц в России множатся

Гимназия №5, г.Хабаровск
Гимназия №5, г.Хабаровск

Как сообщает хабаровский сайт Gubernia.com, в городской гимназии №5 открылся специализированный класс , где дети будут изучать историю и культуру КНДР.  По этому случаю в школе в один ряд с портретом Президента Путина были вывешены портреты лидеров Северной Кореи.

Портреты Сталина уже стали привычным на улицах российских городов, в Крыму на празднование 9 мая портрет Сталина был установлен у меморила Неизвестного солдата.  В Новосибирске и Омске по городу ездили автобусы с изображением Сталина.

Омск
Омск

 

Новосибирск
Новосибирск

Популярностью пользуется не только Сталин, но и его соратники по «расстрельной команде»: так портрет Берии вывешен в кабинете начальника Мурманского СИЗО.

Отвечая на запросы населения, китайский онлайн магазин aliexpress предлагает российским клиентам широкий ассортимент портретов Сталина по цене от $5 до $140 за штуку.

 

Поделиться в соцсетях

Задержан защитник Немцова моста

Полиция демонтирует мемориал на месте убийства Бориса Немцова
Полиция демонтирует мемориал на месте убийства Бориса Немцова

Как сообщил на ствоей странице в ФБ активист Андрей Маргулев, он был задержан утром 1 сентября у мемориала на месте убийства Бориса Немцова.

Маргулев был доставлен в ОВД Китай-город, где на него был составлен протокол об организации одновременного массового пребывания, помешавшего движению пешеходов (соответствующая первая часть статьи 20.2.2 КоАП предусматривает наказание в виде штрафа до 20 тысяч рублей или ареста до 15 суток). По версии полиции, задержанный сидел на стуле с флагом Российской Федерации и читал стихи, а рядом с ним находились пять человек. Сам Маргулев подчеркивает, что дежурил один, флаг был прикреплен на стуле, а он сам прогуливался рядом.

По его словам, сотрудники полиции сначала собирались составить протокол по статье 17.10 КоАП (нарушение порядка официального использования государственных символов Российской Федерации).

Маргулев был задержан около 8:30 и провел в ОВД около двух часов, после чего его отпустили на свободу. В полиции ему сообщили, что дело будет рассматривать 11 сентября в 11:00 Тверской суд.

 Поделиться в соцсетях

Обвинение запросило для всех подсудимых «дела руферов» по 3 года лишения свободы

В ходе выступления сторон в Таганском суде Москвы по «делу руферов» обвинение запросило судью приговорить всех подсудимых к 3 годам лишения свободы. Исключение было сделано только для беременной Анны Лепешкиной: для Лепешкиной прокурор pfпросил также 3 года лишения свободы, но условно.

Всего по делу проходят пять человек: находящиеся под домашним арестом с 20 августа 2014 года Евгения Короткова, Александр Погребов, Алексей Широкожухов, Анна Лепешкина и заключенный под стражу в СИЗО Владимир Подрезов.

По версии обвинения, украинский руфер Кирилл Ушивец и Подрезов в ночь на 20 августа 2014 года проникли на крышу высотки на Котельнической набережной. Ушивец покрасил звезду и вывесил украинский флаг, Подрезов следил за обстановкой. В это время в здание прибыли бейсджамперы. После того как Ушивец и Подрезов ушли, они якобы дождались 7 с небольшим утра, «когда большое число граждан выезжает на работу», после чего, «будучи мотивированными политической ненавистью», спрыгнули со здания с парашютами.

Между тем 14 августа 2015 года Ушивец, вернувшийся в Украину, опубликовал на своем канале в Youtube видео, снятое после покраски звезды. На видео нет никаких признаков присутствия подсудимых. Во время следствия Подрезов дал показания против руферов, однако, выступая в суде, отказался от них, заявив, что оговорил спортсменов под давлением следователя. Еще один свидетель, давший показания против подсудимых – Кирилл Ишутин – находится в СИЗО, в отношении него вынесен приговор за хранение наркотиков (1 год и 1 месяц).

Приговор будет вынесен 8 сентября.

 

Поделиться в соцсетях

 

Новый проект помощи политзаключенным

Михаил Ходорковский, Алексей Навальный
Михаил Ходорковский, Алексей Навальный

Алексей Навальный и Михаил Ходорковский открыли новый проект, целью которого является помощь политзаключенным.  Сайт проекта Правозащита — https://pravo.openrussia.org/.

Программное заявление авторов проекта:

Уголовное преследование по политическим мотивам — это то, через что пришлось пройти нам обоим. Самые тяжелое переживание в этом опыте — осознание острой несправедливости происходящего и отчаяния от того, что тебе ничем нельзя помочь. К сожалению, в большинстве случаев все усилия по освобождению политзаключенных оказываются недостаточными: несправедливо обвиненные люди получают условные или реальные сроки, теряют здоровье, профессию, бесценные дни и годы жизни. Но это не значит, что этим людям совсем нельзя помочь.

Отстаивать свою правоту под давлением отлаженной репрессивной машины очень тяжело. В это время очень важно сохранять связь с семьей, родными, друзьями, чтобы не терять веру вернуться к нормальной жизни. Именно такую поддержку политзаключенные не всегда могут получить: например, семья не может себе позволить расходы на дорогу к месту заключения. Для разовой помощи в подобных ситуациях мы запускаем этот проект: обвиняемые по политически мотивированным делам смогут получить единовременную материальную помощь в размере 100 тысяч рублей.

Мы хотели бы помочь всем, но наши ресурсы ограничены. Поэтому мы сформировали экспертный совет, который поможет нам принять решение в каждом конкретном деле. Если вы или ваши близкие попали в беду за политический активизм, отстаивание прав или выражение гражданской позиции, расскажите нам об этом деле. Мы постараемся помочь.

Михаил Ходорковский
Алексей Навальный

 

Поделиться в соцсетях

БОРИС ВИШНЕВСКИЙ: Нас уже достало всех в этом августе от кафкианства

Только что вернулся с замечательного народного схода на Лахтинской 24 — где неизвестные вандалы сбросили барельеф Мефистофеля.

Собралось больше тысячи человек. Выступали без усилителей (никаких заявок никто не подавал — акция была стихийной), стоя на кухонной табуретке, которую принес из дома мой друг и коллега по «Яблоку», депутат Александр Кобринский.

Прекрасные, умные и добрые лица, и прекрасные, искренние, интересные выступления. Песни в исполнении Миши Новицкого, стихи в исполнении Дарьи Васильевой, и неповторимая атмосфера. Очень давно не видел такого.

Людей буквально «взорвала» эта, казалось бы, локальная история — и, как представляется, такой бурной реакции не ждал никто. Ни градозащитники, ни, как представляется, те, кто причастен к уничтожению барельефа.

Рассчитывали, что, как обычно, три градозащитника постоят в пикетах, два депутата напишут возмущенные запросы, пять СМИ об этом напишут — и все стихнет…

Оказалось — не так.

Оказался — эффект последней капли, переполнившей стакан. Эффект последнего градуса наклона, после которого центр тяжести выходит из площади опоры. Эффект маленького камешка, срывающего лавину.

Потому что уже «достало» нас всех в этом августе (да-да, опять август!) от кафкианства, на глазах делающегося былью.

То — сжигание «санкционных продуктов», то — цинично-стремительное освобождение по УДО мошенницы Васильевой, то — 20-летний приговор за «терроризм» режиссеру Сенцову, якобы за поджог подоконника в офисе крымских единороссов, то — угроза заблокировать Википедию, то — бодрые заявления министра иностранных дел о «приближающемся конце эпохи доминирования Запада» (именно так, судя по курсу в обменниках, этот конец мы себе и представляли)…

Такое впечатление, что количество абсурда превзошло некий предел. Некую «критическую массу».

При этом на истории с Мефистофелем — еще и ясный отпечаток нарастающего мракобесия, которое «достало» за последнее время очень и очень многих.

«Достало» то, что руководство РПЦ все больше напоминает Идеологический отдел ЦК КПСС.

«Достало» непрерывное шоу бесноватых фриков, прикрывающихся крестами и иконами, бегающих в поисках «чем бы еще оскорбиться», громящих выставки, сжигающих книги и срывающих концерты, и при том остающихся безнаказанными.

«Достало» то, что погромщиков прикрывают и им потакают, ищут у них «благие намерения» и призывают учесть их «оскорбленные чувства».

Чем они «оскорбятся» завтра — «Демоном сидящим» художника Михаила Врубеля? «Мефистофелем» скульптора Марка Антокольского? Обнаженной натурой в Эрмитаже? Самим фактом наличия тех, кто не верит в их богов, или верит в других, или верит не так, или не верит вообще? Может быть, пора напомнить, что закон в светском государстве должен защищать не чувства, а права? И напомнить уроки истории — где ясно написано, чем заканчивается (в том числе, в России) черносотенство?

…На сходе практически бы было провокаторов — всевозможные «молодогвардейцы», нодовцы, «народные соборы» и прочие псевдоправославные активисты попрятались по щелям, видя такое количество народу. Была одна неадекватная дама в начале — заявившая, что мы все безбожники, евреи и сторонники Америки, и какой-то персонаж в конце, кричавший, что мы тут, мол, «пиаримся», а сами «из другого района». Мы его уверенно послали. Куда — не скажу. Но туда, куда надо. И популярно объяснили.

Выступая, я сказал, что мечтаю о том, чтобы каждый случай вандализма, каждое разрушение наших памятников вызывали бы такую же реакцию. Чтобы мы так же стремительно и мощно вставали на защиту своего города. Кроме нас его беречь некому.

Надеюсь, что вандалы будут найдены и наказаны. Следы у полиции есть, надо пройти по ним — и установить виновных. Надо только постараться. Уверен: если бы кто-то написал на этом доме краской (что было бы таким же вандализмом, так как это памятник) какое-нибудь нехорошее слово в адрес Путина — его бы уже нашли и он бы уже сидел в СИЗО. Вот пусть ищут с таким же усердием.

 

(с) Сайт Блоги Эха Москвы